Ещё

Племя потребителей 

Фото: Вечерняя Москва
Утренний час пик в метро закончился, полноводная народная река почти схлынула, обмелела. Степенная взрослая публика завела неспешные разговоры, достала свежие газеты, ноутбуки, телефоны, занялась своими делами. В вагоне воцарились тишина и покой.
— Станция «Тульская», — объявил приятный женский голос, но всеобщего спокойствия он не нарушил, никто из пассажиров даже не поднял головы.
Мерно покачиваясь, я наслаждалась публичным уединением. Вроде, нахожусь среди людей, а чувствую себя так, словно сижу в собственной квартире, на мягком диване. В наушниках шепотом любимые мелодии, что закачала вчера в телефон. Хорошо. И даже не верится, что сегодня обычный рабочий день, середина рабочей недели.
Очередная остановка не пугает, едем себе тихонько, расслабленно и … Бац! Двери распахнулись, заполнив все пространство шумом, смехом, выкриками, в вагон влетели румяные и рослые подростки. Толкая друг друга, ярко одетые, сытые, умытые быстро заняли свободные места. Поезд тронулся.
— Ты видел это? Бомба! — звонкоголосые и жизнерадостные пихали в лица товарищам светящиеся экраны телефонов. — А ты слышал Джоззи? «Я полюбил твои глаза, Но там нету ничего в них. Там нету ничего в них!» — самозабвенно и громко запел поклонник нового рэпера. Остальные подхватили.
— Однако, — улыбнулась я про себя, — Слова песни — шедевральные.
Музыка в моих наушниках, словно стесняясь, стала утихать. Я ее больше не слышала. По опыту зная, что делать замечания «себе дороже» — молчу. Энергии уже не хватает на бесполезные действия. Чисто выбритый дедушка в клетчатом костюме из прошлого и кепке, ловит мой взгляд, понимающе кивает головой и, не издавая ни звука, терпеливо вглядывается в газету. Закрываю глаза и молчу, нечаянно подслушиваю разговоры малолетних соседей.
Мимо пролетают станции, двери открываются и закрываются, не обращаю внимание, мне сегодня далеко ехать. В мои коленки что-то упирается, открываю глаза. Симпатичная женщина с сыном лет 12 стоит напротив, смотрит в упор, параллельно толкая мои ноги большой сумкой. Вспотевший упитанный мальчик тоже не сводит с меня глаз. Раньше бы удивилась, что им нужно? Сейчас знаю, меня выбрали жертвой. Почему? Оглядываюсь по сторонам. А уступить место им, действительно, некому. Старый дедушка в кепи, две бабульки, надменный очкарик с портфелем, грузный мужчина, занимающий полтора сидения, крикливые юноши и я — праздно сидящая дама.
— Мама, — жалобно канючит школьник, — я хочу сесть.
— Ты же видишь, — капризно пожимает плечами мать, — мест нет.
Все слова говорятся четко и выразительно, хорошо подготовленный многолетними поездками спектакль, рассчитан исключительно на меня. Но я — еще тот зритель. Глухослепонемой, не реагирующий. Опытный!
— Женщина, — уже обращаются ко мне тоном не терпящим отказа, — не хотите уступить ребенку место?
— Не хочу, ­ — отвечаю я. -­ С ночной еду. Устала. Попросите лучше молодых людей.
В воздухе застыла тишина. Картина маслом. Мама округлила глаза, сын тяжело выдохнул, молодежь на скамейках даже перестала говорить.
— Да и вашему сыну, — спокойно продолжила я, — долгое сидение не на пользу. В школе сидит, в метро сидит, дома с компом сидит или лежит. Не на здоровье это!
Высокомерный очкарик поднимает брови, грузный мужчина возвращается в этот мир из своих мыслей, молодежь радостно ржет, с мест никто не встает. Едем дальше, женщина багровеет:
— А это вас не касается, — переходит на крик мамочка. — Я сама знаю, как сохранить здоровье! Прикрываетесь заботой, а сами просто встать не хотите!
В дискуссию я больше не вступаю, жаль напрасно потраченной энергии. Волнующий монолог заботливой мамаши, прерываемый беспомощным сопением дитя, продолжается. Молчу, демонстративно закрываю глаза.
Двери открываются.
— Мама, я сидеть хочу!— малышка ясельного возраста бежит в мою сторону.
Откуда знает, что именно я встану, чтобы она села? Встаю. Девочка застывает у пустого сидения.
— Она без меня не сядет, — устало объясняет ухоженная блондинка и упирается глазами в моего соседа.
— У меня нога болит, — под хохот товарищей ухмыляется он.
— А у меня живот, — подхватывают другие, — а у меня голова, а у меня ж…
Сквозь громкий смех прорывается совет:
— А вы дочку на ручки возьмите. В ней весу-то 20 кило, наверное. А хотите, ко мне на коленки садитесь. У меня не нога, а голова болит. Выдержу.
— Тьфу ты! — вскакивает «клетчатый» дедушка, — вырастили племя потребителей! Место занять, никому не уступать, жить в тепле и комфорте! «На, покушай, никому не давай! Сядь, я не устал, никому не уступай! Пусть другие мучаются, а ты живи в свое удовольствие, я за тебя настрадался!» Лучшее -детям! Бить вас надо по мягким местам! Дармоеды, трутни!
Ругаясь, он идет к выходу, я почему-то устремляюсь за ним, хотя это не моя станция. Наверное, из солидарности…
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео