Lenta.ru 2 марта 2019

«Немецкая мафия гналась за нами, и нас могли убить»

Фото: Lenta.ru
В начале 2018 года в новостях появилась информация о том, что бывший офицер бундесвера попросил убежища в России для себя, жены и своих детей. В эту историю трудно поверить: они не любят Европу, упрекают немецкие власти в дикости и жестокости и регулярно говорят, что в России им гораздо лучше. В своих интервью они хвалят Путина и российские законы.
Понятно, что с такой позицией Маркус Бергфельд тут же стал героем российских СМИ. Они называли его не иначе как «немецким Сноуденом», имеющим доступ к секретным документам бундесвера и желающим передать их российским властям.
Но самое забавное заключается в том, что в истории этой семьи, наполненной совершенно нестыкующимися утверждениями и фантастическими приключениями, секретная информация появляется только после того, как Сони и Маркус Бергфельд прибывают в Россию.
Специальный корреспондент «Ленты.ру» Михаил Карпов пообщался с влюбленными в Россию немцами и попытался понять, откуда у них появилась эта вера в величие России и слабость Европы.
Если реконструировать наименее сомнительные части истории Бергфельдов, то она примерно выглядит так. У Сони и Маркуса Бергфельдов пятеро детей. В 2011 году их всех забирает немецкая социальная служба югенданд. После этого отец и мать семейства бегут на Мальту, где проводят пять лет в сообществе людей, борющихся с так называемой «ювенальной юстицией». В 2017 году во время свидания с детьми Бергфельды крадут трех из них и убегают теперь уже в Испанию.
В Испании умирает старший из них, Нико. Испанские власти ставят в известность об этом инциденте Германию, остальных двоих детей забирает югенданд и увозит обратно в Германию. Маркус и Сони бегут в Россию, где в начале 2018 года начинают рассказывать истории, согласно которым против них ополчился весь западный мир. Эти истории охотно, не подвергая ни толике сомнения, публикуют российские издания Daily Storm и Sputnik. Тогда же внезапно появляется история о секретных документах бундесвера, которые Бергфельды готовы передать нашей стране. В российской прессе Маркуса называют «немецким Сноуденом».
Позже в издании «Комсомольская правда — Псков» появляется статья о Катарине Миних — немке, переехавшей в Россию из Германии и тоже борющейся с «ювенальной юстицией», приютившей Бергфельдов на первых порах. Несмотря на, казалось бы, общность во взглядах, Миних называет Сони и Маркуса мошенниками, патологическими лжецами и психически нездоровыми людьми.
Написанное выше может показаться полной несуразицей и откровенным безумием, но эта информация — самая адекватная и наименее сомнительная выжимка из всего, что было написано о Бергфельдах в СМИ. «Лента.ру» попыталась разобраться в их истории, поговорив с Маркусом и Сони. Результат оказался неожиданным.
«Лента.ру»: Как вам в России?
Сони: Мне очень нравится Россия — прекрасные, душевные люди, жизнь рядом с которыми доставляет мне огромное удовольствие. То, что я слышала об этой стране в Германии, — что Россия очень бедная, жить тут плохо и так далее… Здесь я поняла: все, что я слышала о вашей стране в своей, не соответствует тому, что я увидела тут.
Например, магазины и супермаркеты в России намного больше и ассортимент продуктов питания в них несомненно шире, интереснее, чем в Германии.
С чем связан столь скорый отъезд в Россию? Что грозило вам в Испании после смерти Нико?
Мы не могли жить в Испании, поскольку нашим жизням угрожала опасность. Я хочу подчеркнуть, что наших детей там украл югенданд, который вывез их из страны.
Но вам-то зачем было так быстро уезжать? Что угрожало вам и Маркусу в Испании?
Немецкая мафия гналась за нами, и нас могли убить.
Подождите, какая еще немецкая мафия?
Югенданд и их сподвижники, которые нам угрожают и могут совершить любой поступок, в том числе с нами может что-то случиться. Естественно, мы опасались за свои жизни. Многие родители знают, что, когда они начинают разговаривать об этом, у них начинаются серьезные проблемы.
То есть вы утверждаете, что югенданд — служба, призванная действовать в интересах детей, — занимается убийствами и является мафиозной структурой?
Настоящими бандитами.
Зачем социальной службе югенданд убивать родителей и заниматься подобной деятельностью?
Чтобы предотвратить скандалы.
Вам поступали угрозы убийства от сотрудников югенданда или немецких официальных лиц?
Большое количество.
От кого конкретно?
Нас угрожали убить, если мы выдадим информацию об изнасиловании нашей дочери Мишель и сделаем заявление в прессе.
Кто угрожал и откуда у вас информация о том, что вашего ребенка изнасиловали?
Это не информация. Человек, который насиловал моего ребенка, был не только пойман, но и осужден в Германии.
Это был работник югенданда?
Да. Как только дело запахло приговором и мы отказались забрать заявление из полиции, нам начали поступать угрозы.
Так его осудили или нет?
Да, его приговорили всего к трем годам тюремного заключения за изнасилование ребенка.
Есть ли какие-то документальные подтверждения этому? Писали ли об этом в прессе? Это должен был быть достаточно громкий случай — изнасилование в детском доме.
Да, у нас есть документы, и мы их хотели отдать в прессу. Они хранятся на другой квартире в Санкт-Петербурге, так как мы переехали сейчас в другое место, это потребует пару дней. Но все попытки представить судебные решения общественности не увенчались успехом.
Пришлите их мне, мы их опубликуем, если они будут подтверждать, что некий работник югенданда получил всего три года за изнасилование ребенка.
Они у нас есть, мы готовы их предоставить. Но я хотела бы подчеркнуть, что за десять дней до изнасилования ребенку прописали противозачаточные таблетки, как сказал врач. Мы обратили внимание суда на это, но в суде заявили, что этот факт их не интересует. Об этом знал югенданд, обвинение и тот врач, который выписывал таблетки. И это все осталось без внимания. Суд заявил, что ему достаточно самого факта сексуального насилия, и вдаваться в подробности того, что дочери были заранее прописаны противозачаточные, он не намерен. (Описание эпопеи с предоставлением Бергфельдами документов, якобы подтверждающих эту информацию, читайте в конце интервью — прим. «Ленты.ру»)
Российские СМИ писали, что Маркус был офицером бундесвера. Это так?
Маркус: Да.
Там же писали, что он работал на объекте, на котором был доступ к ядерному оружию. Где он располагался?
На базе Бюхель, где располагаются американские войска.
Маркус заявляет, что в его руках секретные сведения, которые он готов предоставить России. Как он их получил, как получил к ним доступ и в каком году это произошло?
В 2005 году. В бундесвере я начал работать в 2001 году, а военную службу начал в 1999-м.
А когда закончили?
Я был отстранен в связи со скандалом с детьми. Вначале никто не знал, что я служу в бундесвере и не отдавал себе отчет, что я обладаю этой информацией. После того как я начал бороться, обратился к министру обороны страны, были приняты меры, в результате которых меня уволили из армии.
С какой просьбой вы обратились к министру обороны?
С жалобой.
На что?
Я занимался подготовкой солдат и написал министру обороны о том, что у меня забрали моих детей и я больше не могу подготавливать молодых людей к тому, что в будущем приведет к нехорошим последствиям.
Почему государство отобрало у вас детей? Чем это мотивировали чиновники?
В 95 процентах случаев государство забирает детей неправильно. Остальные пять процентов назвать «правильными» нельзя, мы видим, что государство зарабатывает на наших детях деньги.
Как государство зарабатывает деньги на детях?
Это сложный вопрос. Государство, забирая детей, получает прибыль из бюджета, от социальной службы опеки югенданд и от родителей, которые оплачивают расходы детей. Три источника.
Странная схема. Если мы предположим, что это так, почему не поступают массовые жалобы в Европейский суд по правам человека, и эти случаи достаточно маргинальные?
Чтобы добраться до Страсбурга, немец обязан пройти все инстанции, включая Конституционный суд. Это элементарно — судебной системе это тоже выгодно. Родители оплачивают адвокатов, суд, государственное обеспечение, алименты. Разумеется, судебная система тоже получает прибыль от отъема детей.
Это слишком запутанная конспирологическая схема…
Я не считаю это конспирологией, это совершенно обычная схема, по которой можно проследить, какие именно доходы получает государство от изъятия детей.
Вы хотите сказать, что эти «доходы» составляют ощутимую долю бюджета Германии?
Совершенно верно. Если вы посмотрите на детские дома и их основателей, прибыль, которую они получают (а они не имеют право ее получать), может составлять до трех-четырех миллионов евро в год. От каждого приюта!
Ладно. Но вернемся к изначальному вопросу, на который вы не ответили: чем служба опеки мотивировала изъятие у вас детей?
Нас обвиняли во многом.
В чем?
В том числе в том, что мы не умеем вести домашнее хозяйство. Меня обвинили в том, что я не особо интеллигентная для того, чтобы воспитывать собственных детей. Это могут быть любые обвинения и любая ложь, которая придет в голову чиновникам. Они, конечно, вправе высказывать такие вещи, и защищаться от них довольно непросто.
Я читал в западной прессе, что у Маркуса была судимость, а у вас — проблемы с алкоголем. Это так?
Это ложь. Гарри (обращается к переводчику — прим. «Ленты.ру»), вы когда-нибудь, даже вечером, когда мы разговаривали, слышали или чувствовали, что я была в нетрезвом виде?
Вопрос не в этом, а в том, что я прочитал в СМИ.
Это все придумала Катарина, и югенданд нас в этом не обвинял.
Какая Катарина?
Не знаю, как это объяснить…
Как-нибудь попробуйте! Объяснить можно все что угодно.
Это женщина, живущая в России, которая собирает пожертвования для себя, используя наше имя.
Почему она выбрала именно вас?
Катарина выбирает семьи из Германии, обращающиеся к ней, попавшие в сложное положение, помогает им приехать в Россию, собирает для них потом деньги. Львиную долю при этом забирает себе, а незначительные остатки отдает им.
И зачем она вас в алкоголизме обвинила?
Я не знаю!
Ох. Вернемся к 2011 году, когда у вас забрали детей. Меня интересует эпизод с католическим летним лагерем, в который вы послали старшего сына, где ему прописали риталин — препарат от синдрома рассеянного внимания. В первый ли раз вы его туда отправили и зачем?
Сони: Это предложение поступило от школы и церкви. Мы не увидели в нем ничего подозрительного, так как оно было вполне приемлемым для нас, и, естественно, мы сына туда отправили с остальными детьми. Да, ему там прописали эти таблетки.
Почему вы стали протестовать против приема этих таблеток?
Мы исходили из того, что они вредны. Ни один человек добровольно не стал бы давать их [своим детям]. Они разрешены в Германии, но запрещены в России.
Они и в США не запрещены. Это же ноотроп, улучшающий память и восприятие. В чем заключается его опасность для ребенка, если таблетки прописал врач?
Ха, врач? Это югенданд прописал, а врачи работают с югендандом. И не забывайте, что этот медикамент запрещен в России. Я знаю, что он не только запрещен, но и очень опасен для здоровья ребенка.
Мы считаем, что эти таблетки вредят внутренним органам, наносят огромный ущерб печени, и после двух-трех лет приема ребенок становится похожим на алкоголика. В Германии они находятся в особом списке, их выписывают на специальном красном бланке, и есть основание полагать, что эти таблетки приводят к зависимости от них. Это никак не может быть хорошо.
Но врач же знает, когда прописывать лекарство, в каких дозах и как его принимать. Почему вы не верите врачам и основывается ли ваше мнение о риталине на каких-то научных исследованиях? Где вы вообще прочитали, что от него дети становятся «похожи на алкоголиков»?
Это известно, это говорят не только родители, но и ученые. К тому же хочу заметить, что прививки тоже ставят, хотя они являются вредными, и это доказанный факт!
Кто доказал, что прививки вредны? И чем они вредны?
На YouTube есть видео, которое вы можете посмотреть, где изобретатель риталина лежит на смертном одре и сожалеет о том, что он сделал, и кается перед зрителями.
На YouTube можно увидеть все что угодно. Но я о прививках спрашиваю, раз уж о них зашла речь.
Это известный факт — прививки вредны, это доказано научно. Более того, есть выступление Путина, где он говорил, цитирую: «Родители должны сами решать — делать прививки своим детям или нет».
Единственное исследование, в котором говорилось, что прививки могут вызывать аутизм, давно опровергнуто.
Конечно, когда один ученый что-то утверждает о вреде прививок, тут же появляется фармкомпании, которые докажут обратное и скажут, что это не вредно. Естественно, на нашем здоровье зарабатывают фармацевтические фирмы, они получают от этого прибыль, и это нужно учитывать.
В тех местах, где сейчас сильно антипрививочное движение, разрастаются эпидемии кори.
Не могу ничего точно сказать относительно кори. Когда я была маленькой, моему поколению действительно делали прививки, и мне тоже. Да, я прекрасно понимаю, что в случае с корью вы, возможно, и правы, но я бы хотела подчеркнуть другой момент. Сейчас маленьких девочек прививают против папилломовируса, вызывающего рак матки.
И вам не нравится, что у многих девочек из-за этого не будет рака матки?
Я категорически против любых прививок, действие и последствия которых непонятны.
Вернемся к вашей семье. Почему Нико поставили диагноз «синдром рассеянного внимания»?
Никакого основания не было.
Просто сказали, мол, принимайте таблетки, а почему — не объяснили?
Нет, никто ничего не сказал.
И когда вы протестовали против приема этих таблеток вашим сыном, вам тоже не объяснили причину, по которой их прописали?
В детском доме, в котором он находился, было невозможно отказаться от приема этих таблеток, так как дети находятся под контролем. Им заглядывают не только в рот, но и берут анализы крови, по которым можно определить содержание риталина. Леону, который хотел не проглатывать таблетку и выплюнуть, зажали нос, чтобы он не смог дышать, и он вынужден был ее сглотнуть.
Но Нико же вроде прописали риталин в католическом летнем лагере, а не в детском доме? Я о лагере спрашивал.
Не знаю, как это происходило. Он был в лагере, ему было 14 лет, и ему просто сказали принимать эти таблетки. Когда взрослые говорят детям: ты болен, тебе нужно принимать это лекарство, дети следуют этим рекомендациям.
И когда вы узнали, что ему прописали риталин?
Когда он приехал из лагеря и прошел обследование у нашего домашнего врача, тот послал его на анализ крови, в котором обнаружилось содержание риталина.
В российской прессе писали, что Нико послали в лагерь от «евангелийской общины». Вы состоите в каком-то религиозном объединении?
Это не так, мы не состоим ни в каких религиозных общинах. Но да, приют принадлежит евангелийской церкви.
Социальная служба Германии отдала детей в евангелистический приют?
Я бы не стала их называть «социальными». «Социальный» — значит, оказывающий помощь людям, попавшим в сложную ситуацию. Эти организации я не могу назвать социальными. По моему мнению, они являются криминальными структурами, наносящими вред.
Какова была официальная причина, по которой югенданд забрал у вас детей?
Мы не знаем точно, почему. Первая версия — потому что мой супруг был связан с бундесвером (это вполне возможно). Вторая — здесь была замешана фарминдустрия. Как известно, действие риталина испытывается на детях. По словам сотрудников фармацевтических компаний, с которыми мне удалось переговорить, для этих опытов нужны дети с одинаковой ДНК. И мои дети подходили под этот критерий, так как они являются братьями и сестрами.
Ни у одного живого существа нет одинаковой ДНК, разве что у однояйцевых близнецов.
Вы не совсем правы, я не могу вам объяснить это точно, но имею в виду, что родственная связь тут важна… Тут нужно научное объяснение, которое я не могу вам дать. Я не врач, не специалист, и не могу точно сказать, при чем тут ДНК.
Хорошо. Предположим, существует заговор фармкомпаний. Почему из-за одного ребенка к вам пришел югенданд и забрал всех детей?
Они пришли к нам, чтобы забрать всех пятерых детей, так как для испытаний риталина очень важно, чтобы дети имели родственную связь. Но самое главное — у них разный возраст, и таким образом они проверяют реакцию организма, с какого возраста можно назначать риталин.
Ваша семья настолько уникальна, что нельзя было найти семью посговорчивее?
Нет-нет-нет! Мы не уникальны, югенданд делает это со всеми детьми. Это не единственный случай.
И ко всем, кто отказывается, приходит югенданд и забирает детей без объяснений, начиная репрессии против родителей?
У нас есть истории, когда политические взгляды родителей, признанные «неправильными», послужили причиной изъятия детей, что доказывают протоколы судебных инстанций.
Что значит «неправильные политические взгляды»?
На наш взгляд, в Германии у руля стоит человек, не следующий демократическим принципам, — такую позицию высказывают многие. Принудительный труд, фальсификация выборов — естественно, люди могут и на баррикады пойти.
Не понял.
В Германии есть система свободных демократических выборов. Но большинство людей не ходят на выборы и в выборах не участвуют, так как они считают, что их обманывают, и государство не учитывает их интересы. В немецкой лживой прессе вы можете прочитать, что явка на выборах может достигать 110 процентов. 100 процентов еще можно себе представить, но лишние 10 процентов… Это не оставляет никаких сомнений!
В каких немецких СМИ писали о 110 процентах? Да и вот, я читаю, что в 2017 году явка на выборах в бундестаг составила более 70 процентов — это вполне возможно.
Вы говорите о выборах в бундестаг, но я хотела бы привести как пример выборы в законодательное собрание Баварии, где явка составила 110 процентов (явка на выборах в законодательное собрание Баварии в 2018 году, согласно официальной информации, составила 72,3 процента — прим. «Ленты.ру»).
И что, источник этой информации в положительном смысле заявлял о 110-процентной явке? Радовался этому?
Да, это большая известная газета, об этом проходила информация по телевизору. (Действительно, явка в 110 процентов была зарегистрирована в округе Нижняя Франкония из-за ошибки в электронной системе голосования. За несколько лет количество зарегистрированных в округе избирателей возросло на несколько сотен, но эти данные не были отражены в системе. В результате при действительно высокой явке — 74 процента — и учитывая введенное в нее устаревшее заниженное число избирателей, она дала сбой. Ошибка была исправлена в тот же день. — прим. «Ленты.ру»)
Вернемся к семье. Вот детей забирают в приют, вы уезжаете на Мальту, потом забираете их и уезжаете в Испанию. Расскажите об этом подробнее.
Мы приехали в Испанию всей семьей. Первые полгода мы скрывались — естественно, старший ребенок, Нико, попал в больницу. Поэтому мы были вынуждены выйти из тени. После этого дети пошли в школу и начали изучать испанский язык.
В 2011 году югенданд забрал всех пятерых детей. Каким образом три ваших ребенка оказались в Испании, если они были, по вашим словам, отданы в детский дом?
Во время полагающихся нам свиданий раз в три месяца, я просто взяла этих детей, и мы сбежали. Мы не хотели жить в Германии, чтобы не платить налоги государству, которое так обходится с детьми. С экономической точки зрения мы считаем, что при покупке хлеба мы должны платить 90 процентов от той суммы, которую платили, — и вообще, мы не хотим платить деньги стране, которая нарушает права человека.
Пять лет дети прожили в детском доме, а мы с мужем — на Мальте. Поскольку Нико заболел, мы вернулись с Мальты и сняли дом в Германии. И только когда стало ясно, что ситуация вышла из-под контроля, мы с тремя детьми перебрались в Испанию.
В чем была причина болезни Нико?
Отказ органов из-за приема медикаментов. Это убийство собственного народа!
Каких медикаментов?
Риталин, метилфенидат.
Риталин — это торговая марка, а метилфенидат — это действующее вещество риталина. Я видел фотографии ноги Нико, на которой видно масштабное отторжение тканей. Это очень похоже на эффект от употребления инъекционных синтетических наркотиков. Я также читал, что он был наркозависимым.
Глупость. Он умер не из-за того, что у него было с ногами, а от отказа внутренних органов. В Испании есть москиты. Этот москит укусил его, когда тот был на пляже, что и вызвало эти проблемы. Поскольку у него из-за приема всех этих медикаментов практически отсутствовали белые кровяные тельца, то его иммунная система не смогла справиться с инфекцией.
Насколько я знаю из сообщений мальтийской прессы, Сони был поставлен диагноз «делегированный синдром Мюнхаузена» — склонность вызывать у ребенка болезненные состояния или выдумывать их, чтобы обратиться за помощью. Каким образом это произошло?
Этот диагноз был поставлен мне югендандом в Германии. Я неоднократно заявляла, что подобные диагнозы должны ставить медицинские специалисты, а не люди, которые не имеют к ним отношения.
Кто был семейным врачом Бергфельдов в Германии?
В Германии у меня был семейный педиатр — доктор Рингер. Семейного врача для взрослых у нас не было.
Он относился к какой-то клинике — государственной или частной?
У него была частная практика.
Он практиковал традиционную медицину? Гомеопатию?
Он занимался как общепринятой медициной, так и гомеопатией для лечения кашля и насморка.
Когда вы приехали в Россию, то потребовали политическое убежище, и Маркус говорил о «секретных документах бундесвера», которые он готов предоставить нашим властям. Вы сделали это?
Он этого не сделал, но предлагал. Это осталось без внимания, но он готов передать их в любой момент, если будет назначено место и определена организация, которая может это сделать.
Сейчас я вам буду зачитывать то, что говорила Катарина Миних в интервью «Комсомольской правде — Псков», и попрошу вас прокомментировать эти заявления. Итак: «Сони вообще не умеет ни готовить, ни убирать. Из документов следует, что у них максимум двое общих детей, а сам Маркус с 2006 по 2008 год сидел в тюрьме за мошенничество. Поверьте, в Германии чтобы на такой срок попасть с тюрьму, нужно натворить что-то серьезное. Есть обвинение и в сторону Сони. Она около сорока раз привлекалась к ответственности за мошенничество и тоже не раз была в тюрьме. Одно время они скрывались на Мальте, но их оттуда депортировали».
Это неправда. Ни одно из этих обвинений не имеет никакого основания.
Дальше: «За день до изъятия детей у Бергфельдов случился скандал. Сони побила собственную мать, вела себя неадекватно, за что ее и забрали в вытрезвитель, а потом приехала полиция и забрала детей. И до этого было много жалоб из школ, что дети ходят голодные, плохо одетые. Соседи даже видели, как они лезут в мусорные баки в поисках еды, — выкладывает шокирующие факты Катарина. — Это при том, что им с 2005 по 2011 год постоянно помогала ювенальная юстиция. В дом приходила женщина, которая готовила и убирала, потому что Сони сама не умеет ничего».
Нет, это не соответствует действительности.
И наконец: «Когда детей изъяли, бабушка ходатайствовала, чтобы их передали ей, но Сони грозилась убить ее».
Это неправда, я рекомендую Катарине проверить свое психическое здоровье. Я была у нее, я видела мусор, рои мух, дом находился в ужасном состоянии. Можете мне поверить, то, что я увидела, не делает большой чести самой Катарине. Я считаю ее действия незаконными, она призывала к убийству, и мы обратились в прокуратуру и соответствующие органы с заявлением. Ее действия неправильные, и я не могу с ними согласиться. Нам Катарина предложила жить у нее, убирать, готовить и мыть посуду в доме, от чего мы с супругом, естественно, отказались.
Что собираетесь делать дальше?
Мы хотим жить здесь дальше, я хочу, чтобы здесь жили мои дети, я хочу здесь работать, выучить язык — чем и буду заниматься. Хочу открыть собственный бизнес.
Я очень хорошо отношусь к российской прессе, потому что она пишет правду. Хотя некоторые вопросы она обходит, но пытается освещать события с разных точек зрения.
Мы обратились в СМИ, чтобы осветить нашу ситуацию — когда несовершеннолетний ребенок, наш сын Леон, находится на границе с Эстонией, хочет приехать к родителям, умоляет о помощи. В его поддержку выступила Госдума. Есть бумага, которую мы показали пограничникам, дипломатам, и никто из них не захотел ничего сделать, чтобы мой ребенок приехал в Россию! Он очень хочет встретиться с прессой и рассказать правду о том, что происходит в немецких детских домах.
