Мослента 20 февраля 2018

Почему люди покидают столицу

Фото: moslenta.ru
Зачем люди переезжают в Москву? Это понятно: большинство пытается обрести здесь свое счастье, реализовать амбиции и найти лучшую жизнь. Куда сложнее другой вопрос: какие причины заставляют их спустя некоторое время покинуть столицу? Тут вариантов ответа может быть множество. В попытке выяснить это МОСЛЕНТА решила собрать истории тех, кто по той или иной причине так и не прижился в Москве. Сегодня мы публикуем монолог PR-специалиста Алины Таказовой.
Три города
moslenta.ru
В моей жизни три города сыграли важную роль: Санкт-Петербург, Москва, Владикавказ. С каждым были расставания и камбэки. А история моя начинается с Ленинграда. Я родилась в городе на Неве — папа в свое время перевелся из Северо-Осетинского государственного университета в СПбГУ, после окончания вуза мои родители поженились в Осетии, и уже официальной ячейкой общества обосновались в Питере. Когда мне исполнилось пять, мы переехали во Владикавказ. Кроме жуткой акклиматизации, я помню, как мне нравилось гостить у бабушек и дедушек, проводить время с братьями и сестрами. Мы не разбирались в степени кровного родства, было ясно одно — это моя Семья. Если закрыть глаза и окунуться в детство, самые светлые воспоминания — всегда с геолокацией «Осетия».
После третьего класса мы снова переехали в Питер, еще через три года папа защитил докторскую диссертацию, мы вернулись в Осетию, где я заканчила владикавказскую гимназию №5. Благодаря качественному школьному образованию мне не составило труда поступить в Санкт-Петербургский государственный университет. Радостно отметить, что золотая медаль пятой гимназии и сегодня знак качества и — почти всегда прямая путевка в лучшие российские вузы.
В СПбГУ я «поступила» не одна. Папа принял решение, что в большом городе под присмотром семьи мне будет комфортнее и безопаснее. И снова чемоданы. Самостоятельная жизнь началась чуть позже — окончив университет, я вышла замуж, переехала в Москву. В 2008-м я стала мамой Альберта, и «это, истинно, лучший статус в моей жизни». Ну, а дальше были развод и проверка на прочность…
Школа жизни
Москва слезам не верит… Меня она научила не раскисать. Москва, в отличие от холодного в своем величии Питера, абсолютно «мой город». Столица приняла меня тепло, я отвечала ей взаимностью, она одарила меня знакомством с невероятными людьми, добрыми, умными и чуткими, а люди — всегда главная ценность. Москва — идеальная школа жизни.
Держаться корней
Тем временем Альберт рос… Мы приезжали в Осетию два-три раза в год, на неделю — максимум две, говорили об истории Осетии, наших предках — доблестных аланах, читали «Нартский эпос» и слушали осетинскую музыку. Мне кажется, мальчику жизненно важно чувствовать связь со своей землей, знать свои корни. В какой-то момент я сама себе призналась, что не смогу искусственно привить ему дух Осетии, не смогу передать язык: я осетинским не владею — все понимаю, но не говорю. Забегая чуть вперед, скажу: когда мы вернулись во Владикавказ, первым репетитором сына был репетитор именно по осетинскому языку, и это было его желание. Что бы мы ни говорили о целесообразности изучения иностранных языков, культура нации сохранится лишь при условии, если наши дети знают язык.
Впрочем, мысли об отъезде появлялись и по другим причинам. Катастрофическая нехватка времени и желание быть полезной республике. В Москве мой круг общения на 50 процентов составляли ребята из Владикавказа, большая часть из этих 50 — выпускники вышеупомянутой гимназии №5. Время от времени мы делились мыслями относительно того, когда придет время возвращаться «домой». Почти каждый хотел быть востребован на своей маленькой родине, но страх не найти себя останавливает и мы успокаиваем себя тем, что здесь и сейчас мы можем принести Осетии больше пользы, находясь вдали…
«Тетя по фейстайму»
Я все чаще стала думать о переезде…даже, скорее, не думать, а прислушиваться к сердцу — оно тянуло меня к заснеженным вершинам кавказских гор. Но когда в Москве ты обзаводишься «джентльменским набором» из работы, квартиры и машины, идея переезда в провинцию кажется, как минимум нелогичной. Большая часть моих знакомых крутила пальцем у виска, и я на какое-то время отложила эти мысли на дальнюю полку. Тем временем в Осетию из Питера переехала мама, сестра вышла замуж и тоже вернулась во Владикавказ. А в марте 2017 года у меня родилась племянница. Я не могла налюбоваться на малышку. Мне всегда было грустно улетать из Осетии, но в этот раз что-то как будто щелкнуло в голове: я уже десять лет в Москве, они пролетели как один день. Следующие десять пролетят еще быстрее. Вот Ева, моя племянница, которая будет знать меня как «тетю по фейстайму». Я поняла, что упускаю в жизни что-то очень важное, ведь моим главным приоритетом всегда была именно семья.
Многие девушки жалуются, что, живя на Кавказе, они находятся под постоянным присмотром своих родственников, отслеживающих каждый их шаг: куда они пошли, с кем встречаются, во что одеты. А я от этого не страдаю совершенно.
Переезд из Москвы в Осетию — для меня самое иррациональное (читай: исключительно эмоциональное) решение в жизни. Мне кажется, после этого я вполне себе могу позволить прыжок с парашютом, что казалось невозможным еще полгода назад.
Что делать в Осетии?
Этим вопросом задаются многие мои знакомые, которые уехали из Владикавказа сразу после школы. Я не была исключением.
Ко мне периодически обращались за консультациями представители осетинских компаний, поэтому казалось логичным во Владикавказе начать свое дело и развиваться в профессии. Рынок Осетии, да и других регионов СКФО уже готов к новому формату ведения бизнеса, когда фигура первого лица играет не решающую роль, а репутация и имидж становятся ключевыми факторами в борьбе за потребителя. Более того, крупный бизнес все чаще рассматривает именно регионы с точки зрения экспансии и развития, а у республики Северная Осетия — Алания идеальное логистическое расположение. Я верила, что найду свою нишу. Ведь дома, как известно, и стены (в моем случае — горы) помогают. Но моим планам не суждено было сбыться. В последние несколько лет в России происходит постепенный переход от управления по ситуации к стратегическому планированию. Так, в августе 2017 года в Северной Осетии было создано Агентство развития с целью формирования и реализации стратегии социально-экономического развития до 2030 года. Волею судеб сегодня я работаю в Агентстве директором по коммуникациям и могу применить свои профессиональные навыки во благо моей маленькой родины. Вот так все сложилось. В перспективе презентация стратегии, и, уверена, новая страница в истории РСО — Алания, к которой я буду причастна. Это очень вдохновляет!
Работа очень насыщенная, но при этом вечером я могу встретиться с друзьями, нам нужно максимум полчаса, а не два-три, как в Москве.
Моему сыну нравятся кавказские застолья и следование строгой иерархии ведения стола. Он прекрасно вписался в эту ментальность. Наверное, потому что она у него в крови.
Быть, а не казаться…
В маленьких городах все друг у друга на виду. Многие девушки жалуются, что, живя на Кавказе, они находятся под постоянным присмотром своих родственников, отслеживающих каждый их шаг: куда они пошли, с кем встречаются, во что одеты. А я от этого не страдаю совершенно. Наоборот, я по всему этому очень соскучилась. Да, живя в Москве, ты можешь сказать, что свободен и волен делать что хочешь. Но при этом там нет окружения, которое о тебе заботится так, как здесь.
Близость родственников — не только моральная поддержка, но и абсолютно практическая. Мама сейчас очень помогает с Альбертом. Это для меня настоящая роскошь. В Москве я должна была успевать все делать сама, из-за чего время было расписано буквально по минутам: работа-школа-секции-магазин-дом. От планинга длиною в жизнь очень устаешь. Как будто бы на саму жизнь времени уже не оставалось.
Менталитет у сына в крови
Признаюсь, я волновалась, адаптируется ли Альберт здесь. К счастью, этот процесс прошел незаметно и комфортно для нас обоих.
moslenta.ru
Ему интересно в школе, он увлечен занятиями в секциях и временами планирует нашу поездку в Москву на неделю, не больше. Поддерживает связь с друзьями и всячески рекламирует свою малую родину: у Альберта в телефоне фотографий с пейзажами Осетии больше, чем у меня. Его радует компактность города — если в Москве на дорогу до секции карате и шахмат мы тратили около часа, здесь наш путь занимает несколько минут пешком. А еще ему нравятся кавказские застолья и следование строгой иерархии ведения стола. Он прекрасно вписался в эту ментальность. Наверное, потому что она у него в крови.
Недавно мы ехали за город, в машине звучал трек «Сердце осетина» — под него выходит на ринг непобежденный чемпион по боксу Мурат Гассиев — один из кумиров подрастающего поколения в Осетии. Альберт засмотрелся на горы и говорит: «Мам, когда я смотрю на эти горы и слушаю эту песню, у меня сердце в груди начинает биться сильно-сильно. Это, наверное, потому что я патриот?!». По моей коже пробежали мурашки, и вот только тогда я окончательно поняла, что все сделала правильно.
Моя история не про локацию. Она про то, что если сердце зовет, а рациональных аргументов у вас нет, иногда стоит рискнуть и поддаться чувствам!
Качество жизни не изменилось
Москва, конечно, предлагает огромное количество вариантов досуга, развития, интересного времяпрепровождения. Я скучаю без московской афиши, когда можно выбрать спектакль или концерт на любой вкус. С другой стороны, во Владикавказе в прошлом году открылся филиал Мариинского театра, а Русский академический театр имени Вахтангова, старейший на Северном Кавказе, радует классическими и оригинальными постановками. Кстати, Евгений Багратионович родом из Владикавказа.
А еще во Владикавказе много творческой молодежи, с пятницы по воскресенье посетить концерт в камерной и уютной обстановке — уже стало нашей доброй традицией.
Семья и Дом
Едва я переехала во Владикавказ, как мои московские друзья засыпали меня смс примерно такого содержания: «Ну что, когда обратно? Чемоданы собираешь? Когда тебя встречать?» И я каждый раз отвечала: «Владикавказ — лучший город земли!» Они говорили: «Ну, поживи месяца три, и поговорим». Мало кто верил, что моя радость — не скоротечная иллюзия. Теперь мне дают новый срок — полгода. Не думаю, что в конце февраля я захочу уехать. Тут ведь вот какое дело… В моей жизни три города сыграли важную роль: Санкт-Петербург, Москва, Владикавказ. Москва — честная и амбициозная, на нее хочется быть похожей. Питер — величественный и холодный. Владикавказ — вне оценочных эпитетов. Он семья и он Дом.
Я впервые за многие годы не ставлю перед собой целей и не строю долгосрочных планов. Я впервые сознательно выбрала город для жизни, без высоток и кричащих витрин, спокойный и тихий, где я могу любоваться видом на Столовую гору и крышами одноэтажных уютных домов с Осетинской горки.
Поддаваясь чувствам
Недавно мой добрый знакомый делился мыслями: он планирует переехать в Москву, но, видя мои счастливые от переезда в Осетию глаза, в его душу закрадываются сомнения: стоит ли? Быть или не быть? Моя история не про то, что все как один должны возвращаться домой, в маленькие города. Моя история не про локацию. Она про то, что если сердце зовет, а рациональных аргументов у вас нет, иногда стоит рискнуть и поддаться чувствам!
Комментарии
4
Читайте также
Тайваньская продавщица рыбы оказалась моделью
Некрасивые, но притягательные музыканты
Сила мечты в новом календаре Pirelli
2
Судьба участников легендарной группы «АВВА»
Последние новости
Как жили в Москве при Хрущеве и Брежневе
«Наши миры даже визуально похожи»