Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Ваза с британской кухни оказалась сокровищем династии Цин и продана за $1,8 млн

Голубая китайская ваза XVIII века, украшенная золотом и серебром, которая много лет простояла на британской кухне, была продана на аукционе примерно за $1,8 млн после того, как историки выяснили, что когда-то она принадлежала китайскому императору. Об этом пишет издание Live Science.

Ваза с британской кухни оказалась сокровищем династии Цин
Фото: Газета.RuГазета.Ru

Довольно большая ваза, около 0,6 м в высоту, оказалась отмечена символом, связанным с Цяньлуном (1711-1799) — шестым императором династии Цин, правившим Китаем с 1735 по 1795 год. Аукционная компания Dreweatts, которая продала вазу 18 мая, обозначила ее цвет как "жертвенный синий", названный так потому, что тот же оттенок украшал некоторые части Храма Неба в Пекине. В этом храме император Китая приносил в жертву животных в надежде, что эти жертвоприношения обеспечат хороший урожай.

Комбинация серебра и золота, использованная в этой вазе, "технически очень труднодостижима, и именно это делает ее такой особенной и необычной", пояснил Марк Ньюстед. консультант по азиатской керамике и произведениям искусства из Dreweatts, отметив, что иногда создание техники, использованной при изготовлении этой вазы, приписывают Тан Ину (1682-1756), заведовавшему императорской фарфоровой фабрикой в восточном городе Цзиндэчжэнь. По словам Ньюстеда, эта ваза, вероятно, когда-то находилась в Запретном городе, где проживал китайский император, либо в одном из других его дворцов.

Во время правления императора Цяньлуна правительству пришлось подавлять целый ряд восстаний, но несмотря на беспорядки, искусство в Китае в то время процветало. Многое в истории этой вазы, впрочем, так и осталось тайной. Неизвестно, когда и как она покинула Китай. Ваза долгое время принадлежала некому хирургу, который купил ее за бесценок на распродаже в начале 1980-х годов. После смерти хирурга ваза перешла к его сыну. Ни хирург, ни его сын не осознавали истинной ценности этого предмета, и ваза какое-то время стояла на кухне сына, пока Ньюстед впервые не увидел ее в конце 1990-х.