Красота и скальпель. Пластическая хирургия превратилась из экзотики в востребованную отрасль медицины 

Красота и скальпель. Пластическая хирургия превратилась из экзотики в востребованную отрасль медицины
Фото: Вечерняя Москва
6 апреля — Всемирный день здоровья. Многие до сих пор не рассматривают пластическую хирургию в качестве одной из отраслей государственного здравоохранения. Но в последнее время подход меняется. Некоторые пластические операции уже включаются в систему обязательного медицинского страхования. «ВМ» рассказывает о тенденциях развития пластической хирургии в Москве и о новых достижениях в этом сравнительно новом направлении хирургии. Еще совсем недавно — 15–20 лет назад — люди, которые прибегали к услугам пластических хирургов, осуждались обществом. Операции чаще всего делали публичные люди: звезды театра, кино, шоу-бизнеса, политики. Сегодня сделать любую пластическую операцию могут позволить себе граждане со средними доходами. Но разрыв между общественным мнением о пластической хирургии и реальным положением дел в этой сфере медицины по-прежнему огромен. Мы задались вопросами: кому помогает пластическая хирургия и кто является основными пациентами? Какие методы используют пластические хирурги? Какие признаки высокого качества в пластической хирургии и как выбрать специалиста? На них нам ответили профессионалы, словам которых можно смело доверять.
КРАСОТА ИЛИ ЗДОРОВЬЕ?
Когда заходит разговор о пластической хирурги, люди сразу же вспоминают об операциях по увеличению груди — они считаются блажью. Но не стоит забывать, что кроме эстетической медицины, куда входят пресловутая маммопластика, блефаропластика, рино— и отопластика (коррекция формы носа и ушей), фейслифтинг (пластика лица и шеи), а также коррекция формы тела (липосакция и липоскульптура, абдоминопластика), есть и реконструктивная хирургия, восстанавливающая лицо и тело после травм и калечащих операций.
— Именно реконструктивная хирургия является основополагающей для всего направления. Там работают истинные асы, хирургическая элита, — уверен заведующий отделением пластической хирургии, кандидат медицинских наук, лауреат премии «Золотой ланцет» . — Разработанные в реконструктивной хирургии технологии ложатся в основу эстетической.
Кризис пластическую хирургию практически не затронул. В 2015 году (за прошлый год данных пока нет) в России было выполнено более 150 тысяч операций, которые обошлись пациентам около 12 миллиардов рублей. Налицо даже некоторое увеличение как количества операций, так и их технических вариантов. Самыми востребованными по-прежнему являются увеличивающая маммопластика (увеличение груди) и пластика век, лица и шеи. А липофилинг (замещение недостающих объемов собственной жировой тканью) и удаление комков Биша (для появления на щеках соблазнительных ямочек) только набирают популярность.
НОВЫЙ ПОДХОД
— Новые технологии появляются в огромном количестве и сразу же становятся доступными у нас, в России, — рассказывает пластический хирург , заведующий операционным блоком № 3 Университетской клинической больницы № 1. — Развивается микрохирургия, эндоскопические техники, направленные на снижение травматичности вмешательств. Что же касается маммопластики, то время, когда люди приходили за объемом, прошло. Меня радует то, что общая культура пациентов возросла. Их в большей степени волнуют форма, красота и естественность.
По словам Олега Никитина, подход пациентов к пластической хирургии действительно изменился.
— Если раньше к нам приходили люди в среднем после 45 лет — «за омоложением», то сейчас они обращаются на 10 лет раньше: чтобы лицо было более свежим, подкорректировать веки, овал лица. Совсем молоденькие девушки хотят увеличить грудь. Но я хотел бы отметить, что зачастую это не каприз, а необходимость, — анатомические особенности у всех разные. Мы, со своей стороны, всегда говорим, что пластическая хирургия — это прежде всего операция. Пациент должен иметь очень четкую аргументацию, зачем и почему он ложится под нож хирурга и понимать все возможные последствия.
Чтобы свести риски вмешательства к минимуму, перед операциями пациентов тщательно обследуют. — У нас, в России, список анализов в среднем в четыре раза длиннее, чем в клиниках Германии, — говорит Олег Никитин. — И наркоза бояться не стоит — методики так усовершенствовались, что «отходить» от него сутками уже не надо. В первую очередь нужно убедиться, что лечебное учреждение имеет лицензию именно на те услуги, которые вам необходимы», — говорит доктор медицинских наук, профессор кафедры эстетической медицины Светлана Грищенко. — В достойной доверия клинике должны быть круглосуточный стационар, служба анестезиологии— реанимации, хорошее оснащение и опытные сотрудники.
Но надо признать, что осложнения после хирургического вмешательства, как и после любой операции, могут быть. Это зависит от разных причин, в том числе и от индивидуального состояния здоровья пациента.
В хорошей клинике пациенту не будут настойчиво советовать делать одновременно несколько операций: и лицо, и грудь, и живот.
— Объемные, травматичные и длительные по времени операции это огромный стресс для организма и большой риск с точки зрения осложнений, уверена Светлана Грищенко. — Человек будет восстанавливаться дольше, и неизвестно, какие последствия наступят в раннем и отдаленном послеоперационных периодах. Я категорически против этого и выступаю за этапные операции. Пациенты очень ценят честность и корректный подход к их планированию. Их доверие — главный капитал и залог длительного сотрудничества. Считаю материальную заинтересованность или демпинг в эстетической хирургии свидетельством недобросовестности. Даже после малотравматичной блефаропластики пациент должен пробыть в стационаре, под наблюдением, не менее суток, — в это время могут проявиться осложнения, например, гематома. Ее необходимо удалять немедленно, просто распустив послеоперационные швы, и никаких последствий не будет. Недовольство результатами операций, конечно, встречается. Каков процент неудачных операций, неизвестно — в России такой статистики нет. Причем единичные осложнения видят все, а большие успехи, как правило, скрыты.
— Зачастую в недовольстве стоит винить врача: он не объяснил пациенту пределы возможного. Человек ведь ждет чуда, того, что он получит идеальную внешность, которую придумал себе сам. Результаты операции появляются не сразу, нужно пережить период восстановления, который может длиться несколько месяцев, — считает Олег Никитин. — Но бывают и пациенты, которые не могут быть довольными по определению. Они сверхкритичны к своей внешности, к каким-то только им заметным недостаткам, — а причина лежит в психологическом состоянии пациента. Как правило, таким людям пластические операции противопоказаны.
ИНЪЕКЦИИ ВНЕ ЗАКОНА
В прошлом году выявил более 50 случаев нарушения порядка оказания медицинской помощи по профилям «косметология» и «дерматовенерология»: оказание косметологических инъекционных процедур врачом, не имеющим соответствующей квалификации, или средним медицинским персоналом, который не имеет права самостоятельно ни назначать, ни вводить пациенту косметологические инъекционные продукты. В законе об этом говорится очень четко. При проверках выявляется и использование медицинской продукции, не соответствующей требованиям законодательства.
Видео дня. Что будет, если выстрелить в космосе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео