Ещё

Как польский король вызвал Ивана Грозного на дуэль 

Фото: Кириллица
Стефан Баторий, король польский и великий князь литовский спорил с Иваном Грозным и восхищался смелостью русских воинов.
Трансильванский секей
Трансильванский секей Иштван Батори — звучит очень таинственно. Стефан Баторий родился в Трансильвании, или Эрдее, или Семиградье, в княжеской семье. Это территория современной Румынии — та, что овеяна мифами о злых духах, колдунах, магах, чародеях и графе Дракуле.
Трансильванцы издревле считались сильнейшими колдунами, и ходили слухи, что княжеский род был проклят, а талант фехтования Батория (он был одним из лучших фехтовальщиков Европы) имеет сверхъестественную природу.
Ореол тайны и мистики сочетается в портрете Стефана Батория с прекрасной европейской образованностью, университетским духом и набожностью.
Легендарный воин
Вся Центральная Европа уважала в Стефане Батории полководца, и такое уважение было заслуженным. Стефан Баторий прославился, успешно отражая набеги татар.
Соловьев в «Истории России с древнейших времен» пишет: «Как полководец Баторий в Восточной Европе произвел тот переворот в способе ведения войны, какой уже давно произведен был на Западе».
В войске Батория встречаются чуть ли не все нации Европы: поляки, литовцы, русские, венгры, немцы, бельгийцы, шотландцы, французы, итальянцы.
Реформы армии и личная доблесть утвердили за королем славу превосходного воина, способного отвоевать земли, захваченные другими, и отразить любые набеги. И действительно, военная удача сопутствовала ему практически всегда.
Штурм Пскова
Из дневника ксендза Пиотровского: «Любуемся Псковом. Господи! Какой большой город, точно Париж! Помоги нам, боже, с ним справиться».
Как известно, хоть Баторий и победил в Ливонской войне, однако доблестный Псков ему не сдался. Поразительная страница истории: город, всего 70 лет назад потерявший независимость, не получивший никакой военной помощи от своего царя, несравнимый по числу воинов с огромной армией наемников — отразил нападение.
Против 100 тысяч воинов Батория он выставил 7 тысяч своих воинов и еще около 10-ти тысяч вооруженных горожан. Все 9 подкопов, сделанных под город, псковичи нашли и пресекли.
«Русские в проломах, сделанных нами, снова ставят срубы и туры. И так хорошо исправляют их, что они будут ещё крепче, нежели были прежде», — пишет секретарь Батория.
А когда армия захватила башню, то по ней выстрелили из огромной пушки: и башня обрушилась, убив и вошедших в нее неприятелей, и находившихся в ней защитников.
Брат кровавой Елизаветы Батори
Сестра польского короля попала в книгу рекордов Гиннесса. Ей приписывается роль одного из самых массовых серийных убийц всех времен, и число ее жертв — предположительно — 650 молодых девушек.
Венгерская графиня за свои злодеяния была наказана всего лишь комфортабельным домашним арестом, в то время как сразу же после ее смерти служанок графини, названных ее сообщницами, предали жестокой смертной казни. Отметим, что существует и альтернативная версия, настаивающая на сфабрикованности обвинения гонителями протестантов.
«Холодный» брак
Вступая на престол, Стефан Баторий женился на Анне Ягеллонке — пятидесятитрехлетней дочери польского короля Сигизмунда I. После свадьбы он «посвятил ей три свадебные ночи» и больше не заходил в ее спальню, сказав при этом, что она может являться к нему сама, когда захочет.
Однако однажды, когда Анна пришла к нему, король… убежал. Анну же охватила лихорадка. Их брак существовал на расстоянии: Стефан воевал и занимался политикой, а жена благоустраивала Варшаву. К чести Батория нужно сказать, что когда епископ Станислав Карнковский предложил чете развод, а королю второй брак, Стефан решительно отказался.
Вызов на дуэль Ивана Грозного
Сохранилась переписка Стефана Батория и Ивана Грозного. Стефан в ней предстает тоже грозным, и к тому же дерзким и смелым. В то время, конечно, эпистолярный политический этикет был менее разработан, и Баторий пишет:
«Ты — не одно какое-нибудь дитя, а народ целого города, начиная от старших до наименьших, губил, разорял, уничтожал… Где твой брат Владимир? Где множество бояр и людей? Побил! Ты не государь своему народу, а палач, ты привык повелевать над подданными, как над скотами, а не так, как над людьми!»
Он делает удивительный жест: прикладывает к письму книги: «Самая величайшая мудрость: познай самого себя; и чтобы ты лучше узнал самого себя, посылаю тебе книги, которые во всем свете о тебе написаны…».
В конце письма король даже вызывает царя на дуэль. Грозный, разумеется, уклонился от нее, на что получил ответ: «И курица прикрывает птенцов своих крыльями, а ты, орел двуглавый, прячешься!»
Говорящий по-латыни
Король, не говорящий на языках своих подданных — вот еще один контраст в портрете Батория, чей полный титул звучит так: «Божьей милостью король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, жемайтский, киевский, волынский, подляшский, инфлянтский, а также князь семиградский». Народы раньше и назывались «языки». Но Стефан Баторий говорил с ними как бы по-английски: на латыни, бывшей международным языком того времени. Латынь, нужно заметить, была у него прекрасная, выученная в итальянском университете.
Разумеется, на латыни можно было изъясняться только с элитой, владевшей ей. Однажды, разговаривая с архиепископом Львовским, Стефан Баторий насмешливо заявил: «Интересно, как это, не зная латынь, можно стать католическим архиепископом?». На что архиепископ отвечал: «Точно так же, как можно быть польским королем, не зная польского языка».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео