6 февраля 2018, РИА Новости

О чем поют саами в Норвегии и России

Коренной северный народ саамы, насчитывающий не больше 80 тысяч человек, во вторник отмечает свой национальный праздник — международный день саами. Сегодня они с особой гордостью хранят традиции предков, спасают язык от забвения и поют песни, дошедшие до них от предков из глубины веков — йойки и луввьт — протяжные и неспешные, рассказывающие о бескрайней тундре, кормильце северном олене — песни, которые можно передавать по наследству, дарить на праздники или просто сочинять на ходу.
Саами своей родиной считают Лапландию — территории, простирающиеся по северу Норвегии, Швеции, Финляндии и России. У этого народа есть свой гимн, флаг, узнаваемый костюм и язык, насчитывающий множество диалектов. Особая гордость саами — песни, которые в разных странах называются по-разному, но схожи по звучанию, содержанию и настроению. Отогнать хищников и поднять настроение
В Норвегии саамский йойк давно стал частью общей культуры — его поют не только в чумах, но и в концертных залах в сопровождении симфонических оркестров. Он звучал на открытии Олимпийских игр в Лиллехаммере и на конкурсе "Евровидение". "Йойк сегодня — это важная часть северной культуры. Йойк связан с природой, течением жизни, ее неспешностью. Он может быть о человеке, животном или природе, это способ рассказать историю",
— говорит норвежский саам Нико Валькеапяя, который сам исполняет йойк.
Он с улыбкой вспоминает, что, как все саамские дети, буквально впитал йойк с молоком матери — эти песни исполняли в семьях, дети повторяли мелодию вслед за родителями. Йойк можно подарить ребенку на день рождения, и он наравне с именем будет сопровождать его всю жизнь. Уходя с оленями в тундру, саамы хранили йойк как оберег — в трудную минуту он мог отогнать хищников от стада, утолить тоску по родным, создать нужное настроение и позволить почувствовать единение с природой. "Раньше йойк пели только в семьях, а в последнее время ему учат в школах, у студентов есть возможность изучать их и попробовать исполнить",
— говорит Нико. При этом у йойка всего одна жизнь — исполняя его во второй раз, саам может изменить слова, а может и вовсе заменить их звуками природы — журчанием воды в ручье или завыванием ветра. Голос из глубины вековАннели Дрекер выросла в обычной норвежской семье, но предметом изучения в консерватории Тромсё на севере Норвегии выбрала саамский йойк и техники горлового пения. "Что касается самой техники, она не так уж сложна, самое трудное — это перестать быть собой и стать голосом, который что-то или кого-то описывает. Это сложно для тех, кто исполняет популярную музыку, которая очень личная — в ней ты рассказываешь о себе, о своих чувствах. Здесь же важно стать голосом, медиумом",
— говори Аннели.
Вместе с другими исполнителями саамской песни она в конце января открывала крупнейший музыкальный фестиваль на севере Норвегии "Северное сияние", в котором йойк сопровождал симфонический оркестр.
По мнению Аннели, йойк — это голос из глубины веков, который саами получили от своих предков. А особые вибрации, идущие как бы из нижних отделов гортани, появились благодаря климату — на морозе трудно петь во все горло.
Кроме того, у йойка может не быть начала, середины и конца. Обывателю, незнакомому с искусством йойка, он может показаться однообразным и несколько заунывным, говорят исполнители, но стоит закрыть глаза и вызвать в воображении северный пейзаж — бесконечные просторы тундры, снежные пустыни и полуночное солнце, как мелодия обретает смысл и вызывает у слушателей яркие эмоции. Не петь, а напевать
Саамы, живущие в российской части Лапландии, на Кольском полуострове, хранят и передают из поколения в поколение свои песни — луввьт. Это, скорее, даже не песня, а напев, исполняемый за работой или во время движения, размышления вслух. Как рождается мелодия луввьт, никто точно не знает, а может быть, саамы просто не хотят раскрывать этот секрет.
Исполнительница луввьт Анфиса Агеева вспоминает, что в ее семье пели всегда — и мама, и бабушка.
"Я с рождения слышала традиционные саамские напевы. Мама потом еще пела в фольклорном коллективе. Эту песню мы слышали с детства, потому что часто выезжали с родителями в тундру. Пели они негромко, у каждого была своя мелодия — та, которая больше подходила к настроению, судьбе, ложилась на душу",
— говорит Анфиса Максимовна.
В детстве она не придавала особого значения бабушкиным песням и рассказам, тогда казалось, что в любой момент все можно будет вызнать, если понадобится. Сегодня спросить уже не у кого, но в памяти сохранилась та "бабушкина" мелодия, хранимая в семье как фамильная драгоценность. "Слова могли быть разными — вчера так исполнила, а сегодня уже немного по-другому, а чаще была импровизация",
— рассказывает Анфиса Максимовна. Как и норвежские саамы, российские чаще всего поют о природе, оленях, родной земле и любимых людях. "Разница с йойками есть — в луввьт много текста, а в йойке текста мало, но много звуков природы. Они поют громко, а мы как бы напеваем. У нас смысловые песни",
— говорит исполнительница.
У нее свое объяснение сложившейся технике горлового пения — по ее мнению, вибрации возникли из-за того, что луввьт часто исполняли в повозке, запряженной оленями — а на неровной дороге плавно не споешь. Подарок потомкам
Один из самых болезненных вопросов для современных саами — как сохранить язык, а вместе с ним и традиционный музыкальный жанр. Анфиса Максимовна вспоминает, что, когда пошла в школу, плохо говорила по-русски — в саамских деревнях предпочитали свой язык. Сегодня таких семей, где говорят на языке коренного народа, по пальцам можно сосчитать.
Виной тому и запрет саамского в советские годы, и изменение уклада жизни современных саами, и малое количество тех, ко еще может научить языку. Тем более что в саамском — множество диалектов, носители которых, бывает, не понимают друг друга. "Мы с мужем, например, говорим на разных диалектах. Я со свекровью общалась по-русски, глупая была — могла бы выучить еще один диалект. А саамская песня без языка уже в том варианте, как была раньше, не сохранится в любом случае. Есть еще исполнители — в основном женщины, которые могут спеть, но знание языка слабеет, и тексты приходится заучивать, импровизация сходит на нет",
— сетует Агеева. Сегодня она — одна из немногих, кто исполняет традиционный луввьт — песню, которая и в наши дни все еще соединяет прошлое и настоящее.
Международный день саамов отмечается 6 февраля в память о том, как в этот день в 1917 году в норвежском городе Тронхейме впервые встретились представители отдельных общин древнего народа саами, чтобы обсудить вопрос объединения саамов и взаимодействие через границы. Территория проживания саамов исторически разделена между Норвегией, Швецией, Финляндией и Россией. Саамы говорят на почти десятке диалектов, которые настолько отличаются друг от друга, что носители разных диалектов нередко не понимают друг друга.
Многие годы в прошлом веке культура и язык саамов были под запретом, однако в 1992 году начался процесс восстановления национальной и культурной идентичности, тогда было принято решение об учреждении праздника Международный день саамов.
В России представителей саами насчитывается меньше двух тысяч человек. Больше всего представителей этого народа живет в Норвегии.
Люди
Оставить комментарий

Главное по темам

Убийцы, трусы! Неожиданные факты о президентах США

Вчера, 18:47

Переведете ли вы эти имена на русский язык?

Вчера, 11:57

Элиза и Марсела: пара, обманувшая церковь

20 февраля 2018

Названы удачные имена для поиска любовниц в сети

20 февраля 2018

Почему люди покидают столицу

20 февраля 2018

Видеоновости

Статьи

Как «доктор смерть» из НКВД изобретал идеальный яд

В Советском Союзе существовала специальная лаборатория, изучавшая влияние отравляющих веществ на человека. Один из ее сотрудников — Григорий Майрановский — не просто экспериментировал — он убивал людей.

«Они реально боятся ехать в Россию»

В рамках цикла об уехавших заграницу россиянах «Лента.ру» рассказывает историю Карины, обосновавшейся в городе неспящих — Сиэтле.

«Вся моя жизнь — отпуск»

В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ фотографа Кати Пешаковой о том, как устроить жизнь в сказочной Индии.

«Осторожно: на свободе гуляет бурый медведь с двумя пушками»

Пять лет назад отважная уроженка Новосибирска Светлана Скарбо втянулась в авантюру. Она решила заставить британцев читать о Сибири.

«Я слышал, что оценки можно купить за деньги»

Гражданин Германии, 47-летний Йорн Хезе полтора года учился в университете города Орла на факультете экономики.

Фоторепортажи