ИД «Собеседник» 12 февраля 2018

«Без крутых кроссовок ты не человек». Школьники — Дмитрию Быкову о своих кумирах и идеалах

Фото: ИД "Собеседник"
Дмитрий Быков поговорил со школьниками, которым преподает литературу, о тех, кого сегодня считают кумирами молодежи.
В новой рубрике школьники, которым преподает Дмитрий Львович Быков (да, да, он еще и школьный учитель), будут высказываться о том, что их волнует и радует. Или, на их языке, что втыкает…
Львович: Я преподаю сейчас в «Новой школе», что на Мосфильмовской: веду там две мастерские, которые постепенно слились в одну. Первая — «Бейкер-стрит», где мы разгадываем великие неразрешимые (пока) загадки истории. Вторая — «Мастерская», где мы учимся писать и запускаем подростковое интернет-издание под недавно определившимся названием «Блин» (в том смысле, что первый блин комом). Контингент у меня там непривычный — с шестого класса по восьмой. Вот с этими детьми, чьи мнения очень нестандартны, познания огромны и хаотичны, а язык богат и разнообразен, мы и будем обсуждать то, что волнует всех.
Вступительное слово
— Дети! Я должен вас расспросить сегодня… вместо запланированного у нас разговора на действительно интересные темы… какие у вас кумиры, у вас и одноклассников, я имею в виду. Что вы там типа слушаете, какие вас интересуют жанры и субкультуры, кого вы уважаете, что смотрите и вообще.
— БУЭЭЭЭЭ!
Кумиры
— Ну во-первых, Львович, это люди, которые что-то сделали. Цукерберг — раз. Хотя вконтактике лучше, конечно. Там и кино, и музыка, и всё. Мордокнига — в смысле фейсбук — это мессенджер, в общем. Потом Систром. Он придумал инстаграм.
— А Джобс?
— Джобс умер. Кумир — это же чтобы подражать, да? Мертвому как можно подражать?
— А зачем инстаграм? Представьте, что я не знаю. И я действительно не знаю.
— Ой, ну это чтобы все следили за вашей жизнью. Вообще сейчас один остался жанр — видеоблоги. Больше никто не слушает никого, особенно из телевизора. Видеоблог сейчас — это кратчайший путь в славу. Не иметь видеоблога — это как не иметь смартфона.
— И кто лучший?
— Ну их много. Ивангай. Саша Спилберг.
— Чем занимается Ивангай?
— Он обзирает игры, поет всякую хрень, троллит школоту.
— И за что его так любят?
— Львович, вот в вас виден человек того века. Нет вопроса «За что?» За что стал знаменит суп «Кемпбелл»? Он даже не очень вкусный. Но его нарисовал продвинутый чел, и суп «Кемпбелл» стал везде. Это такой хаотический выбор, вы никогда не объясните, почему у одного сто подписчиков, а у другого десять миллионов.
ГОЛОС С КАМЧАТКИ: Двенадцать уже.
— Потом Марьяна Ро. У нее были отношения с Ивангаем, но они потом разбежались. Она теперь свой канал ведет.
— Что она там делает?
— Она мейкапится периодически, накладывает грим. Одевается. Раздевается. Показывает, как живет. Она не сказать чтобы особо красивая. Саша Спилберг тоже. И она не должна быть слишком красивая, она как бы голос всех. И она может рассказывать, например, как она на лыжах упала или как ее рвет. То есть они не должны быть гламурные, иначе их не будут смотреть миллионы.
— А из политиков есть кто кумир, хоть близко?
— Не-а. Это все где-то там.
— А из артистов?
— КАМ-БЕР-БЭТЧ!
— У девочек или у мальчиков?
— У всех! Вы что, он такой британец-британец! И еще Хью Лори. Шоу Лори и Фрая и «Доктор Хаус».
— Ладно. А персонаж?
— Соник! Наклз!
— Боже, кто это?
— Вы что, не в курсе?! Они ежи! Это, короче, мульт, короче, Sonic Hedgehog, Соник голубой, а Наклз красный.
ГОЛОС С КАМЧАТКИ: Наклз вообще ехидна.
— Они там в играх, в комиксах и в мультах. Изначально были японские, но сейчас уже всемирные. Они порождают мемы. Наклз все время спрашивает: Show me the way to Uganda!
— Почему Уганда, при чем Уганда?!
— Никто не знает. Неважно. Это мемасик.
— Но должен быть смысл?
— Вот именно, что не должно. Он идет в Уганду. Если к тебе обратились с просьбой показать путь в Уганду, то, значит, они в это играют и ты их сразу опознаешь. Никто же не знает, что такое «фиаско, братан», но при этом все говорят «фиаско, братан». Или вообще никто не знает, что такое эщкере, это такое рэперское обозначение. Надо еще, когда это говоришь, вот так вот пальцами делать перед глазами. В принципе это значит что-то вроде шизгары, то есть смысл тот же.
— А из иностранных блогеров кто-то кумир?
— Пьюдипай!
— Мать честная, это еще кто?!
— Он швед. У него 60 миллионов подписчиков. Но он так говорит, что ничего не поймешь.
— А из рэперов?
— Это вообще вчерашний день. Но если кто еще ничего себе, то Окси.
Культуры
— А эти… субкультуры… есть какие-то? В смысле моды?
— В смысле моды, Львович, сейчас модно кроссовки. Нормальный школьник пить-есть не будет, но на кроссы скопит. Они должны быть от 50 штук. Желательно с батарейкой. Идешь такой и светишься. Еще очень модно пятку с колесом. А без кроссов ты не человек. Еще наклейки всякие модно, Stone Island на все лепят вообще.
— Но я не в смысле одежды. Я в смысле организаций там или стиля…
— Стиль сейчас винишко. Ну, это в первую очередь узкие штаны, и все тело покрыто татуировкой, настоящей. Чтобы, когда человек разделся, на нем вообще не было голого места. Аксессуаров много. Секса не обязательно вообще. Надо делать вид, что секс, или много писать про него. Но вообще они не очень в этом смысле. Они как бы задумчивые. Они много тусуются, но при этом всегда грустные, их как бы не удовлетворяет ничто. Вот Артем Исхаков и Таня Страхова — они сейчас как бы лицо движения, его письмо все читали, одним очень понравилось, другим совсем не понравилось. Но вот они — это совершенное винишко.
ГОЛОС С КАМЧАТКИ: Винишко дураки.
— Если в провинции, то это АУЕ, конечно. Но в Москве АУЕ только на самых диких окраинах, а в Сибири — где сидят. Там у меня друг, у него в классе у всех сидели.
Первый срок за партой мотали. В Забайкалье школьники устроили жизнь по понятиям
— А кино?
— Кино — Marvel! Такие комиксы. «Железный человек», «Доктор Стрэндж»… Эти прямо культовые все, супергерои. Вообще чушь, конечно. Но смотрится. Вы учтите, Львович, это мы вам не про свои вкусы, а про общественные. Для себя я «Звездные войны» смотрю, там смысл.
— Хорошо. А писатели есть какие-нибудь, чтобы все читали?
— Чтобы в школе читали? В школе все твиттики читают, в крайнем случае вконтактик. Но если прям вот книгу… Ну это… Коэльо. Но он буэээээ.
— До сих пор?!
— Ну «Гарри Поттера». Но «Гарри Поттер» будет всегда. Он классика. Еще есть продвинутые люди, они читают «Над пропастью во ржи». А лично я вот «Божественную комедию» читаю.
— А не рано?
— Фигасе! Коэльо, значит, не рано, а «Божественную комедию» рано! Это все равно что сказать: мясо тебе рано, сынок, ешь сою. «Божественная комедия» — это по крайней мере без сои.
— А к вопросу о еде: что вы любите есть? Чипсы?
— БУЭЭЭЭ!
— Вообще еда — это модно. Но так, чтобы ее было мало и при этом как бы много. Мы любим, чтобы можно было долго, чтобы тянущееся, жующееся. Желейный какой-нибудь мармелад.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №5-2018 под заголовком «Ивангай, Ро, Камбербэтч… Да, и без крутых кроссовок ты не человек».
Комментарии
Читайте также
За что грузинскую царицу причислили к лику святых
Как торговец пирогами стал соратником Петра I
Как питаются космонавты на орбите
7 забытых художниц прошлых лет
Последние новости
Разговоры о вечном и запах выпечки: как работают "кафе смерти" в Москве
Сегодня у Юрия Соломина юбилей
Евтушенко могут похоронить в Переделкине 7 апреля