Ещё

Война за Пушкина 

— Слушай, а ты вообще знаешь, кто такой Пушкин?

Уличный продавец фруктов погрузился в размышления. Ранее он сказал мне, что слышал эту фамилию: «Кажется, учил в школе». Спустя минуту его лицо осветилось улыбкой.

— Вспомнил! Пушкин — русский парень! Родился у нас, в Аддис-Абебе!

«Он был лётчиком»

Вот уж действительно — согласно опросам 95% (!) граждан Эфиопии считают: место рождения великого русского поэта — именно в Африке. Хотя на самом деле Эфиопия — родина лишь прадеда Пушкина, Абрама Петровича Ганнибала, известного как «арап Петра Великого». Абрам появился на свет в 1697 году на севере страны — у местечка Лагон, в семье князя. В шестилетнем возрасте ребёнок был похищен во время набега турок. После его купил на невольничьем рынке русский посол в Турции Савва Рагузинский и забрал в Москву — для подарка царю. Пётр Первый крестил мальчика: тот сделался его любимцем, впоследствии дослужившись до звания генерал-аншефа Российской империи. А вот уже внучка «арапа», Надежда Осиповна Ганнибал, стала матерью Пушкина.

«В томленьях грусти безнадежной, В тревогах шумной суеты Звучал мне долго голос нежный И снились милые черты… » Нерода Г. В. «А. С. Пушкин». Бронза. Фото www.russianlook.com  Эфиопский кинорежиссёр Берхану Шиберу, учившийся в Москве, знает наизусть десятки стихотворений Пушкина. Он не устаёт декламировать их — чуть прикрыв глаза, с улыбкой на лице. Ранее Берхану переводил книги поэта на главный язык Эфиопии — амхарский, хотя признаётся: по-русски стихи звучат лучше.

«Так или иначе, даже на амхарском ощущается: Александр Сергеевич — великий поэт, — смеётся Шиберу. — Прочтёшь нашей женщине «Я помню чудное мгновенье» — и она тут же млеет». В Аддис-Абебе имеется и площадь Пушкина… Однако, приехав туда, я не нашёл памятника с бакенбардами. Бронзовый бюст поэта перенесли — теперь он стоит возле Национального музея Эфиопии, а здесь через год планируют воздвигнуть скульптурную композицию: Пушкин в полный рост смотрит в лицо своему прадеду Ганнибалу. На площади просят милостыню нищие. Спрашиваю их про Пушкина. «А, он наша гордость. Русский генерал, служивший в Эфиопии. Кажется, был лётчиком. Только не знаем — православный или мусульманин».

«Вот уже длительное время Пушкин является объектом политического скандала, — рассказывает сотрудник музея Гиоргис Дебре. — Ведь местность Лагон и река Мареб, на чьих берегах родился Ганнибал, — ныне граница Эфиопии с новым государством Эритрея. Тамошние культурные деятели объявили: Александр Сергеевич — их соотечественник. Вышла книга с названием «Эритрей ские корни Пушкина», местные литературоведы привели доводы, что поэт — эритреец, а не эфиоп. Отношения накалились, когда наш министр культуры сделал заявление: «Мы не позволим менять Пушкину паспорт!» В итоге, когда в 1998 году (совсем по другому поводу) началась война между Эфиопией и Эритреей, остряки назвали конфликт «пушкинской битвой». Шутки шутками, но недавно в эритрейской столице Асмэре поставили свой памятник Пушкину. И это привело эфиопов в ярость: у нас отбирают право называться родиной великого поэта!»

Во время строитель ст ва социализма в Эфиопии (1977-1991 гг.) из СССР приезжали профессиональные пушкинисты — читали лекции в столичных вузах, проводили литературные конференции. Эфиопские дети изучали Пушкина в школах, Советский Союз не жалел денег на оплату переводов «Капитанской дочки», «Руслана и Людмилы» и «Медного всадника» с русского на амхарский. После падения прокоммунистического режима из школьной программы Эфиопии Пушкина убрали — теперь преподают разве что в университетах в рамках «зарубежной литературы». Думается, если бы не спор с Эритреей, чей Пушкин круче и у кого памятник лучше, о наследии поэта могли бы и совсем забыть.

«Это русский святой»

«Новому поколению эфиопов имя Пушкина уже мало что говорит, — считает Вячеслав Конник, директор Российского центра науки и культуры в Аддис-Абебе. — И мы пытаемся исправить ситуацию. При нашем центре есть курсы русского языка, где занимаются эфиопские дети. И пусть учеников пока немного, на уроках литературы они с удовольствием читают поэмы и сказки Пушкина. Александр Сергеевич связывает наши народы, и важно не потерять эту нить. Увы, наше влияние здесь весьма уменьшилось — если в 1990 году в Африке дейст вовало около 20 культурных цент ров, то сейчас их осталось четыре, да и финансирование оставляет желать лучшего. Каждый раз, когда я слышу, как эфиопский школьник декламирует Пушкина, понимаю: мы работаем не зря».

«Да что там простые эфиопы — даже образованные люди и те говорят мне: Пушкин родился в Аддис-Абебе, а потом эмигрировал в Москву! — разводит руками доктор наук Амбареу, переводивший Пушкина ещё при императоре Хайле Селассие. — Недостаточно спорить с Эритреей, назвать площадь в честь поэта и ставить где-то там бюст — надо «продвигать» его стихи среди студентов. Увы, не только в Эфиопии, но и в России всё меньше молодых людей сражаются за сердца девушек прекрасной строкой Пушкина». А. С. Пушкин. Фрагмент гравюры И. Уткина. Изображение www.russianlook.com  Правда, отдельные представители молодёжи с доктором явно не согласятся.

«И буду долго тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал, Что в мой жестокий век восславил я Свободу И милость к падшим призывал».

19-летний студент из Аддис-Абебы Йоханныс Диту прекрасно выговаривает слова — он учил «великий и могучий» два года подряд. «Люди в Эфиопии воспринимают Пушкина не только как поэта, — объясняет он, возлагая букет роз к памятнику во дворе Национального музея. — Моя прабабушка со стороны отца вообще считает, что это русский святой. Неважно. В любом случае — эритрейцам мы Сашу не отдадим».

Бронзовый же Александр Сергеевич на постаменте взирает на страсти вокруг своего имени в Африке с изрядной долей флегматизма. Хотя ему наверняка было бы приятно, что в далёкой Африке до сих пор читают его стихи — на русском языке… Георгий Зотов Директор департамента загран. интервью и расследований «Аргументы и Факты»

 Ещё 2 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео