Teleprogramma.pro 7 марта 2018

Юрий Колокольников: «У меня было два варианта — либо в сумасшедший дом, либо артистом стать»

Фото: Teleprogramma.pro
В новом сериале НТВ Юрий сыграл излучающего уверенность майора-супергероя, у которого есть, конечно, свои слабости. — Чем «Обратный отсчет» на НТВ отличается от тысяч других сериалов, где есть полицейские и преступники? — Ну, во-первых, у нас там инопланетяне. — Да? — Просто мы поняли, что все преступники — инопланетяне, поэтому мы ловим инопланетян. А если серьезно, детективный жанр самый популярный. Все фильмы, которые мы привыкли видеть на НТВ, имеют колоссальные рейтинги. А теперь канал хочет привлекать и молодежную аудиторию. Что я пытался максимально вложить в своего героя, майора Корсакова, — так это, конечно же, юмор. Очень много было работы с его шуточками. Что-то вошло в сериал, что-то, может, нет. Каждая серия — это отдельное расследование. И у нас нет такой истории, где есть плохие, а есть хорошие. Есть попытка понять причину и следствие действий преступника. Все ситуации неоднозначные — где-то можно ему и сопереживать. Там действительно есть, грубо говоря, «люди-инопланетяне», нарушившие закон, но которых жалко в какой-то степени. И тут на защиту закона встает злобный майор Корсаков. — Какой из отечественных сериалов вы посмотрели, буквально раскрыв рот, настолько это было круто? — «Оттепель». — Это было больше четырех лет назад. — В прошлом году было снято 500 сериалов только в Америке. Но при этом за последние десять лет сериалов, которые становятся хрестоматийными для всех, там пять штук. «Во все тяжкие», «Игра престолов», «Родина», еще что-то. Много очень крутых сериалов, но таких, которые твою душу затронули, очень мало. И у нас то же самое. Хорошие сериалы выходят, но вы спросили, и я эмоционально сразу вспоминаю «Оттепель». Предводитель Одичалых Стир в «Игре престолов» (США). Фото: HBO/globallookpress.com — Бывает, что сериал хороший, но он не вызывает особого резонанса, потому что публика не готова их воспринимать. «Пьяную фирму» можно вспомнить, «Озабоченных». — Я же не буду называть сериалы, в которых я снимался. Помимо того что ты снимешь хороший сериал, должна сложиться судьба его показа. Много разных подводных камней: в какой момент он выходит, что происходит в это время в мире. Это все очень серьезно влияет. «Озабоченные» — хороший сериал, он всем понравился. А цифры были недостаточны для того, чтобы был второй сезон. А почему? Это большая сложная игра, когда где-то должно повезти. — Вы регулярно снимаетесь в Америке. В частности, в потрясающем сериале «Американцы». — Да, вот только что приехал из США со съемок нового сезона. — Недавно наделал шума британский проект «МакМафия», где снимаются наши Шукшина и Серебряков. Нет ощущения, что Запад все больше интересуется российскими актерами? — Россия за последнее время стала частью мирового сообщества во всех сферах, и в кино тоже. У нас представлены все основные голливудские студии, дистрибьюторы. Эти механизмы не с бухты-барахты возникают. Мне раньше часто жаловались: «У вас на английском кастинг-директора не говорят». А потом они появились. И агенты — например, мой Ричард Кук, он любит русских актеров. Потом, сама тема русских в политическом и общественном плане как-то актуализировалась. Это здорово на самом деле. Юрия обожают женщины. Возможно, за то, что он видит в них личность (трагикомедия «Интимные места», 2013). Кадр из фильма — В чем отличие западного телекино от нашего? — В Лос-Анджелесе индустрия устроена так, что она реально собирает лучший народ со всего мира. Это не один город, он как база, где встречаются и стыкуются энергии. У нас просто меньше ресурсов. И не забывайте, что наша индустрия совсем молодая. У нас был большой… провал, обрыв, овраг — как лучше сказать? — после перестройки. Ничего не происходило. Люди занимались другими вещами — нефтью, например. Но я считаю, что мы идем очень быстрыми темпами и много интересных людей появляется. Да, их, конечно, меньше, чем там, но их везде мало. И бюджеты у нас, конечно, несравнимые с тем, какие есть на Западе. Хотя бюджет не определяет качество, его определяет только история. И это главное, наверное, отличие. Хотя мы в этом тоже подтянулись. Но у нас, блин, через пень-колоду относятся к развитию сценарной базы. У нас знаете как? «О! Деньги дают! Все, снимаем, снимаем, снимаем!» Сырые сценарии, недоделанные. Почему-то на них дают деньги. Я это часто встречаю. В Америке сырые истории не запускают. — Вам часто шлют сценарии, от которых вы в ужас приходите и вам хочется их порвать или сжечь? — Шлют, да, много. Но порвать, сжечь — нет. Чего мне их рвать? Я этих сценариев знаете сколько прочитал? Много такого, что не читаешь дальше первых десяти страниц. Есть такое, но это тоже нормально. «Прилетаю — и в баню» — С 5 до 10 лет вы жили в благополучной Канаде и вернулись, когда наша страна переживала сложные времена. У вас было что-то похожее на шок? — Если говорить про материально-бытовую часть этого процесса — да, безусловно, надо было пристраиваться. Но ребенок не воспринимает это как трагедию, не рефлексирует в духе «Как же было хорошо, а сейчас стало плохо!». Он живет в моменте: было так, а сейчас надо за сахаром по талонам стоять в очереди. Ну и нормально, и стояли. Это важное качество детей. В новом проекте НТВ «Обратный отсчет» герой актера стреляет и шутит одинаково метко. Кадр из фильма — За океаном были хулиганистым ребенком, с приводами в полицию. А на Родине? — И здесь были приводы. — За что? — Ну за что обычно детей малолетних в милицию водят? Что-то украли в магазине, какую-то ерунду. Тогда воровали по-крупному — нефтяные, металлургические компании. А мы следовали их примеру. Я уже не помню, что там было — жвачка или что-нибудь такое. А может, подрались с кем-то. — Вы правда с детства хотели стать актером? — У меня было два варианта: либо сумасшедший дом, либо артистом стать. Я выбрал второй. По крайней мере, там все сумасшедшие. Уж чего-чего, а постельных сцен в фильмографии Колокольникова с избытком («Озабоченные, или Любовь зла» (2015), с актрисой Марией Шалаевой). Канал ТНТ — В сумасшедший дом вас бы не взяли. Нужен диагноз. — Ну а что вы, не видите, что ли? У меня же диагноз! У актеров у всех диагноз. — У вас ведь есть старший брат, который не артист… — А вот он — нормальный человек. Понимаете? — …а математик, как ваш отец. Он сильно старше вас? — На семь лет, 43 ему сейчас или 44 года. Он остался в Канаде. Профессор университета в Галифаксе, доктор математических наук, у него много разных статей. — Часто видитесь? — Видимся. Последний раз он ко мне приезжал, когда я был в Лос-Анджелесе. Вот дети наши ни разу не виделись, но ждут встречи. — Вам есть о чем поговорить? Или он воспринимает вас как младшего брата-хулигана? — Или как сумасшедшего. Мы же с ним не росли вместе. — Но кровь-то одна. — Кровь одна, да. Он даже мне пробы какие-то помогал записывать. Не знаю, надо у него спросить. Мы об этом никогда серьезно не говорили. — Вы ощущаете, что вы — русский, а он уже канадец? — Нет, он русский все-таки. Он приехал туда, когда ему было 12, наверное. Вот если бы я там остался, был бы совсем канадцем. — Кстати, сколько у вас гражданств? — Ну все вам расскажи. Шпионы тайн не выдают. С любимыми дочерьми Софией (сидит на шее и держит блюдо с арбузом на фото ниже) и Таисией. У девочек разные мамы, но они очень дружны. Фото: instagram.com — Когда вы приезжаете в США или Канаду, это же в какой-то степени приезд домой? — Да, я приезжаю, в общем, в родной Лос-Анджелес. Это мой, наверное, второй родной город, потому что я там с 20 лет тусуюсь. Но все-таки мой главный родной город — это Москва. Эти вещи закладываются, мне кажется, в тот самый период юношества. С десяти до восемнадцати, которые я провел здесь. Москва — мой дом родной, любимый, мне известный. Который я могу любить, но от которого иногда могу уставать. Лос-Анджелес тоже, в общем, мой дом, но который я уже приобрел со временем. И мне там нравится. — Если вы там долго, чего вам не хватает здешнего — московского, русского? — Друзей только. Хотя сейчас и с ними можно общаться по скайпу, по телефону. Вот когда я из Канады приехал, мне было тяжело звонить туда: это было дорого. Сейчас все по-другому, мир поменялся очень. Мы даже не понимаем насколько. А будет меняться еще глубже. Мне кажется, сейчас я только начинаю себя приобретать по-настоящему — У вас есть какой-то ритуал, который вы обязательно исполняете, прилетев в Штаты? — Прежде всего люблю поехать в Малибу. Там место очень красивое на каньоне. Видны и горы, и океан. Я очень люблю воду. И там есть велосипедная дорожка, по которой надо обязательно перед отлетом прокатиться, вдоль океана она идет. Это моя традиция. У меня дети обожают эту дорожку. А сюда я приезжаю — первым делом в баню. Прямо с самолета. Люблю в Дегтярные бани ходить в Питере. Там очень классные профессионалы. «Дети — это часть тебя» — Ваши дочерям Таисии и Софии 12 и 7 лет. Они еще не говорили, что тоже не прочь стать актрисами, как папа? Актеров часто не радует такое желание детей, они их отговаривают. — Отговаривают? — Да — тяжелая профессия, высокая вероятность неуспеха и т. п. — Я считаю, что детям надо дать прежде всего внутренний фундамент. Внутренние реперные точки, что ли. Им надо дать до определенного времени, до 14 где-то лет, чтобы они внутренне сформировались. Дальше они смогут сами выбрать. Главное, чтобы страсть была к чему-то. Как только у людей страсть к чему-то, все сразу получается. Дочь София. Фото: instagram.com — А какие реперные точки вы считаете самыми важными? — Честно говоря, я не памятка к использованию дочерей. Я такой же, как и все, отец. Главное — любить детей. И все. Ты с ними проводишь время, живешь с ними, ездишь, разговариваешь, что-то вы вместе изучаете. Вообще дети — это огромное путешествие. Это большой стресс. Это большая нежность. Это усталость. Это страхи большие. Но это часть тебя. Это уже ты как бы! Что тут сказать? Нет какой-то инструкции: делайте с детьми вот это и все будет хорошо. — Вам бывало стыдно перед ними? Например, когда вы на них накричали. — Бывало, конечно, по молодости. Ты сам тоже развиваешься вместе с тем, как твои дети растут, ты анализируешь и рефлексируешь, становишься увереннее в себе. Кричишь обычно от неуверенности. Никогда не надо кричать на ребенка, это глупо. Вообще кричать бессмысленно. Только если просто так хочется покричать — не на кого-то, а для удовольствия. Тогда пожалуйста, кричите. «Люблю мыть посуду» — Через три года вам будет сорок. Для вас эта цифра что-то значит? — Мне кажется, сейчас я только начинаю себя приобретать по-настоящему. Я думаю: «Господи, почему я раньше этого не мог сделать? Как бы я был счастлив, если бы раньше что-то такое приобрел из того, что есть во мне сейчас!» Мне кажется, 40 лет для мужчины — это очень крутой возраст, когда он себя уже осознает и при этом у него еще шило в жопе. Ему еще интересно, у него драйв, и уже есть опыт. Да любой возраст всегда хороший, в каждом есть преимущества огромные. — В октябре же должен был выйти фильм «Маяковский» с вами в главной роли. Он же так и не вышел? — Была премьера в рамках фестиваля. А вот сейчас, в марте, он выходит. Показывать его будут в особняке, который выделила Третьяковская галерея. Там огромная экспозиция Маяковского. Два или три сеанса в день, на которые надо записываться. Это не массовый продукт, нет смысла просто так распылять деньги в кинотеатрах. Но у этого продукта все равно есть свой зритель, просто его меньше, чем у фильмов-комиксов, безусловно. — Вы ведь еще и продюсер этой картины? — Я один из сопродюсеров. — Юрий, судя по характерным звукам, вы во время этого телефонного интервью мыли посуду. — Да, я мыл посуду, хотел подогреть что-то… — У вас ведь наверняка есть посудомоечная машина, а то и домработница. А вы вот так, по-простому, руками. — Ну, все есть. Но я люблю мыть посуду. — И последний вопрос: вы пойдете в марте на выборы? — На какие выборы?
«Обратный отсчет» Скоро, НТВ  Личное дело Юрий Колокольников родился 15 декабря 1980 года в Москве. С 5 до 10 лет жил с матерью в Канаде, потом вернулся в Россию к отцу. В Щукинское училище поступил в 15 лет, окончив школу экстерном. Получив диплом, актер около года пытался покорить Голливуд, зарабатывая на жизнь официантом и грузчиком. По возвращении быстро заработал славу молодого дарования в кино и театре. Сыграл десятки главных и второстепенных ролей («В августе 44-го», «Интимные места», «Дуэлянт» и др.). Снимается в американских сериалах: в 2014 году сыграл в «Игре престолов» (HBO), занят в двух последних сезонах сериала «Американцы» (FX).
Комментарии
Читайте также
«Паблик скулз»: как англичане растят свою элиту
Учительница сдала за учеников списанные эссе
В каком возрасте русские становились стариками
56
Как советский рыбак спас 10 американских летчиков
1