Через два дня после разговора никаких документов Бергфельдами представлено не было, однако Сони прислала ссылку на материал, опубликованный на немецком сайте, на который любой зарегистрированный пользователь может запостить любой текст. Самое забавное заключалось в том, что размещен там он был самой Сони Бергфельд и представлял собой пресс-релиз, написанный немецким активистом Джоном Шумахером, состоящим в организации, борющейся с ювенальной юстицией.
Никакого упоминания о том, что некий сотрудник югенданда изнасиловал Мишель, в нем не содержится, однако рассказывается история о том, что к ней, пока она была в детском доме, несколько раз «подходил человек 50 лет» и предлагал «вернуть ее к папе и маме, если она сделает то, что он хочет». Никакого упоминания о том, что он все же совершил насилие над ребенком, в тексте нет, и по большей части он посвящен тому, что Сони Бергфельд отрицает наличие у нее «делегированного синдрома Мюнхаузена». В конце она, правда, говорит о том, что ее «дочь сексуально домогались», однако ничего конкретного не написано.
Чуть позже Бергфельды все же предоставили корреспонденту «Ленты.ру» «документы», которыми оказались официальные запросы к немецким властям и ведомствам. Ни один из них не подтверждал информацию о том, что некий «сотрудник югенданда» был осужден на три года за изнасилование Мишель Бергфельд. Более того, если в них и упоминается изнасилование, то только как заявленный со слов Сони Бергфельд инцидент. Подтверждения этому предполагаемому факту документы не дают.
Официальный представитель Бергфельдов Гарри Мурей, проживающий в Австрии и являющийся главой организации European Information Human Rights Center, в беседе с корреспондентом «Ленты.ру» утверждал, что в Германии существует «жуткая цензура» и именно поэтому в предоставленных документах нельзя найти никакой информации, прямо относящейся к делу.
Судить о том, чем занимается EIHRC, можно по выдержкам из армянской прессы 2014 года, где полно упоминаний о Гарри Мурее и этой организации:
«Как стало известно, власти Азербайджана, уличенные международными организациями в многочисленных нарушениях прав собственных граждан, политических репрессиях и расправе над оппозиционными политиками, преследовании активистов, правозащитников и инакомыслящих, решаются пойти на отчаянный шаг и создают в Страсбурге "независимую" правозащитную организацию. Согласно официальной информации, деятельность European Information Human Rights Center (EIHRC) должна была быть ориентирована исключительно на мониторинг и защиту прав человека в странах Евросоюза.
На самом же деле руководству правозащитного центра надлежало обеспечить сбор стратегически важной и конфиденциальной информации о ситуации с соблюдением прав человека в странах Европы, финансирование и организацию массовых демонстраций с акциями неповиновения властям в крупнейших странах Старого Света, сбор компрометирующей информации о руководителях ЕС и депутатах Европарламента и ПАСЕ, подвергающих критике руководство Азербайджана и призывающих к введению санкций против этой страны.
Не последнюю роль в деятельности EIHRC должна была сыграть организация антиизраильских демонстраций и пропаганды антисемитской риторики. Перед EIHRC была поставлена задача налаживания тесных связей с исламистскими и фундаменталистскими организациями для координации действий в случае ухудшения азербайджано-израильских и азербайджано-американских отношений. В то же время, чтобы раньше времени французские власти не заметили подвоха, на должность президента был приглашен немецкий юрист, специалист в области международного права Гарри Мурей».
Впоследствии Мурей заявлял, что прервал контакты с Азербайджаном, после того как EIHRC попытались использовать в целях проведения антисемитских демонстраций во Франции. Однако если учитывать вышеперечисленное, «секретные документы бундесвера», которыми якобы обладают Бергфельды, выглядят уже совсем по-другому.
Комментарии
22
Люди , ЕСПЧ , Бундестаг , ЕС , Европарламент , Генпрокуратура РФ , Госдума , ИА Sputnik , Lenta.ru , Комсомольская правда
Читайте также
Что Берия сделал для простых граждан СССР
76
Почему всех раздражает палинфразия
Последние новости
Британский суд заступился за «Газпром» в споре с Украиной
Украина захотела сохранить транзит российского газа
Россия решилась взять в долг на Западе