Ещё

Мебель эпохи идеологической оттепели 

Этот период обычно называют временем идеологической «оттепели» в Советском Союзе, что не могло не сказаться и на искусстве того времени. Искусствоведы подробно изучили этот феномен. Но одна из областей, а именно — авторские мебель и предметы интерьеров, до сих остается «тайной за семью печатями». Считается: какой там дизайн, если типовые квартиры обставлялись однообразной фабричной мебелью.
Даже на Западе, где мебель и предметы интерьера давно уже стали предметом коллекционирования, до последнего времени тоже не проявляли особого интереса к советскому дизайну. Интересовались и восхищались лишь русским авангардом 1920-х –1930-х годов. Но ведь это только начало истории, считают специалисты галереи «Эритаж».
Авангардисты и конструктивисты 1920-х выдвигали смелую идею: искусство должно проникать во все сферы жизни, окружать человека повседневно и ежечасно. Они проектировали фабрики и жилые кварталы, разрабатывали одежду и расписывали фарфор, сделали плакат средством массового общения.
Константин Родченко, например, спроектировал «Рабочий клуб» со всей обстановкой. Функциональность, естественность, рациональное использование пространства — вот основополагающие принципы того неосуществленного проекта. Архитектор Борис Иофан в начале 1930-х годов построил напротив Московского Кремля легендарный «Дом на набережной», призванный показать, как должны жить советские люди.
В мебельной мастерской по соседству со стройкой по эскизам архитектора создавались предметы обстановки новых жилищ: простые, удобные и, как бы сейчас сказали, натуральные — из мореного дуба. Одно из сохранившихся кресел из того дома привезли в Базель. Раритет уцелел случайно. Судьба мебели из «дома на набережной» чем-то похожа на судьбы его жильцов. Большинство стало жертвами сталинских репрессий, а новые хозяева заменили в своих квартирах авторскую мебель Иофана, отдав предпочтение стилю помпезного «сталинского ампира».
Тоталитарная идеология на двадцать лет вмешалась в развитие искусства. Но, как утверждает в интервью «Голосу России» консультант экспозиции в Базеле искусствовед Ольга Стругова, идеи советского дизайна 1930-х годов не исчезли, а были продолжены:
"В конце 1950-х годов с началом индустриального домостроительства опять стали востребованы простые вещи. Появляются образцовые квартиры, которые сдавались обставленные мебелью, чтобы приучить людей к новому стилю. Был основан Институт мебели, чтобы делать образцовую мебельную продукцию. Уже потом предметы интерьера шли в тираж, но с упрощениями — из других материалов, например. Ведь главное отличие авторской мебели — это материал. Образцовую мебель делали из орехового дерева. Это было дорого, в массовое производство шла другая древесина".
Бичом советского дизайна того периода была его практически полная анонимность. Авторские эскизы и образцы зачастую не хранили. Восстанавливать авторство помог ведущий советский дизайнер тех лет Юрий Случевский, который был прекрасно знаком с работами своих коллег и, по свидетельству Ольги Струговой, сам принял участие в выставке:
"Случевский, который до сих пор преподает, несмотря на солидный возраст, предложил для выставки два кресла — повторы с его вещей, сделанных в 1962 году в количестве 24-х экземпляров. Повторил по своим эскизам и даже подписал, вырезав ножом на дне свою монограмму. И когда вы смотрите на кресло Иофана и на то, что сделал Случевский, то сразу понимаете, что это просто продолжение того, что делали в начале 1930-х годов".
Представляя экспозицию The Avant-Garde and Post Avant-Garde in soviet design на международной ярмарке, кураторы галереи «Эритаж» надеются, что взаимосвязь между идеями советских дизайнеров и представителей русского авангарда 1920-х годов увидят коллекционеры, антиквары, специалисты — и не только они.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео