Ещё

Предсмертная уборка — типично шведское явление? 

Фото: ИноСМИ
Провести чистку среди своих вещей, чтобы облегчить близким работу после вашей смерти: иностранные СМИ считают, что это типично для Швеции. Так ли это?
«Дагенс Нюхетер» (Dagens Nyheter) спросила Маргарету Магнуссон (Margareta Magnusson), автора книги о предсмертной уборке, характерен ли этот феномен исключительно для Швеции.
Книга Маргареты Магнуссон «Предсмертная уборка — это не печально» (Döstädning — ingen sorglig historia) была распродана в 20 странах еще до того, как ее издали по-шведски. В своей книге Магнуссон пишет, как можно провести уборку до своей смерти. Это сильно отличается от посмертной уборки, которой занимаются близкие после того, как человек скончался.
Предсмертную уборку человек делает сам, до своей смерти, чтобы избавиться от ненужных вещей и облегчить будущую работу родным и близким.
И вот этой книгой заинтересовался весь мир.
Американская газета «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times) пишет, что это «нежная и мудрая маленькая книжка». По-английски она называется «Тонкое искусство шведской предсмертной уборки» (The gentle art of Swedish death cleaning).
«Речь идет о том, чтобы принять необходимость ослабить хватку, как с практической, так и с эмоциональной точки зрения», — пишет "Би-Би-Си« (BBC).
Такое внимание удивляет Маргарету Магнуссон.
«Я такого не ожидала. Я ведь просто написала книгу, и вдруг такая мощная реакция. Но мне это нравится. Множество дружелюбно настроенных людей пишут мне сообщения и письма, и это приятно. Они взялись за уборку по-настоящему масштабно», — говорит Маргарета Магнуссон «Дагенс Нюхетер».
В «Вашингтон Пост» (The Washington Post) концепция представлена как часть шведской культуры. Но с тем, что предсмертная уборка — это что-то характерное именно для Швеции, Маргарета Магнуссон не согласна. В длинной статье в британской «Гардиан» (The Guardian) журналист среди прочего пишет, что международное мнение о том, что предсмертная уборка — это что-то типично шведское, возможно, во многом отражает отношение мира к скандинавам как к очень упорядоченным людям.
«Но в этом нет ничего типично шведского. Я получают письма, смс и сообщения в социальных сетях от жителей разных стран, и они тоже очень радуются такой идее».
Несмотря на то, что большинству людей хотя бы раз в жизни приходится прийти в дом умершего и разобраться с вещами, которые их близкий человек оставил после себя, эта тема — пожалуй, довольно необычный предмет для разговора.
«Ведь никто не хочет произносить слово «смерть». И это на самом деле довольно странно, ведь смерть — это единственное, через что нам в любом случае точно в один прекрасный день придется пройти», — говорит Маргарета Магнуссон.
Похоже, о смерти как таковой тяжело говорить, считает она.
«Но если это так, то всегда можно начать говорить о предсмертной уборке, а это уже близко».
То, что интерес к этому предмету оказался настолько велик и за пределами Швеции, возможно связано с духом времени, считает она. Но Маргарета Магнуссон обращает внимание, что суть ее послания — не в том, чтобы жить максимально минималистичной жизнью. Скорее нужно найти такую форму организации себя и вещей, чтобы жизнь стала проще.
«Но ведь это характерно для эпохи. Мы накапливаем множество вещей, мы живем лучше с экономической точки зрения и кучу всего можем купить. Я не имею в виду, что нужно каким-то образом прекратить покупки, тогда возникнет много других проблем, я скорее считаю, что человек должен обходиться теми вещами, которые ему действительно нужны или очень нравятся», — говорит она и продолжает:
«Я не считаю, что нужно избавляться от вещей только для того, чтобы уменьшить количество своего имущества. Но все-таки стоит попытаться определить для себя какие-то рамки того, в чем ты нуждаешься, а в чем — нет. Здорово ходить по квартире, где вокруг не так уж много вещей».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео