Ещё

Райское место для Сивок-Бурок. Любовь к лошадям — с детства и на всю жизнь 

Фото: АиФ Северо-запад
У любителей животных — разные предпочтения. Кто-то обожает кошек, кто-то не мыслит свою жизнь без собак. А вот у псковички Мирославы Дмитриевой самое любимое животное — это лошадь.
Скачи — не хочу!
«С раннего детства я всегда при виде лошадей приходила просто-таки в бешеный восторг, при любой возможности каталась на них, — вспоминает она. — А когда подросла, решила брать уроки верховой езды у профессионала. И в 2008 году тренер мне и говорит: мол, сейчас, в кризис, можно очень дёшево купить хорошую лошадь, глупо не воспользоваться такой возможностью. Я загорелась этой идеей, стала шерстить интернет, и когда увидела фотографию Кахолонга, поняла — это моя лошадь!».
С тех пор прошло 10 лет, за это время Кахолонг успел пожить в нескольких конюшнях. Но его хозяйку не устраивало, что в её отсутствие любимое животное стоит взаперти и скучает. Она стала искать другие варианты. И нашла. «Райское место» для лошадей обнаружилось в Печорском районе.
Этим местом оказалась едва ли не единственная в Псковской области и одна из немногих в России конюшня холистического — проще говоря, активного — содержания.
Здесь никто не загоняет лошадей после прогулки на свежем воздухе в тесные тёмные стойла, да и самих стойл тоже нет. Вместо них — просторный сарай-навес с полным отсутствием дверей (так называемый шелтер), в который лошади могут заходить и выходить в любое время. Правда, такой возможностью они обычно пользуются лишь полтора месяца в году — в июле и первой половине августа, когда их особенно одолевают всякие кровососущие насекомые.
Всё остальное время животные проводят на открытом воздухе и могут двигаться хоть 24 часа в сутки. Благо, есть, где побегать — ведь площадь выделенного для них участка составляет более 20 гектаров. Причём это не унылая равнина, а весьма живописное место со сложным рельефом. Здесь тебе и небольшие хвойные и лиственные лесочки, и взгорки, и овраги, и ручей. Скачи — не хочу!
При этом такая вольная табунная жизнь вовсе не приводит к одичанию лошадей. Ведь их хозяева стараются навещать своих любимцев как можно чаще. Например, Мирослава делает это не реже 2-3 раз в неделю.
«Некоторые владельцы лошадей не одобряют такой подход к содержанию животных и даже считают его жестоким, — признаётся Мирослава. — Мол, как же можно зимой держать их на улице, в свободном выгуле? А если 25-градусный мороз? Но если лошадь уже привыкла жить под открытым небом, то ей такая температура не страшна, она и в этом случае чувствует себя комфортно. Знаете, это как с собаками. У того же цепного пса отрастает густой подшёрсток, и никакой мороз ему не страшен. Но если собака всю жизнь жила в квартире, а потом её привезли в деревню и заставили жить на улице, конечно, она будет страдать».
Мягкий метод
Импровизированный табун, о котором идёт речь, сейчас состоит из 11 лошадей. Трое из них принадлежат Евгению, владельцу конюшни, который вместе со своими помощниками и присматривает за ними. Владельцы остальных животных — такие же страстные любители этих благородных животных, как и Мирослава.
У Натальи Маурэ Гондрэ, например, здесь пасутся сразу двое коней — Тоша и Гак. Причём, выкупив Гака, она в буквальном смысле слова спасла ему жизнь: в Белоруссии молодого коня собирались отправить на бойню, а потом пустить на колбасу.
«Они с моей трёхлетней дочкой Олесей — ровесники, всего два дня разницы. Между ними реально существует какая-то космическая связь, и он крайне осторожно себя ведёт, когда её катает, — утверждает Наталья. — При этом и она, и четырёхлетняя дочь Мирославы Есения уже сейчас проявляют ответственность — спорят за право подносить амуницию для верховой езды, убирать лошадиный навоз. Так что дети растут похожими на нас».
Рассказывая о здешнем обиталище, наши собеседницы подчёркивают тот факт, что в процессе воспитания животных здесь не применяют жёсткие методы, а используют лишь мягкие методики.
«По стандарту считается, что лошадь надо «строжить» и всё время держать под контролем, что она должна бояться ездока. И хотя этот стандарт вполне уместен и оправдывает себя в спортивной среде, его принято использовать практически повсеместно. Мы же — и хозяева лошадей, и владелец этой конюшни — исходим из того, что животные должны нам доверять и быть уверены, что их никогда не станут бить. Тем более, что при таком вольном выпасе, когда они могут свободно выплёскивать всю лишнюю энергию, лишней дури у них не скапливается, так что и выбивать нечего, — объясняет Мирослава. — И этот метод себя оправдывает. В итоге наши лошади доверяют нам, а мы — им».
Наталья говорит, что впервые столкнулась с такой «мягкой методикой» воспитания на своей малой родине в Мурманске. По её словам, она тоже увлеклась лошадьми с раннего детства.
«На занятиях по рисованию в детском саду я всегда изображала одно и то же — чёрного скакуна. Такая вот была мечта, — признаётся Наталья. — Но долгое время в нашем городе работали лишь «прокатные» конюшни, а главной целью их владельцев было срубить как можно больше денег с прохожих на городских улицах. А в 2010 году в Мурманске открылась конюшня, хозяйка которой мало того, что не ставила перед собой такую цель, так ещё и вдобавок решила отказаться от стандарта и использовать лишь «мягкую методику». К счастью для меня, именно в этот период я к ней и попала. По таким же принципам строится работа и здесь».
«Сваха» по кличке Тоша
Действительно, владельцы лошадей из этой печорской конюшни ничего не зарабатывают, да и не пытаются заработать на своих питомцах. Они не катают за деньги посторонних, не участвуют в выставках и соревнованиях, а лошадей держат чисто для себя. Или, как они говорят, для души.
«Кому-то может показаться, что 10 тысяч рублей в месяц, которое уходит на содержание коня — это много. Так, например, мне как-то заявил один знакомый, который при этом был страстным лошадником. А я ему отвечаю: да у тебя на одни сигареты тысяч 7 в месяц уходит! И потом, эти 10 тысяч — ты же их не выбрасываешь, не отдаёшь кому-то. Ты их тратишь на себя, любимого, пойми это. И знаете, он проникся таким аргументом и тоже купил себе лошадь», — смеётся Мирослава.
Уже в конце разговора интересуемся у Натальи, откуда у неё такая экзотическая фамилия. Оказывается, она досталась от мужа, который по национальности — наполовину русский, наполовину кубинец. А познакомились молодые люди благодаря… лошади.
Дело в том, что несколько лет назад две тогда ещё 19-летние мурманские студентки решили вскладчину купить коня. Остановились на чёрном мерине — ну, чтобы заодно исполнить и Наташину детскую мечту. Подходящий вариант оказался в Пскове.
После долгих расспросов и въедливых уточнений хозяйка всё же согласилась передать своего драгоценного Тошу в нежные девичьи руки. Но оформление документов заняло целый месяц, и сгорающие от нетерпения девушки попросили псковичку хотя бы по интернету информировать их о жизни своей «покупки».
Так как женщина не дружила с новыми технологиями, она обратилась за помощью к знакомому по имени Дэн. И в течение месяца парень исправно слал в Мурманск фото и видео, а потом, когда юные покупательницы выехали за Тошей в Псков, встретил их в Петербурге — чтобы они стопроцентно не заблудились.
Более того, ответственный пскович вызвался сопровождать их и на обратном пути — до самого Мурманска. И к концу путешествия понял, что окончательно влюбился в Наташу.
«А мне Дэн очень понравился ещё при первой встрече, поэтому, когда он отправился обратно, я рыдала две недели, — признаётся девушка. — Как вдруг он приехал — уже ко мне. Ещё через 3 недели я отправилась в Псков, а месяца через 3 переехала сюда окончательно. Ну, и Тошу, конечно, пришлось везти обратно. Такой вот он у нас конь-путешественник».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео