Ещё
Фото: Вечерняя Москва
Они не виделись лет десять, не меньше, и нежданно встретились в отеле на испанском курорте. Антон Борисович (далее для краткости АБ) занимал президентский люкс.
Валерий Гаврилович (соответственно, ВГ) размещался в однокомнатном номере, смотрящем в сторону от моря. АБ сопровождала модель, ВГ привез жену, с которой недавно отметил серебряную свадьбу.
Мужчины обнялись, поплавали, дали дамам денег на шопинг и отправились отмечать встречу. Они не были друзьями, но знали друг друга еще с юности и питали взаимную симпатию. В девяностые одновременно занялись бизнесом, шли вровень, потом потерялись из вида. А сейчас стало понятно, что АБ, по лексике ипподрома, на пять корпусов впереди. Но, выпивая и закусывая, он решил проявить благородство и поберечь самолюбие ВГ.
АБ (с напускной печалью): Бизнес идет с большим напрягом, у меня ведь высокие технологии, а комплектующие попали под санкции, кредитов на Западе больше не дают. Доходы сильно упали, продал бы компанию на хрен, но предлагают гроши.
ВГ (с пониманием): Что поделать, времена не выбирают. А у меня все вроде тип-топ. Санкции, наоборот, помогли. Занимаюсь фермерством, зерно там, гречка, живность кое-какая, импортозамещение. Концы с концами свожу, даже прибыль небольшая имеется.
АБ (хмыкнув про себя, но не меняя линию): Уровень жизни упал. Несколько доверенных банков схлопнулось, деньги неслабые накрылись. Пришлось продать один из домов, тот, в котором жили, переехали в избушку попроще — восемьсот квадратов, шестьдесят соток. Не ах, но как-то перебиться можно.
ВГ (сочувственно): Говорят, один переезд равен трем пожарам. А у меня пока стабильно: как жили в ста метрах в Крылатском, так и живем. Даже просторнее стало: сын отселился, купили ему небольшую двушку, теперь дочь на волю просится, копим для нее.
АБ (пряча нарастающее раздражение): Ты молодец, у тебя в семье всегда был порядок. Одна супружница на всю жизнь. А я уже три раза развелся, четвертая жена сейчас в Германии с ребенком сидит, ну а я тут немного себе позволяю с мисс Мухоморск. Шибко грамотная, «Машу и медведи» читала и «Репку».
ВГ (поощряя собеседника): Да ладно тебе, дамочка очень даже фигурная. Я раньше тоже иногда налево хаживал, но по-легкому, без фанатизма, жена так ничего и не просекла. И прекрасно, потому что она меня по всем статьям устраивает. Детей хорошо воспитала, образованные ребята, сын кандидатскую защитил, скоро я дедом стану.
АБ (на грани истерики): А мои спиногрызы — конченые мажоры! Ждут, пока я ласты склею, чтобы наследство раздербанить. Но я им сюрприз приготовил: отпишу каждому по лимону, чтобы с голоду не околели, а остальное в фонд имени себя закатаю, оттуда фиг чего достанут.
ВГ: Отпишешь по лимону — чего?
АБ: Евриков, естественно, — а ты что подумал? Сидели, что называется, до последнего клиента, на грудь взяли сильно. ВГ вернулся в номер и уснул сном праведника. АБ остался в баре отеля. Добавил — и вдруг ощутил, что завидует ВГ. Тому, кого, казалось бы, обставил по всем статьям. Здрасьте, дожили!
Если копнуть биографию АБ, то выяснится, что чувство зависти родилось еще до него. Мама маленького Антоши это быстро поняла и стала использовать в воспитательных целях. Смотри, говорила она, как Сеня щелкает задачки, математическую олимпиаду выиграл, а ты чем хуже? Витя на пианино фуги всякие играет, ты разве не мог бы? Толик в три спортивные секции ходит, полюбуйся, какая у мальчика фигура, а ведь у тебя тоже прекрасные данные.
Мама была хорошим психологом и умела найти подход. Сын сначала отмахивался, даже злился, но ген зависти делал свое дело, и Антон начинал преследование объекта. Догоню — и перестану завидовать, думал он. Но, догнав и тут же потеряв интерес к преследуемому, он видел перед собой спину нового лидера и пускался вслед. Такими перебежками он многого добился, сам стал предметом зависти сверстников и гордости родителей и учителей.
Постепенно Антон осознал, что зависть является пружиной его успехов. Именно она — источник энергии, витамин роста, стимул совершенствования. И нужно быть полным дураком, чтобы не ценить отмеренную тебе свыше зависть. Однако чем ретивее гнался АБ за эталонами успеха, тем больше барьеров и баррикад встречал на пути. Жизнь намекала ему, что слишком высоко задрал планку и что даже максимальных его усилий может оказаться недостаточно перед лицом неудачных обстоятельств или обыкновенной невезухи.
Шли годы, и намеченные к покорению вершины явственно удалялись от АБ. Пора было прекратить гонку Советского Союза за Америкой, остыть, угомониться, поблагодарить госпожу зависть за проделанную работу и отправить ее на покой. И точно так же, как раньше он методично следовал установкам собственной зависти, теперь начал жестко вытравливать ее из себя. Повторял наполеоновскую мантру: «Требуй невозможного — получишь максимум». АБ получил ровно столько, сколько смог, и это вполне можно было считать победой. Нервная система пришла в равновесие. Вроде бы. И вот теперь, сидя в ночном баре, Антон Борисович вспомнил старое присловье: «Кому щи жидкие, кому жемчуг мелкий». И на поверку выходило, что жидкие или, скажем так, вовсе не густые щи Валерия Гавриловича казались тому наваристыми и вкусными. В жемчуге же он просто не разбирался. И это обстоятельство вдруг вызвало навсегда изжитую, как думал АБ, зависть. Оказывается, она никуда не делась, просто изменила вектор, и ее объектом стал совсем не орел — ВГ.
Надо заметить, что у Валерика (впоследствии ВГ) в детстве зависть тоже имелась, но какая-то вялая и узконаправленная: вот у Коли есть футбольный мяч, а у меня нет; Петя целовался с девочкой, а я не пробовал. Со временем сами собой появлялись и мяч, и поцелуйчики — ну и ладно.
Валера рос философом. К примеру, никогда не завидовал однокласснику Жорику с его фирменными джинсами и моднейшими в ту пору туфлями «саламандра». Или Насте, которую привозил в школу автомобиль с папиным шофером. За тем, что даровано судьбой или родителями, гнаться бессмысленно. Как за чьим-то везением. Или талантом. Или врожденными физиологическими достоинствами.
И ведь что такое зависть, рассуждал ВГ. Завидуя, ты хочешь поменяться местами с объектом зависти. Но выгодно ли это тебе? Вот у господина Икс денег не мерено, и тебе столько же хочется, но, может, ему по ночам мерещится сырой каземат, куда отправляют за расхищение бюджетных средств. Или соблазнишься ты эротическими похождениями, каковые позволяет себе господин Игрек, но откуда тебе знать, что он просто гуляет напоследок, ибо страдает неизлечимой болезнью. Что вытерпел или продолжает терпеть человек, чтобы быть тем, кому ты собрался позавидовать? И готов ли ты заплатить ту же цену? Так рассуждал ВГ, эти медитации уверенно вели его по жизни и довели до места случайной, но по-своему поучительной встречи с АБ.
Отоспавшись после вчерашнего, приятели встретились на пляже. «Сплаваем до буйка наперегонки?» — предложил АБ, и ВГ, некогда перворазрядник по плаванию, подумал: «Надо поддаться, а то жалко его, не повезло человеку».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео