Ещё

Правдоподобная Коза-дереза: как в пятидесятые годы прошлого века в Калининграде растили патриотов 

Фото: Клопс.Ru
В 1947 году в одной из частей Красной армии, расквартированной в Калининграде, шло собрание личного состава. Его участники выдвигали кандидатов в Калининградский городской совет народных депутатов. По традиции вначале в кандидаты выдвигали руководителей коммунистической партии и советского правительства. Этих выдвигали по всей стране, все и вся. Начинали с выдвижения Сталина. Это тоже было обязательным советским ритуалом. Эта воинская часть не была исключением. Один из выступавших, ефрейтор, на весть о том, что личный состав его части выдвинул Сталина кандидатом, отреагировал:
"Да здравствует великий вождь народов и творец нашего счастья И. В. Сталин! Да здравствует великий русский народ!".
Обратите внимание на последнюю фразу. Нет, в послевоенном Советском Союзе все народы были равны. Но великий русский был равнее других. Русский народ в советской послевоенной пропаганде стал этаким добрым, справедливым, сильным старшим братом для всех остальных народов Советского Союза. До сих пор спорят, почему грузин Сталин в победившей нацизм стране вдруг взял курс на возвеличивание русского народа и борьбу с теми, кто к этому номенклатурному величию относился скептически. Последних клеймили как безродных космополитов.
По одной из широко обсуждаемых версий, история с великим русским народом и беспощадной борьбой с безродным космополитизмом появилась после войны неслучайно. Прошедшие пол-Европы советские солдаты увидели, как жили люди в загнивающих буржуазных европейских странах. И у солдат стали возникать вопросы. Например, а почему у нас на Родине не так. Вот тогда-то и появился старший брат всех народов и наций Советского Союза — русский народ и его враги — безродные космополиты.
Пропагандистский феномен «безродных космополитов» в те времена заключался не в том, что некий гражданин открыто мог заявить, что он не любит советскую Родину и преклоняется перед западным образом жизни. Нет, в те времена безродным космополитом мог стать кто угодно, в том числе и правоверный член коммунистической партии большевиков.
Правильно любит человек советскую Родину или неправильно, решал не сам гражданин. Это за него решали коллектив, руководство, соседи, местком, профком и всякие другие …комы. Поводом для зачисления в «безродные космополиты» могло стать всё что угодно.
Вместо того, чтобы воспитывать детей
В 1947 году состоялось областное собрание комсомольского актива. Конечно, обсуждался вопрос о происках низкопоклонников перед Западом. В результативной части всеобластного собрания говорится, что среди калининградских «комсомольцев и молодёжи имели место случаи низкопоклонства перед западноевропейской и немецкой буржуазной культурой». Например, учительница зеленоградской средней школы Смирнова «вместо того, чтобы воспитывать детей в духе советского патриотизма, в присутствии учащихся восхищалась бытовыми удобствами немецких квартир».
А вот ещё интересная цитата из архивного документа, датированного 1948 годом. Дочитайте его, пожалуйста, до конца:
"Широту творчества Пушкина тов. Сталин противопоставил гитлеровской культуре с её расистской теорией, которая основной задачей ставила завоевание мирового господства и уничтожения всех культур и наций. Товарищ Сталин говорил в 1941 году: «И эти люди, лишённые чести и совести, люди с моралью животных, имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации Плеханова и Ленина»".
Это отрывок из школьного сочинения ученика восьмого класса калининградской школы №7. Тема сочинения — «Вольнолюбивая лирика А. С. Пушкина».
Ещё один отрывок, тоже из школьного сочинения, уже про Маяковского: «Призванные критики — космополиты из кожи вон лезут в стремлении преуменьшить значение и ценность литературного наследия поэта. Они на все лады кричат о его „индивидуализме“, о трудностях восприятия его стихов, они ставили в вину поэта его патриотизм, непримиримость к врагам Родины и народа».
Патриотизм внедрялся в головы советских детей в буквальном смысле на биологическом уровне. В 1949 году областному партийному руководству доложили о результатах проверки качества преподавания биологии в калининградских школах. В частности, проверяющие отметили: «Новые программы преподавания способствовали воспитанию учащихся в духе советского патриотизма и национальной гордости путём ознакомления учащихся с успехами социалистического сельского хозяйства, с достижениями русских учёных в изучении законов развития живой природы».
И совсем прекрасно решение собрания членов колхоза «Заветы Ильича», которое мы цитируем по книге калининградского историка, профессора Юрия Костяшова «Повседневность послевоенной деревни. Из истории переселенческих колхозов Калининградской области». Осенью 1947 года колхозники постановили всем миром «разоблачать попытки преклонения и раболепия перед буржуазным Западом».
Правильный пример патриотизма
Одним из наиболее известных правильных примеров любви к Родине в региональной истории стала товарищ Савик-Сац. В 1950-м товарищ Савик-Сац занимала ответственную должность уполномоченной Главреперткома. Помимо всего прочего, в её обязанности входила приёмка спектаклей всех калининградских театров. Фактически она осуществляла цензуру. В Государственном архиве Калининградской области сохранились отчёты о проделанной товарищем Савик-Сац работе. А работала она много. И пощады не знала.
Она не приняла спектакль Калининградского театра кукол «Танцы народов СССР». Посмотрев спектакль, уполномоченная написала:
"Танцы исполняются уродливо, с расчётом смешить зрителя, не воспитывают в юном зрителе любовь к русским танцам, а, наоборот, вызывают насмешки, что является порочным".
Другой жертвой уполномоченной Главреперткома стал спектакль калининградского областного театра «Аленький цветочек». В этом спектакле Савик-Сац не понравились декорации. Она писала: «Действия происходят среди непонятных столбов, не свойственных русской архитектуре, мебель во дворце Чудища не соответствует русскому стилю (например, современная немецкая кушетка)».
Реализация спектакля была запрещена не только из-за немецкой кушетки. Ещё ей не понравилось, как актёр театра сыграл Чудище Безобразное, одного из главных героев истории про аленький цветочек. В её отчёте сказано, что Чудище Безобразное — «это создание по русскому образцу и подобию, однако этот образ не вскрыт совершенно».
По поводу скамеек и кушеток товарищ уполномоченная была особенно бдительна. Например, в спектакле «Аршин мал алан» она потребовала
"Садовую скамейку немецкого образца заменить другим видом сиденья".
Я не знаю, насколько хорошо играли в пятидесятом актёры калининградского драматического театра. Но читая рецензии товарища Савик-Сац, я не могу отделаться от обвинения: товарищ уполномоченная ненавидела театр как таковой. О чём свидетельствует её рецензия на спектакль «Коза-дереза»:
"Кроме темы наказания лживой козы, в пьесе есть темы дружбы лесных обитателей, что в спектакле вскрыто слабо и следует усилить. Оформление спектакля портативно, но выразительно".
"Портативно" — в те времена это слово было новым в русском языке, малознакомым для широкой советской аудитории и, наверное, модным в узких кругах советских чиновников, желающих образованность показать. Что это слово означает в данном контексте — я не знаю. Возможно, в данном случае «портативно» означает «немногочисленно», «небогато» или что-то в этом роде.
Далее в рецензии говорится: «Окраска шкуры Козы-дерезы неудачная. Жёлтые пятна по белому меху создают впечатление, что коза сделана из кошачьей шкуры. Однако по форме коза правдоподобна». Ну как так можно писать о театре, тем более о детском?
Танцы патриотов
А ещё в Калининграде пятидесятых изживали «влияние Запада в танцах», запрещая исполнять на танцевальных площадках всякие низкопробные западные танцы, отчитывались о том, что на танцплощадках Калининграда и области исполняются «исключительно русские бальные танцы». Смысл непримиримой борьбы за «русскость» в танцах очень хорошо иллюстрирует выступление товарища Блохи, начальника областного отдела культурно-просветительской работы:
"В кратчайший срок изжить западные танцы. Танцы должны быть идейными, а не низкопробными. Необходимо в народных танцах выбросить терминологию иностранных языков. В классическом балете этот вопрос гораздо сложнее, но постепенно и здесь надо изживать".
В 1949 году разгромили космополитов, окопавшихся в областном концертно-эстрадном бюро — так тогда называлась филармония. В справке обкома ВКП (б) деятельность эстрадного бюро определяется как «гнусное преклонение перед западноевропейским искусством». Во время проверки выяснилось, что репертуар КЭБа «насыщен заграничными опереттами», а артисты-чечёточники копируют «образчики, заимствованные в американском кабаке».
В 1950 году «под космополитизм» попал калининградский адвокат Леонид Сац. В 1903 году он окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, после Октябрьской революции преподавал в Московском институте красной профессуры, являлся юрисконсультом Академии наук СССР. А потом адвокат Сац переехал в Калининград. Коллеги характеризовали его как «имеющего большой практический стаж, пользующегося среди адвокатов репутацией человека большой эрудиции».
Но в Калининграде адвокат Сац совершил космополитическую вылазку. Он имел неосторожность выступить перед молодыми калининградскими адвокатами. Во время выступления Сац «не затронул имена корифеев коммунистической науки Маркса, Ленина и Сталина». А ещё Леонид Сац «с таким же успехом обошёл имя мирового судебного оратора, патриота советской родины академика Вышинского». И на фоне всех этих космополитических вылазок Сац вспомнил «дореволюционного судебного оратора Плевако», который писал десять речей и одиннадцатую произносил.
Ну тут коллеги за него и взялись, за 72 летнего адвоката. Вот фраза из выступления руководителя тогдашней областной адвокатской организации:
"Мы должны понять, товарищи, что космополитизм — это идеологическая диверсия, появление этой идеи в рядах адвокатуры является особо опасным… Адвокат — работник идеологического фронта, поэтому к рассматриваемому вопросу мы должны отнестись со всей политической резкостью, подняв этот вопрос на надлежащую высоту".
Леонид Сац был лишён высокого звания советского адвоката. Дальнейшая его судьба неизвестна.
Саша Красный
Но были люди, которые прекрасно со строгим советским патриотизмом уживались. И даже умудрялись на нём зарабатывать.
"Совершенно секретно.
В начале 1948 года по удостоверению Правления союза советских писателей в Калининградскую область приехал член союза писателей тов. Брянский, который выступал перед населением под псевдонимом Саша Красный, выдавая себя в одних случаях за личного секретаря Маяковского, а в других — за человека, имевшего личные встречи с В. И. Лениным.
Брянский выступал в различных гражданских и военных организациях с воспоминаниями о Владимире Ильиче и Маяковском. Преподнося слушателям сочинённые им, Брянским, пасквильные материалы, он в тоже время занимался вымогательством платы за свои выступления.
Обком ВКП (б) запретил ему выступать перед населением и предложил выехать из области…"
К информационному совершенно секретному письму прилагалось несколько стихов Саши Красного. Вот, например, из его поэмы «Шесть дней». Это патриотическая поэма о похоронах Ленина.
…Слов никак не сберёг Калинин, на очках застыла слеза:
"Товарищи, величайшее ныне…"
Заплакал, ничего не сказал.
У побелевших губ Фрунзе бьётся о зубы стакан,
Ворошилов стоит неузнан,
Согнулся в дугу Микоян…
По законам того времени в обязательную патриотическую обойму входили благодарности партии, правительству и лично товарищу Сталину за «нашу счастливую жизнь». Всё это — несмотря на то, что жизнь счастливой не была. Поэтому активно внедряемые патриотические установки на то, что мы живём хорошо, часто приносили обратный эффект. В обкомовской справке «О политических настроениях трудящихся» датированной 1949 годом, говорится, что «гражданка Виноградова, работница ЗАГСа, в группе людей заявила:
»Я бы разбила репродуктор, по радио врут о нашей хорошей жизни. Я третий день не могу достать хлеба”.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео