Ещё

Женское дело: как жительницы Кавказа реализуют предпринимательские и социальные проекты 

Фото: ТАСС
Минажат Гасанова — дизайнер и модельер, работающая в Дагестане. Еще после учебы в строительном техникуме она создала хозрасчетную творческую группу, где девочки после занятий создавали новые коллекции одежды. Одежда эта хорошо продавалась в магазине «Мода» на улице Буйнакского в Махачкале. Это был 1987 год.
С тех пор Гасанова занимается моделированием, дизайном разных костюмов. Сейчас она возглавляет собственную дизайн-студию «Хиджаб».
"Мы в своих костюмах начали стилизовать дагестанские орнаменты. Наши костюмы выставлялись в Москве, их покупали и шотландцы, и шведы, и другие иностранцы", — говорит она.
"Слишком дерзкий дизайнер"
Последние 20 лет, кроме костюмов для театральных и хореографических коллективов, свадебных костюмов, дизайнер разрабатывает и производит театральные занавесы. Студия изготовила практически все театральные занавесы в республике, имеющие художественное оформление.
"Однажды мы даже полностью завершенный занавес распороли и вышили заново, — рассказывает предприниматель. — Потому что мне не понравилось, как мы это сделали. Мне заказчик говорит: мол, зачем тебе это. Я ответила, что не хочу, чтобы люди 50 лет смотрели и говорили, что Минажат сделала плохо. Мы переделали вручную. Получилось как надо. Хотя и потеряла тогда большие деньги — 80 тысяч рублей. То, что мы делали, все-таки бизнесом и не назовешь. Это больше искусство, больше творчество, ремесло".
Сейчас у Минажат совсем другой замысел. Это проект по производству и созданию брендов дагестанской легкой промышленности — «Фабрика брендов».
"Конечно, это тоже искусство, но здесь уже больше бизнеса", — говорит модельер.
В проект входят экспериментальный цех, отдельные позиции по брендированию, маркетингу и сама фабрика, где будут обучаться желающие развиваться в этом направлении.
"Потом они с нашей помощью смогут создать свой бренд. Я буду предоставлять им свои производственные мощности. На обучении таких желающих и их производстве планирую что-то зарабатывать. Ставку на свой бренд не делаю. Я слишком дерзкий модельер для этого", — говорит Минажат Гасанова.
Всю свою жизнь как модельер и предприниматель Минажат развивалась только собственными силами.
"Я не обучалась шитью, дизайну. Мама умела шить, она это делала идеально. Я с 7-го класса начала сама себе шить вещи. Пару раз попробовала — и все. После никогда ни у кого ничего не заказывала", — говорит она.
Гасанова — победитель разных международных конкурсов, в том числе «Лучший стилизованный этнический костюм», «Кавказский стиль», «Манящие миры». Она постоянный участник выставок малого и среднего бизнеса России.
"Я давно поняла, что не могу быть управляемой [в творчестве], — говорит она. — Я поняла, что не должна шить кому-то, потому что это меня травмирует, если меня лишают свободы выбора. Потому что у клиента свой вкус, и получается, что я должна его заказ исполнить. Сейчас в творчестве я не могу знать заранее, что у меня выйдет. И не знаю почему, но мне больше нравится реанимировать то, что как бы умерло, и придавать ему новую жизнь. Это баракатная (баракат — достаток — прим. ТАСС) профессия, которая дает хлеб в любое безвременье. Где бы ты ни был, кусок хлеба заработаешь".
Салон не для заработка
Мадина Ахильгова — пластический хирург по профессии. В 2003 году она окончила Санкт-Петербургскую медицинскую академию имени Мечникова, год проработала по специальности и собиралась отправиться на двухлетнюю стажировку в Лондон. Тяжелейшая автомобильная авария сильно изменила траекторию ее жизни. Мадина стала инвалидом, а ее сестра Амина погибла.
После многих месяцев реабилитации, уже в инвалидной коляске, Ахильгова стала создавать одежду. Как-то, собираясь на международный конкурс для дизайнеров в Москву, Мадина остро ощутила на себе, что в Ингушетии нет салона красоты для таких людей, как она.
"Проехала около салонов — и все оказалось не доступно: то они наверху, то они внизу, то масса ступенек. Тогда я поняла, что нужно действительно открыть салон, чтобы каждый чувствовал себя уютно, не ущемленно", — говорит она.
Международный конкурс дизайнеров Мадина выиграла и отложила полученные деньги на свой салон в Назрани. «Я ничего не знала, у меня просто была идея открыть — и все. И много было проблем. Первая проблема была с помещением. Все, что мы смотрели, было для нас недоступно, нужно было все переделывать. Потому что здания старые или пандуса нет, а переделывать нам не разрешали, потому что в любой момент хозяин нас мог просто попросить из этого помещения съехать, и все. Поэтому чуть-чуть пришлось отложить этот проект, пока не появилась какая-то сумма», — рассказывает она.
Мадина поехала со своей идеей на Северо-Кавказский молодежный форум «Машук», и ее проект победил. Добавив к отложенным деньгам полученный грант, она купила помещение для салона и назвала его «Амина» — в честь сестры.
"Трудно было во всем. Я помню, когда здесь мебели не было. Когда что-то не получалось, я приходила и могла поплакать в уголке, и думала, как быть дальше, потому что все упиралось в деньги. Это все очень дорого. Нам этот двор обошелся в полмиллиона, а это для инвалида огромная сумма", — рассказывает она.
Мадине пришлось согласовывать с архитекторами расширение двора, устанавливать пандус, лестницу. Чтобы расположенный в подвальном помещении салон не затапливало, она поменяла канализационную трубу во всем доме с первого по шестой этаж.
"У нас получился не только салон, а место для общения. Здесь сидят, знакомятся, пьют чай, кофе со сладостями. У нас всегда полный холодильник", — рассказывает Ахильгова.
Людей с ограниченными возможностями здесь обслуживают бесплатно, от остальных клиентов принимают плату. «Благодаря этим деньгам мы как-то держимся», — поясняет она. Когда средств на зарплату работникам не хватает, Мадина отдает свои деньги. Это ее не смущает: она и не рассчитывает окупить свой салон, не это было ее целью.
"Если тебя жизнь загнала"
Теперь Мадина представила на форуме «Машук» еще один проект: «Ультразвуковая диагностика и дневной стационар для инвалидов». «У нас больницы недоступны для инвалидов, приходится нам вывозить их в соседние республики, и это очень сложно, — рассказывает она. — Для колясочников же должны быть удобства, а у нас в старых больницах нет таких условий».
Это совместный проект Ахильговой и благотворительного Фонда помощи взрослым «Живой». Предполагается, что к нетранспортабельным инвалидам на дом будет приезжать врач с УЗИ-аппаратом. Открыть центр планируют уже через четыре месяца. «Помещение готово, нам осталось закупить медицинское оборудование», — добавляет Мадина.
Стационар будет принимать не только инвалидов, но и обычных пациентов, за счет чего и планируется его содержать.
Мадина Ахильгова — член Координационного совета по делам инвалидов при правительстве Ингушетии. Активная деятельность не всегда позволяет Мадине проводить много времени с близкими. Когда-то ее сватал парень с условием, что она оставит свои дела, связанные с разъездами. «Я то в Москве, то в Пятигорске, то в Дрездене, в разъездах. Мне легче было отказаться от замужества, чем от всей деятельности», — говорит она.
Но было и другое предложение, от которого Мадина не смогла отказаться. «Когда я села в коляску, у нас было мероприятие, и там я познакомилась с человеком, который уже шесть лет меня преследует. Здоровый парень, закончил московский университет. Он делал предложения, я отказывалась. Если честно, я от волнения даже не помню тот момент, когда я сказала „да“. Потом я пришла домой и думала, неужели я согласилась, что же я наделала», — смеется она.
Свадьба у Мадины состоится в конце марта. Будущий супруг не только не против ее проектов, но и всячески ей помогает. Помощь, по ее убеждению, нужна всем и каждому. «Если тебя жизнь загнала, не надо опускать руки, ставить на себе крест, пусть даже тысячи людей на тебе его поставили», — говорит Мадина.
Надежда Мурзаханова, Низами Гаджибалаев
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео