8 февраля 2018, Спорт-Экспресс

Никита Кучеров: «Не знаю, где бы я сейчас вообще был, если бы остался.

Нападающий «Тампы-Бэй» Никита Кучеров в интервью «СЭ» рассказал о ситуации с травмой плеча, которая произошла в 17 лет, когда игрок еще был в структуре ЦСКА. По его словам, в амрейском клубе к нему отнеслись без уважения.
— И что в итоге с плечом было?
— Точный диагноз не назову, но в первый же день мне сделали снимок и сказали: «Как они тебя вообще могли допускать до тренировок?! Твое плечо вообще ничего не держит!» Все было разорвано с обеих сторон, плечо гуляло. Они в шоке были.
Потом решили проверить второе, которое оперировали в Москве, когда мне было 17 лет — ЦСКА тогда оплатил. Тоже удивились. Оно было сделано так плохо, что в любой момент мог случиться рецидив, и потребовалось бы новая операция. Оно у меня до сих пор до конца не разработалось. Раньше не мог даже штангу завести за голову. Сейчас получше стало. Почти восемь лет прошло — а я до сих пор с этим плечом немножко мучаюсь.
И я же помню, как делали эту операцию. Приехал с утра в больницу. Взяли анализы. Через пять минут сказали: «Раздевайся, ложись на койку, сейчас мы тебя отвезем». Я не видел врача, не разговаривал с ним. Он не удосужился объяснить мне, что он будет делать, какая это вообще операция. Меня даже не предупредили, что после нее мне надо будет сразу на плечо бандаж надеть и ходить с ним около четырех недель.
Прооперировали. Будят с утра: «Мальчик, вставай. Надо уходить, палату для других освобождать». Восемь утра, я еще от анестезии не отошел, ничего не понимаю. В туалет не могу сходить, потому что больно встать. Бандажа нет. Спасибо Никите Гусеву, что он поехал в ортопедический магазин, купил его за свои деньги и привез. До сих пор благодарен ему за это. Если бы не он, не знаю, что бы делал. Родители работали в Нью-Йорке, а бабушка на другом конце Москвы. Для нее ехать — целая проблема. Но она в итоге все-таки приехала.
Там не было ни врача из ЦСКА — вообще никого. Мне не сказали, что надо делать, какие таблетки пить. Просто выкинули из палаты и велели идти домой. И я с бабушкой в девять утра, полусонный, поехал на маршрутках. Бабушка меня тащила, потому что я практически идти не мог: анестезия еще до конца не прошла. Приехал домой — не знал, что таблетки надо пить. Опять заснул, проснулся с болью. Бабушка не понимает, что делать, дает обычные обезболивающие, но они-то в моей ситуации были как слону дробина. Болело от всех разрезов очень сильно.
Да еще и порезали как на скотобойне. До сих пор такие шрамы… Вот такое отношение, все вместе, и подтолкнуло меня уехать и пойти по другому пути.
— Вы это решили уже после операции в Тампе, увидев разницу? Или еще до отъезда?
— Когда мне сказали: «За операцию плати деньги сам» — это стало последней каплей. В то время у нас в ЦСКА была пара защитников — Яша Рылов, Игорь Ожиганов, — которые делали операции за свой счет. Потом в клубе им вроде бы на протяжении полугода отдавали деньги. Но, во-первых, у меня не было таких средств, которые требовались для моей операции. А во-вторых, в тот момент в клубе менялось руководство. И я не знал, вернет ли деньги новое — или скажет: «Мальчик, иди отсюда, не мы с тобой договаривались». И я сразу сказал: все, с таким отношением не хочу с вами больше иметь никакого дела. Позвонил своему тогдашнему агенту в Америку: «Больше здесь не хочу играть. Драфтуй меня в CHL». Не знаю, где бы я сейчас вообще был, если бы остался. Может, из-за незалеченных травм с хоккеем бы закончил. (Игорь РАБИНЕР)
Полное интервью Никиты Кучерова
Никита Кучеров Игорь Ожиганов Никита Гусев Игорь Рабинер Люди
Оставить комментарий

Главное по темам

«Демоны революции»: узнаете ли вы Ленина в лицо?

Вчера, 10:49

Самое глупое ограбление года произошло в России

22 февраля 2018

Бритва и носки: как россияне отметят 23 февраля

22 февраля 2018

11 самых крутых российских экстремалов

22 февраля 2018

Письмо ребенка к учительнице поразило соцсети

22 февраля 2018

Видеоновости

Статьи

Как «доктор смерть» из НКВД изобретал идеальный яд

В Советском Союзе существовала специальная лаборатория, изучавшая влияние отравляющих веществ на человека. Один из ее сотрудников — Григорий Майрановский — не просто экспериментировал — он убивал людей.

«Они реально боятся ехать в Россию»

В рамках цикла об уехавших заграницу россиянах «Лента.ру» рассказывает историю Карины, обосновавшейся в городе неспящих — Сиэтле.

«Вся моя жизнь — отпуск»

В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ фотографа Кати Пешаковой о том, как устроить жизнь в сказочной Индии.

«Осторожно: на свободе гуляет бурый медведь с двумя пушками»

Пять лет назад отважная уроженка Новосибирска Светлана Скарбо втянулась в авантюру. Она решила заставить британцев читать о Сибири.

«Я слышал, что оценки можно купить за деньги»

Гражданин Германии, 47-летний Йорн Хезе полтора года учился в университете города Орла на факультете экономики.

Фоторепортажи