Ещё

Почему важно не искать «болячки» и радоваться жизни? 

Фото: BeautyHack.ru
Весна в России разная — то летнее солнце, то шквалистый ветер и ливни. Промочишь ноги, надует шею — вот тебе и легкое недомогание. Но оно пройдет. Я о других недомоганиях.
Есть у меня давняя знакомая Марина с особым «статусом». Она была у меня в гостях с родителями чуть ли не подростком, когда я только строила дом, и с тех пор собиралась примерно раз в полгода, да никак не получалось. То работа, то давление, то простуда, то голова… То мама замуж вышла и уехала, то сама Марина замуж собралась и передумала. Общались мы постоянно, но все по телефону. А тут вдруг — раз! — и доехала. Я обрадовалась. Люблю гостей! Постоянные уже чувствуют себя, как дома, а новым так приятно сад показывать. Но тут вышло как-то по-другому.
Выйдя из машины и проигнорировав мое искреннее «Господи, да ты совсем не изменилась», Маринка принялась жаловаться. — Ты даже не представляешь, каких трудов мне стоило до тебя добраться! — Да уж, чертовы пробки. Я всегда музыку слушаю, чтобы время интереснее шло. — Да при чем тут музыка?! И вообще, от нее голова болит еще больше, чем обычно. — Пойдем под сосну, а? Она так выросла с тех пор, как ты здесь была. И вокруг нее много разных ельников. Они волшебные! Может, тебе полегчает. — Ну да, конечно! Если бы все было так просто… У меня, знаешь ли, не банальная мигрень. Там сосуды на ладан дышат. Вот те раз. А ведь на 30 лет меня моложе.
Сели в кресла у сосны. — Принеси шампанское, а? И сладкое что-нибудь, — неожиданно попросила Марина. Вот те раз второй раз. — А тебе можно? Для сосудов алкоголь и сладкое — не самое лучшее. — Господи, могу я себе хоть какие-то радости позволить, я и так скоро помру! — Да с чего ты решила, что скоро помрешь? — Я знаюююююю! — завопила Марина. И тут началось.
Поверьте, я не из тех здоровяков, которые убеждены, что все проблемы в мире решает свежий воздух и правильная еда. Я знаю, что такое боль, страх, ожидание анализов, как приговора. Но меня поразила ярость, с которой накинулась на меня несчастная девочка. Откуда только силы взялись! Она точно знает, что серьезно больна. Ей не нужны идиотские советы. Если кто-то не способен на сочувствие — пусть лучше помолчит. Посидев немного в ступоре, я вспомнила, как в двадцать с копейками любила изображать из себя больную. У меня была лейкопения — малокровие, если упрощенно, время от времени приходилось лечиться. И в какой-то момент своей жизни я просто зациклилась на теме «Моя-болезнь-опасна-и-вы-должны-это-понять». «Вы» — это мужчины и друзья, которых ждала проверка на вшивость. Проявят чудеса заботы и понимания — хорошие люди, не проявят — нафига такие нужны, да и вообще, каждый умирает в одиночку! Из всего, что я тогда вытворяла, противнее всего вспоминать, как позвонила одному не самому заботливому ухажеру и тихо, но пафосно прошептала: «Тф, конечно, хороший парень, но ты не остановишь смерть».
Столько лет прошло — до сих пор стыдно. А тогда не было, ни капельки. Наоборот, я казалась себе романтичной и трагичной фигурой. (Это я-то трагичная, ха-ха). Да уж, через какие только эпидемии мы не проходим в юности. Но скажи мне кто-нибудь тогда, что я делаю из мухи слона, я бы обиделась не на шутку. Люди вообще не склонны уважать тех, кто разоблачил их игру, тем более что игра была наполовину (ну, на 30 процентов) правдой. Так что я не стала ничего говорить моей гостье. Принесла шампанское, клубнику.
Маринка, выговорившись, почувствовала себя неловко и косилась на меня голубыми глазами, особенно яркими на порозовевшем от солнца лице. — Знаешь, — осторожно сказала я. — Ты такая красивая, когда улыбаешься. Жалко будет, если болезнь убьет твою улыбку. Но ты ведь не сдашься, верно? — Конечно! Я и не сдаюсь. — Не сдаваться — значит, хранить тайну. Пусть только самые близкие знают о твоей болезни. А все остальные пусть видят в тебе девушку-улыбку, которая изредка загадочно грустит… Но пусть не знают, о чем! Маринка опустила голову, улыбнулась. Медленно произнесла: «Загадочно…». Эх, до чего же это привлекательное слово — загадочная. Как было во времена Веры Павловны и Наташи Ростовой — так и осталось. На прощание мы договорились, что через месяц откроем купальный сезон. А что? Для сосудов полезно. А вообще, если уж кому-то хочется быть больной — то выбирайте для этого холодное время года. Весна и так короткая, зачем ее пропускать?
Текст: Татьяна Якимова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео