Чемпионат.com 14 апреля 2018

Знаменитый Петер Шмейхель — о России, чемпионате мира и Акинфееве

Фото: Чемпионат.com
Знаменитый в прошлом вратарь «МЮ» и сборной Дании рассказывает об идеальном финале ЧМ, и вспоминает, как как крут был Канчельскис.
«Боже, каким же крутым игроком был Канчельскис!»
— Вам, наверное, многие задают вопрос про самый памятный матч в карьере. И вы наверняка отвечаете: финал ЛЧ с «Баварией»? — У меня таких момента два. Особняком еще стоит первое чемпионство с «МЮ». Команда до этого не выигрывала золото 27 лет. Поэтому тот миг был особенным. Ну и, финал в Барселоне, разумеется — как потрясающий финиш долгого пути. В тот день мы сделали то, что не удавалось сделать прежде. Добились того, ради чего играли. Весь тот сезон был невероятным.
— Помните, как отмечали? — Мы же спортсмены — сразу пошли в кровать (смеётся)! — Что, серьёзно? — Шучу. На самом деле, я просто ничего не помню. Вообще. Не потому, что я был ужасно пьян, нет. В течение 10 дней у нас был Кубок и финал Лиги чемпионов: мы постоянно были под давлением. Как только прозвучал финальный свисток, я словно обнулился. Поэтому и не помню, что произошло той ночью.
— У вас было много ярких партнёров. Кто был самым особенным? Кантона? — Эрик — один из самых запоминающихся игроков, с которыми я когда-либо играл. Он внес нечто совершенно новое в «МЮ». В сезоне 1995/96 у нас был период, когда в команде были сплошные травмы, но мы выигрывали матч за матчем. Могли обороняться всю игру, а потом из ниоткуда брался гол в исполнении Кантона, и мы выигрывали. Я бы сравнил его с Марадоной. Нет, не по уровню игры — до Марадоны всем далеко. Но когда Аргентине нужно было победить, появлялся он и забивал. То же самое у нас было с Эриком. Нужен гол? Кантона забивает. Именно это делало его особенным игроком для того «МЮ». При этом он привнес что-то определенно важное в нашу раздевалку.
— А что вы помните про Канчельскиса? — То, что мы появились с ним в команде одновременно и три месяца жили дверь в дверь в отеле. Андрей тогда не говорил по-английски, но мы все равно умудрялись общаться. Конечно, со стороны это было очень забавно: один парень говорит по-русски, а второй несет какую-то хрень (смеётся). Да, было такое.
На поле он был необычайно быстро, и — что важно — умел удерживать мяч даже на скорости. Мне было очень грустно, когда он ушел. С ним бы еще чаще добирались до полуфиналов и финалов. Боже, какой же это бы крутой игрок! Он сейчас тренирует в России? — Сейчас нет. — В какой команде он работал в последний раз? — В команде «Солярис», в третьей по статусу российской лиге. Сейчас ее уже не существует. — Он работал в российской Премьер-Лиге? — Нет. — Жаль. Я как-то смотрел его интервью по телевизору, но мы не виделись уже лет 10.
«Матч с «Ротором»? Конечно, я не помню его! Шучу»
— Три самых ярких российских футболиста по рейтингу Шмейхеля? — Вы спрашиваете про российских, а один из них был из Советского союза! Это Яшин. Хотя, второй игрок, который мне вспоминается, тоже играл в СССР — это Олег Блохин. Ну и как не включать в мою тройку Канчельскиса? — А из современных? — Мне нравится Акинфеев, капитан сборной России. До его травмы у него было много шансов для того, что переехать в Европу и построить здесь отличную карьеру. Не знаю, почему он этого не сделал. Но Игорь — настоящий капитан, это чувствуется.
— Вы бы посоветовали российским игрокам уезжать на Запад? — В сильные команды — конечно. Если у вас есть игроки, которые могут играть в «Реале» — им нужно уезжать. Футбольная карьера очень коротка, поэтому, когда ты уезжаешь в сильную лигу, ты делаешь шаг вперед. Если возвращаешься домой — делаешь два шага назад. За свою карьеру я поиграл в двух разных странах. Первое время тебя немного страшно, ты пытаешься перестроиться. Но потом ты узнаешь новое, и все это делает тебя только лучше. — Еще минутка памяти, связанной с Россией. Помните матчи Кубка УЕФА с «Ротором»? — О, нет, эти воспоминания не задержались у меня в памяти! Исчезли! Ха-ха, шучу. Конечно, помню. Это было в 1995-м году, так давно. «Ротор» был очень близок к тому, чтобы стать первой командой, которая обыграла в еврокубках «МЮ» на «Олд Траффорд». Но этого не случилось. — Благодаря вам. Хотя один из игроков «Ротора», Олег Веретенников, в интервью «Чемпионату» утверждал, что тот гол забили не вы, а Энди Коул. — Я и сам совершенно не уверен, что гол мой. Но посмотрел — на табло горело моё имя. До сих пор не уверен, что это правильно. Но мы не проиграли. Тренер, правда, был очень недоволен многими игроками, но важнее было то, что мы не нарушили славных традиций «МЮ». Хотя и вылетели из турнира.
«Очень горжусь тем, что дает мой сын»
— Где-то писали, что вы начинали карьеру в гандболе… — Это не так. Я играл в гандбол, потому что в течение 4 месяцев в моей стране нельзя играть нормально в футбол. Поэтому я практиковался в другом виде спорта и этот опыт мне очень помог. — Когда вы поняли, что ваш сын будет хорошим вратарем? — Это мой сын — я вижу его иначе, чем вы. Я понимаю спорт, понимаю, что тебе нужно сделать, чтобы чего-то добиться. Я просто очень горжусь тем, что он делает. Его первый матч будет здесь, в Саранске, поэтому для меня так важно все тут изучить. Я уже сфотографировал местный стадион издалека, а скоро поеду и увижу его вблизи. — Вы комментируете посты сына в Инстаграм? — Я ничьи посты не комментирую. Почему я должен это делать? — Вы довольно активны в Инстаграме, много чего публикуете. Например, как жмёте штангу от груди… — Ну да, это выглядит довольно забавно. Но я это делаю не для того, чтобы похвастаться своим видом, мол, посмотрите, какой я Шварценеггер (улыбается).
«Кто-то ругает Моуриньо, а я поддержу его — он все правильно делает»
— Вы думали о том, чтобы стать тренером? — Да, но это просто мысли. Думаю, что многие игроки, которые провели столько времени в футболе, думают об этом. Но сейчас у меня есть другая работа — я делаю передачу на ТВ, и эта работа мне очень нравится. Когда ты становишься тренером, тебе каждый день приходится сидеть на одном стуле, проводить все время около поля. Сплошной день сурка. Не скажу, что это неинтересно, но пока меня это не привлекает. То, как сейчас устроен футбол…Если что-то идет не так, то сразу виноват тренер. Но это не всегда так. Клубы — очень сложный механизм. И если я захочу изменить свою карьеру, то я пойду туда, откуда меня не выгонят через две недели только потому, что я проиграл две игры. — Многие ругают Моуринью. — Я не из их числа. — При Фергюсоне, когда вы играли за «МЮ», команда показывала гораздо болеет зрелищный футбол. — Моуринью принял «МЮ» в тяжёлое для команды время. До него команда двигалась не в том направлении. Первым рывком вперёд было возвращение в Лигу чемпионов. Если ты выигрываешь какой-то трофей, — это уже круто. Он с этим справился, выиграл Лигу Европы. Очевидно, что следующим рывком должна была стать победа в Лиге чемпионов. Не вышло — думаю, могло повезти больше. Зато очевиден прогресс в Премьер-лиге. Это главный турнир для команды.
— Этот чемпионат «МЮ» явно не выиграет. — Я считаю, что второе место, учитывая результаты прошлых лет, — это хорошо. Но я знаю, что Моуринью оно не устраивает. Он пытается внедрить в своих игроков дух победителей. Перелом в игре с «Сити» был для меня очень показательным. Болельщики могут критиковать Моуринью за то, что команда показывает скучный футбол, однако у меня другая точка зрения. Я считаю, что Жозе вновь поднимает уровень команды на заданную высоту. Я терпелив и могу подождать пять лет новую победу в чемпионате. Вы знаете, как много у нас было титулов. Согласен, что со временем результаты должны будут подкрепляться определённым стилем игры, но сразу и того, и того добиться невозможно. Я считаю, что Моуринью на правильном пути — Вопрос о Лиге чемпионов. Что думаете о ситуации с удалением Буффона? — Очень жаль, что он оказался в такой ситуации в последнем матче Лиги чемпионов в своей жизни. Я не большой фанат VAR, но, если бы эта система использовалась в этой игре, возможно, пенальти и не было бы.
«Идеальный финал ЧМ — Дания — Швеция! Ну, или Дания — Исландия»
— Вы посетили несколько городов в России. Какой вам понравился больше всего? — Мне очень понравилось в Казани. Было -25, но снег красиво искрился на солнце. Думаю, лучше спросить об этом, когда я побываю во всех городах, где пройдет чемпионат мира. — Может ли Дания, как в 1992-м году, вновь удивить весь мир? — Я каждую ночь молюсь: «Пожалуйста, пусть это вновь произойдет!». У нас нет 24 лучших игроков в мире. Но 14-15 действительно хороших футболистов найдется. Мы вполне можем конкурировать с любой командой. Порой мы проигрываем, но в ребятах есть чувство сплоченности. В 2016-м году вообще никто не думал о том, что мы можем поехать на чемпионат мира. Но небольшие изменения в команде привели к тому, что этим летом мы будем в России. — Кто ваш фаворит чемпионата мира? — Германия. Это прекрасная команда, которая отличается от любой другой. Немцы замечательно развиваются. Будет интересно посмотреть на них. Есть еще Испания, которая восстановилась после неудачного периода, и Аргентина, которая могла бы стать чемпионом мира. Разумеется, есть и «темные лошадки», как Бельгия.
— Есть ли шанс, что Россия сыграет в финале? — О, я понятия не имею, кто выйдет в финал! Я знаю, что сборную России критикуют. Но представьте, что вы играете дома, вы понимаете, насколько это важно. Во время первого матча парни почувствуют атмосферу, а если еще и выиграют…Они испытают то, что никогда не испытывали. Поймут, как они хороши. Это меняет сознание команды. Вспомните Германию в 2006-м: это была молодая команда. Но она играла дома и забралась очень высоко. — И короткий блиц напоследок. Месси или Роналду? — Роналду. — Моуринью или Гвардиола? — Можно не отвечать? — Пиво или водка? — Пиво! — Ваш идеальный финал ЧМ? — Дания-Швеция! Если Швеция проиграет в полуфинале, то пусть проиграет Исландии. Дания -Исландия тоже неплохо (улыбается).
Комментарии
Читайте также
Горький: неожиданные факты о «буревестнике революции»
«Медовая ловушка»: разведчики, соблазненные шпионками
Кузнец спас свой бизнес с помощью секс-игрушек
«Больше — это больше, а меньше — это скучно»