Вечерняя Москва 12 февраля 2018

Без трюков и эффектов: спецназ Росгвардии глазами немецкого репортера

Фото: Вечерняя Москва
О безопасности московского региона и профессиональной работе новой правоохранительной структуры — Росгвардии — в начале года заговорили в Европе. На федеральном телеканале Германии вышло два документальных фильма с простыми, но интригующими названиями «Антитеррор: отряды специального назначения войск национальной гвардии» и «СОБР „Булат“ — специальный отряд быстрого реагирования».
Эксклюзивный материал снял и подготовил к эфиру журналист Кристоф Ваннер. Он уже почти 20 лет работает в Москве собственным корреспондентом немецкого телевидения и показывает соотечественникам, как живет Россия. Старается снимать то, что простой зритель сам никогда бы не увидел. Мы встретились с Кристофом Ваннером, чтобы поговорить, почему его заинтересовала тема Росгвардии, что за люди служат в этой структуре и какие задачи они выполняют.
— Кристоф, когда ты начал работать над телепроектами о Росгвардии, что ты знал о ней? Чем зацепила тебя эта тема?
— Я знал, что создано новое ведомство — о нём довольно часто рассказывают в своих репортажах российские журналисты. Знал, что подразделения спецназа, ранее входившие в состав МВД, переданы в Росгвардию. Несколько лет назад я снимал фильм про отряд спецназа госнаркоконтроля «Гром» и подружился со многими героями своего проекта. Некоторые из них теперь служат в войсках национальной гвардии России. В своей работе я не зацикливаюсь на какой-то определённой проблематике. Нельзя сказать, что моя специализация — это только военное дело и правоохранительная сфера, хотя я освещал и теракты в Европе, и войну в Сирии. Просто я уверен, что любая закрытая тема — такая как спецназ ведущих мировых держав — точно будет интересна зрителю.
Я обратился в Департамент Росгвардии по взаимодействию со СМИ за содействием в съемках фильма. Мне ответили согласием, помогли разобраться в особенностях службы, познакомили с интереснейшими людьми, которые служат в этих войсках, и я просто с головой погрузился в этот беспрецедентный проект. Для того, чтобы снимать некоторые эпизоды, приходилось брать отпуск, потому что очень часто мы выезжали с оперативными группами на задержание преступников, и было непонятно, когда мы вернемся — через сутки, двое или трое! За полгода было отснято столько материала, что я сделал два полнометражных 50-минутных фильма, и еще один сейчас в работе.
— Съемки проходили только в Москве?
— Мне дали уникальную возможность работать с военнослужащими и сотрудниками Росгвардии и в Москве, и в других городах центральной России. Здесь спецназ Росгвардии в основном оказывает силовую поддержку полиции при задержании опасных преступников. Выезжал я и на Кавказ, где войска национальной гвардии участвуют в борьбе с терроризмом. Помимо этого, на всей территории страны они охраняют важные государственные объекты, контролируют оборот и охранную деятельность, помогают пограничникам.
В рамках моего проекта Росгвардия показала открытую честную работу -никакой цензуры и вмешательства в творческий процесс. Все объективно и прозрачно. Я почувствовал огромную ответственность — не подвести своих героев, оправдать доверие, которое было мне оказано, а главное — успевать за своими персонажами, не профукать классные кадры, вовремя включать камеру, вовремя включать голову — все остальное делали бойцы, и они выполняли свою работу просто на «ура»!
— За время съемок ты, наверное, успел прочувствовать специфику этой работы?
— Не то слово! Служба в спецназе требует особого состояния души. Я не переставал удивляться терпению моих героев, их выдержке, способности всегда быть начеку и мгновенно реагировать на любое изменение ситуации. Мне было важно показать, что служба в спецназе — это не наивная романтика, а тяжелейший труд и постоянный риск. Я сам смотрю на них с огромным уважением — красивые, подтянутые, образованные, с сильным характером, несгибаемой волей и невероятной самодисциплиной. Работа с ними меня необычайно обогатила. Особенно подкупает их отзывчивость и готовность прийти на помощь в трудную минуту. В ходе съемок я приобрел много новых друзей.
— Новые друзья, должно быть, рассказывали тебе про символ войск национальной гвардии России — краповый берет и традицию — сдавать специальный экзамен, чтобы стать обладателем этого берета?
— Да, конечно! Более того, я сам стал очевидцем этого события! Краповый берет — не просто головной убор, не просто знак отличия! Это целая философия. Неудивительно, что он так дорог бойцам, ведь ради него нужно по полной программе себя преодолеть. Он показывает, что у его обладателей есть невероятная сила духа. Такие люди — элита! И точка.
— Кристоф, ты много снимал, как сотрудники Росгвардии работают в Москве. Кроме того, мы сам давно стал москвичом — у тебя здесь дом, работа, друзья. Как ты считаешь, насколько безопасный сегодня этот город?
— На мой взгляд, Москва — абсолютно безопасный город. Я это замечаю, и когда работаю, и когда гуляю по вечерам. Конечно, в любом мегаполисе мира ежедневно совершаются преступления, но в Москве нет таких районов, куда бы я боялся идти. Думаю, со мной согласятся и гости российской столицы с моей родины. По моим данным, немцы занимают второе место среди туристов Москвы. Я даже подчеркну, что сейчас в Москве гораздо спокойнее, чем во многих городах Европы.
— Работа над проектами о Росгвардии завершена. Ты доволен результатом?
— Вне всякого сомнения. Фильмы, которые я снял о подразделениях спецназа войск национальной гвардии, — самые интересные за все 18 лет работы в России. Когда я делаю документальное кино, я избегаю трюков и лишних эффектов. Мне важно показать красоту живой жизни. В проекте о Росгвардии у меня это получилось на все сто процентов. Я непосредственно участвовал в реальных непостановочных спецоперациях — мне было суперинтересно! Я вспоминаю телеработы своих немецких коллег о спецназе ФРГ. У них — учения, тренировки, не более того. У меня были уникальные возможности снимать реальные действия спецназа, поэтому фильмы получились живые, честные, правдивые.
— Но самый лучший твой фильм скорее всего тот, который ты еще не снял, но о котором мечтаешь? Что бы ты еще хотел рассказать своим зрителям о Росгвардии?
— У меня с Росгвардией все очень удачно сложилось — организаторы съемок сдержали слово, мне показали максимум того, что было возможно, и фильмы получились объективными. Мне настолько понравилось работать с людьми из войск национальной гвардии России, что я готов еще глубже нырять в этот мир. Документальное кино только тогда получается качественным, когда ты проживаешь с твоими героями определенный отрезок времени, когда тебе доверяют, а ты в ответ сопереживаешь. Доверие строится годами и рушится в один миг. Поэтому я чувствую свою ответственность перед своими новыми друзьями, готов с ними и в огонь, и в воду, потому что теперь точно знаю, что на спецназ Росгвардии всегда можно положиться.
Комментарии
Читайте также
Писатели и поэты, страдавшие от расстройств психики
2
Секс-символы СССР: главные красавицы Союза
8
Россиянин уехал в США и пустился в приключения
24
Фёдор Тютчев: каким политиком был русский поэт