Кириллица 26 июня 2018

Что охотники никогда не делали перед охотой

Фото: Кириллица
Отправляясь на охоту, непременно посмотрите на женскую ножку. Правда, этой приметы придерживаются больше современные охотники. Интересно, а какие суеверия мешали спокойной жизни наших предков?
Воздержись от греха телесного
Накануне охоты следовало не только вычистить оружие, помыть лошадь и собак, но и самому побывать в бане, чисто побриться и надеть свежую рубаху. Правда, сегодня охотники почему-то предпочитают не бриться. Однако не только внешней чистоте придавали значение наши суеверные предки, но и чистоте душевной — в ночь перед отъездом следовало воздержаться от греха телесного.
В этом суеверии нашло отражение мнение церкви о женщине как о «дьявольском сосуде». Поэтому неудачи на охоте склонны были списывать на малодушие некоторых особенно резвых участников процесса, не устоявших перед страстными объятиями какой-нибудь селянки.
Поп-толоконный лоб
Как известно, православная церковь негативно относилась к охоте, считая ее занятием праздным. Да и спасению души подобная деятельность, по мнению священнослужителей, мало способствовала. Такое отношение порождало ответное чувство со стороны народа. Отсюда и возникновение другого суеверия: если по дороге на охоту встретишь священника — можешь смело возвращаться домой.
Охоты все равно не будет. А вот если встретишь женщину, то шанс поохотиться остается: надо только вернуться домой, раздеться, потом опять одеться и пойти на охоту другой дорогой. Кстати, встретить по пути еврея или похоронную процессию — к удаче.
Недобрый вестник
Ничего хорошего не сулила встреча с зайцем, который перебежал дорогу. Считалось, что заяц верой и правдой служит лесному царю — лешему, который отправляет того навстречу людям в качестве недоброго вестника. Правда, неприятную встречу можно было нейтрализовать. Например, перекреститься и произнести заговор: «Тебе пень да колода, нам путь да дорога» либо надломить ветку у любого придорожного куста или дерева.
Кстати, существует версия, что именно перебежавший дорогу заяц заставил суеверного Пушкина вернуться в имение и помешал ему присоединиться к декабристам на Сенатской площади.
К черту!
Сегодня это суеверие больше распространено в студенческой среде, а когда-то на пожелание домочадцев: «Ни пуха, ни пера!» охотник неизменно отвечал: «К черту!» Этим ответом человек пытался запутать черта, который сидел у него на левом плече и вынашивал коварный план — напакостить хорошенько. Пожелание «Ни пуха, ни пера!» ставит черта в известность, что человек выходит из дому вовсе не на охоту, с которой мог бы принести и пух, и перо, а по каким-то другим делам. А ответ охотника подтверждает: да, мол, иду не на охоту, а в гости к черту.
Сорокового не тронь!
Вообще отношение к медведю у наших предков было трепетное и уважительно-боязливое. Охотники называли его исключительно иносказательно: «хозяин», «зверь», «черная немочь» или «топтыга». Считалось, что медведь подобен человеку: он наделен разумом и имеет похожий скелет, поэтому многие охотники никогда не ели мясо «себе подобного» медведя.
На Руси считалось, что охотник, который легко и непринужденно добыл тридцать девять медведей, с замиранием сердца пойдет за сороковым. Если вообще пойдет — сороковой зверь мог оставить человека «без костяной шапки».
Белые ленты и нательный крест
Лесных духов, которые, прямо скажем, были не в восторге от людских проделок, наши предки задабривали разными способами. Например, приходя в лес, привязывали каждый раз по белой ленточке к веткам деревьев. В результате у опытных охотников появлялись «личные» поляны и опушки, на которых они чувствовали себя спокойно и умиротворенно. А вот лешего легко было вывести из равновесия нательным крестом, который он на дух не переносит. Так что охотники всегда снимали с себя крест, чтобы снискать милости хозяина леса, на помощь которого они уповали.
Взвейтесь кострами
Особое отношение на охоте к костру. Тушение костра способом, который использовали юные ленинцы, приводило к неудаче, а вот подкладывание головней в огонь при помощи ног — к несогласию между охотниками. Ну и, конечно, нельзя плевать в костер или заливать его водой, ведь тем самым проявляется неуважительное отношение к духу огня. Впрочем, и устанавливать котелок над огнем можно только после того, как к костру брошен добытый обед. В противном случае добычи не будет и придется варить щи из топора.
Комментарии
Читайте также
Правила жизни Джеффа Безоса, главного богача мира
Почему цыгане сами себя никогда так не называют
Почему эскимосы не носят шапок
Почему Джакомо Казанову считают бабником