Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Книга на выходные: бенефис Ивана Грозного в романе "Тайный год"

Книга на выходные: бенефис Ивана Грозного в романе "Тайный год"
Фото: ТАССТАСС

Издательство АСТ, Редакция , 2017 г.

Видео дня

IV, он же Грозный, относится к числу наиболее спорных фигур российской истории. Образец сурового, но справедливого государя для одних, и кровавый тиран для других. Кажется, только Сталин вызывает более жаркие обсуждения. — о романе Михаила Гиголашвили "Тайный год", который неизбежно подбросит дров в костры дискуссий.

В 1575 году Государь, Царь и Великий Князь всея Руси Иван Васильевич произвел рокировку. Царем назначил касимовского хана Симеона Бекбулатовича, а сам на год удалился в Александров. "Я ведь простой княжонок, Иванец Васильев Московский... Кто меня царем назовет — батогами одарю! — А ежели прознаю, что царя Семиона татарской собакой, басурманом или еще каким бранным словом шельмуете — языки враз поотрубаю и псам выкину!". Эффективный менеджер взял отпуск, чтобы подумать о жизни и о себе, о стране и о поданных, наконец, вспомнить всех, кого убил.

Наверное, на этой книге стоит писать "Не исторический роман". Конечно, с одной стороны, все формальности соблюдены: автор погружен в историю, пытается быть достоверным, не нарушать хронологию, старается писать языком эпохи. Но все же соответствие реалиями — это явно не главное в книге Гиголашвили. Это не исторический роман, это Иван Грозный у психоаналитика, причем психоаналитик — это тоже Иван Грозный. Он сам себя спрашивает и сам себе отвечает, сам погружает себя в воспоминания и сам себя из них выводит. И там везде кровь.

"Тайный год" — это моноспекталь с Иваном Грозным в главной и единственной роли, но на заднем плане проходят толпы людей, тех кого уже умучили, кого еще умучают, и кто все-таки выживет. Проплывают корабли купцов, сгорают и заново отстраиваются города, проносятся всадники. Но в центре действия все равно Иван с его грехами и неожиданными добродетелями.

У книги странный рассказчик. Это одновременно и Иван. и не Иван. Ближе всего аналогия с кино: субъективная камера, которая преследует царя, следует за ним по пятам, не отпускает, мучает, но не отстает.

Михаил Гиголашвили, элегантный джентльмен из Тбилиси, живущий в Германии и преподающий в Саарском университете, — особое явление в современной русской литературе. Из-за того, что он не погружен в нынешнюю языковую среду, его русский лишен современных наслоений. Он живет в русском языке и культуре, но одновременно смотрит на нее со стороны. Это позволяет ему использовать язык и литературные приемы так, как это не могут делать писатели, живущие в России.

Книги Гиголашвили выходят относительно редко, раз в три-четыре года. Но зато они в себя влюбляют. Причем книги совершенно разные и, соотвественно, влюбляют они в себя совершенно разную аудиторию. Самые значительные тексты — это романы "Толмач" и "Чертово колесо".

"Толмач" (2003), шутливый, удалой, относительно короткий, взял читателей кавалерийским наскоком. Там речь шла о переводчике, который помогает немецким полицейским допрашивать беженцев из бывшего СССР.

"Чертово колесо" (2009) роман масштабный по задумке и по объему, но поразительно легкий в чтении, описывал крах Советского Союза на примере Тбилиси, крах еще не случившийся, но неизбежный из-за гнили, поразившей общество сверху донизу. И вот снова появляется текст совершенно не похожий на предыдущие.

Что, кстати, жаль. Преданные читатели уже восемь лет ждут продолжения "Чертова колеса", но Гиголашвили всерьез заинтригован временами Ивана Грозного, о которых уже писал в 2012 году в небольшом романе "Захват Московии".

"Тайный год" — очень важное высказывание об Иване Грозном. Но в нем нет того, что так нравилось поклонникам в предыдущих романах Гиголашвили. Ярких красок и тепла. "Тайны год" — роман черно-белый и холодный.