Собака 3 февраля 2018

Почему люди разучились читать

Фото: Собака
Нейролингвист, профессор СПБГУ и номинант премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» Татьяна Черниговская в эфире телеканала «Культура» рассказала, как сегодня воспринимают информацию и почему люди движутся к отказу от чтения. Мы записали основные тезисы.
— Строго говоря, не важно, написан текст на бумаге, коже, глиняной табличке или экране компьютера. Важно, что это текст. Но речь идет не о носителях, а о двух разных типах чтения: линейном и поисковом. Сейчас люди привыкают работать в режиме гипертекста: вы читаете, потом какое-то слово вызывает у вас интерес, вы кликаете и «проваливаетесь» в него. Так можно уйти очень далеко. Из этого следует, что изменился сам способ чтения. Люди с большим трудом переваривают длинные тексты от начала до конца. Это тревожный знак. Это значит, что чтение в привычном для нас смысле исчезает.
Я по-прежнему читаю серьезные книги только в печатном виде: мне нравится держать их в руках, ощущать бумагу. Но поскольку я вынуждена по роду деятельности изучать очень много научных статей и рецензировать работы, я, конечно, делаю это с компьютера — в том числе по диагонали.
Есть сведения, что людям цифровой эпохи очень трудно удержать внимание. Не скажу, что этим страдают все, но вектор в сторону нечтения существует. Сейчас дети в школах часто читают вместо произведений их краткие содержания: «Преступление и Наказание» или «Война и Мир» на 4 страничках. Как бы мы ни относились к Достоевскому, он никогда не писал детективов на тему «кто старушку хлопнул». Если бы от этих романов осталась только банальная сюжетная канва (кто на ком женился, кто с кем развелся), то это были бы совсем другие книги, и Толстой, и Гоголь, и Пушкин перестали бы быть авторами. Вопрос: зачем это делают? Вероятно, потому, что нельзя прочесть этот огромный текст. Сторонники подобного сокращения обычно объясняют все тем, что ребенок не может понять столь сложные произведения. Следуя такой логике, мы должны убрать из школьной программы всю классическую русскую литературу. Так что это не только новый способ чтения, но и другой способ мышления, гораздо более рваный.
Я говорю студентам, что есть такое понятие, как «речевые жанры». Это значит, что люди, говорящие на одном языке, могут читать проповедь, вести лекцию или торговаться на рынке. Варьировать язык в зависимости от ситуации. Уважающий себя человек должен владеть всеми этими языками, включая некоторые ненормативные. Другой вопрос — что мы выберем.
Не исчезнет ли чтение? Человечество все больше движется в сторону картинок, комиксов. Зачем я буду читать тексты, если есть изображения, которые компактно ситуацию описывают? Уже идет и будет усиливаться неприятное расслоение социума на тех, которые и не хотят углубляться в смыслы, и снобов, интеллектуалов, умников, которые будут чувствовать превосходство над низом. Это плохой сценарий.
В качестве оптимистической ноты я бы сказала так: если детям попадется умный учитель литературы с хорошим вкусом, то он покажет им, какое это удивительное занятие — читать, их будет не оторвать от книги (потому что это очень интересно), и им это поможет. Я иногда думаю: какое счастье, что гении, жившие на этой планете, написали книги. Их, как физических единиц, уже нет, но ты все равно можешь продолжать с ними общаться. И это даже диалог. Ты читаешь, сомневаешься, а они тебе потом отвечают. Прошло шестьсот лет, тысяча, а ты все еще с ними разговариваешь. Вот где бессмертие!
Комментарии
21
Читайте также
24 часа из жизни Майкла Корса
Нераскрытые тайны жизни Мэрилин Монро
Почему Павел I запретил вальс
За что посадили знаменитую певицу Лидию Русланову