Heroine.ru 9 июня 2018

Томас Сэнгстер: о взрослении, романтике и механике

Фото: Heroine.ru
Звезда нескольких культовых шоу Томас Сэнгстер в свои 28 до сих пор показывает паспорт в баре, но мысли в его голове уже давно нельзя назвать не взрослыми. За его плечами работа с лучшими режиссерами и сценаристами — «Игра Престолов», «Доктор Кто», «Бегущий в лабиринте», но помимо актерства он ищет и другие способы развития личности. В частности, этот прекрасный британский актер оправдывает стереотипы, демонстрируя свою привязанность к точным наукам, механике и вопросам устройства вселенной.
О взрослении:
Ему 28, но в среднем ему до сих пор дают не больше 17, всему виной его аристократическая бледность и небольшое лицо. Из-за этого ему сложно сидеть в баре, так как персонал отказывается наливать даже кружку пива в пабе. Однажды ему пришлось демонстрировать собственный профайл на IMDb, на котором был указан возраст, — и хоть сотрудники попросили автограф, алкоголя Томасу так и не досталось. Несомненно, Томас способен получать серьезную выгоду от собственной внешности — он все еще может играть молодых ребят, например, в «Игре Престолов» он исполнил роль Жойена Рида, которому по канону всего 12. Взрослеть на съемочной площадке было сложно, и особенно Томас переживал из-за того, что не мог влиться в коллектив.
Я цеплялся за свое детство в течение длительного периода времени, мне нравилось быть ребенком, но в то же время я всегда был в меру зрелым. Когда я был ребенком, я ненавидел, когда со мной разговаривали свысока или как с ребенком, собственно, поэтому было здорово погрузиться в обстановку, где со мной говорили как с личностью и ожидали от меня добросовестной работы на съемках. Я проявлял живой интерес к операторскому отделу, отделу освещения, а также к реквизиту, к огромному количеству времени, усилиям и ресурсам, которые вкладывались в съемочный процесс. Я думал, что это невероятно крутая обстановка, мне безумно все это нравилось, помимо этого на меня накладывалась определенная толика ответственности, когда мне говорили «Внимание, мотор, начали!», и мне нужно было выложиться, чтобы быть на одном уровне с ребятами. Это все наложило на меня ответственность в юном возрасте. А это значит, что я вырос быстро, но у меня не было с этим никаких проблем, я хотел этого. Но я все еще любил возвращаться домой и играть с ЛЕГО.
Он с детства мечтал сыграть плохого ребенка — «который смотрит на тебя, и кровь стынет в жилах», и однажды ему предоставилась возможность сыграть Гитлера:
Это была лишь парочка сцен, хотя я снимался где-то неделю, но потом мои сцены были сокращены буквально до вступительных титров. Так что да, играл, но это была короткая сцена. Мне было или 10 лет, или 11. На самом деле это было удивительно, мне понравилась эта игра. Влезть в голову невинному, равнодушному ребенку, в будущем ставшему одним из самых безумных монстров, которого миру прежде не доводилось видеть. Будучи одиннадцатилетним ребенком, я был очень взволнован этой ролью.
В перерывах между съемками Томасу было сложно влиться в коллектив, и в отличие от многих других звездных миллениалов его никогда не тянуло в театр:
Мне не нравилась сама мысль выступать перед своими одноклассниками. Люди полагали, что я должен сыграть блестяще.
Томас никогда не вчитывается в сценарий и не изучает проект дотошно, прежде чем к нему присоединиться. Он пробовался на роль Рона Уизли в «Гарри Поттере», не осознавая, как может разрастись сага, он не читал сценарий «Бегущего» и даже не уточнял, что такое «Игра Престолов», отправляясь на кастинг.
Честно, я не знал об этом сериале. Я слышал лишь название и все. Это был один из тех случаев, когда мне сказали: «Они хотят, чтобы ты пришел завтра на прослушивание». Так, я выучил сцену, подумав: «Ладно, это американский телесериал от канала HBO с мечами. Прекрасно». Я быстренько пошел туда и сделал это — вошел, вышел, готово. После этого я развлекался со своими друзьями, и они спросили: «Что ты делал?». Я сказал: «Прослушивался для какого-то шоу под названием „Игра престолов“. В ответ я получил: „ЧТО?“.
О романтике:
В любви Томас ведет себя как настоящий британец:
Я начинаю завоевывать внимание. Я вынес для себя два способа, с помощью которых мужчина знакомиться с женщиной: ухаживание и влечение. Если вы ухаживаете за женщиной, то первой ее реакцией будет „убежать“, а это еще больше вас заводит, и вы продолжаете за ней бегать. А если вы нравитесь девушке, то ее естественной реакцией является желание преследовать вас. Это тонкое, едва уловимое различие и составляет все разнообразие мира. Поэтому способность понравится девушке гораздо важнее.
Никто не застрахован от неловких случаев, и актер сам признался в одной ситуации с провального свидания: когда им с подругой принесли счет в ресторане, он вдруг обнаружил, что ему не хватает денег на карте, и пришлось оставлять часы в залог. Томас верит в любовь с первого взгляда, но все же уточняет, что обычно ты влюбляешься в человека постепенно, а потом внезапно у тебя случается озарение. Только тогда ты осознаешь свою любовь, хотя в реальности она случилась уже давным-давно. О своей девушке Томас не распространяется, хотя и уточняет, что она есть, и они познакомились еще в школе.
О механике:
Томас крайне увлечен мотоциклами и в свободное время занимается именно изучением их устройства.
Правая доля моего мозга словно создана для того, чтобы возиться с техникой, а другая — для актерского мастерства.
Он также интересуется самолетостроением, но пока ему просто не подвернулась возможность разобрать настоящий двигатель самолета.
У самолетов есть такая же магнетическая сила на меня, как и у мотоциклов. Когда я надеваю шлем, завожу мотор и уезжаю, я не могу думать о чем-нибудь еще. Ну, я, конечно же, могу, но это будет опасно. Езда на мотоцикле — прекрасный способ очистить свою голову по той простой причине, что ты должен быть очень сосредоточенным, когда ты на дороге. Самолеты, как и мотоциклы, дают мне чувство свободы. Ты трогаешься с места и можешь отправиться куда угодно: вправо, влево, вверх, вниз, по кругу и т.д. И, когда ты прорываешься через облака, ты снова встречаешься с солнцем.
Его завораживает магическая возможность попасть в волшебное место над облаками и при этом необходимость контролировать ситуацию. К сожалению, это слишком дорогое хобби — Томас действительно уточнял это у властей Лондона.
Комментарии
Читайте также
Фёдор Тютчев: каким политиком был русский поэт
В больнице одновременно ждут детей 16 медсестер
2
Лысая медсестра стала моделью благодаря тату
Был ли князь Пожарский алхимиком