История первого советского перебежчика Георгия Агабекова

BigPicture.ru 15 апреля 2020
Фото: BigPicture.ru
В истории советских спецслужб было немало ренегатов и перебежчиков. Некоторые из них прожили жизнь спокойно и размеренно, пописывая книги и читая лекции о бесчеловечных преступлениях КГБ. Но были и те, кого настигла карающая рука возмездия — их смерть должна была быть предупреждением для других. Первым беглецом из СССР, которого «достали» далеко за пределами страны, стал советский разведчик Георгий Агабеков.
После победы Октябрьской революции страна нуждалась в военных специалистах самого разного профиля. Особый спрос был на людей, которые могли бы защищать интересы Родины на самых ее дальних рубежах. Кандидаты в советскую разведку должны были обладать сочетанием невероятно редких качеств — пролетарским происхождением, широким кругозором и знанием иностранных языков.
С точки зрения требований к разведчику, Георгий Агабеков был настоящей находкой. Родился Георгий Сергеевич, настоящая фамилия которого была Арутюнов, в 1895 году в Закаспийской области Российской империи, в семье простого кузнеца. Перед самой Первой мировой Георгий закончил ташкентскую гимназию и почти сразу же был призван в армию.
BigPicture.ru
Арутюнов провел в окопах два года, показав себя как смелый и дисциплинированный боец. Командование оценило молодого солдата и направило его в школу прапорщиков в Ташкент. После наскоро полученного военного образования, Георгия определили на Румынский фронт, где он сначала командовал взводом, а затем служил при штабе переводчиком.
Повышение по службе получить прапорщику Арутюнову помогло знание языков. Выросший в многонациональной среде, он отлично знал не только русский, но и армянский и турецкий языки. Во время Февральской революции молодого переводчика с передовыми взглядами и революцией в душе солдаты выбрали командиром батальона.
После Октябрьского переворота Георгий влился в ряды Красной Армии и воевал сначала с Колчаком, а потом в родном Туркестане с басмачами. В 1920 году он вступил в партию и снова возглавил батальон в должности военного комиссара внутренней службы в Екатеринбурге.
Тут и приметили молодого фронтовика ребята с горячим сердцем и холодной головой. Арутюнова позвали на работу в Екатеринбургскую губернскую ЧК и он не смог отказаться. Партия доверяла Георгию, взявшему псевдоним Агабеков, самые сложные участки работы. Он руководил борьбой с бандитизмом в Туркестане, ловил шпионов и контрабандистов в Ташкенте, а после работал на ГПУ под прикрытием в Афганистане.
В 1926 году Агабеков возглавил резидентуру в Иране, а в 1929 году был назначен резидентом советской нелегальной разведки в Константинополе. На всех должностях Георгий показал себя ответственным и беззаветно преданным делу партии и Ленина чекистом.
Он помог разоблачить нескольких британских и французских агентов, провел успешную вербовку представителей русской эмиграции и выполнил несколько других важных и секретных заданий. Учитывая все это, бегство Агабекова на Запад стало для НКВД настоящим громом среди ясного неба.
Георгий Агабеков работал в Константинополе как армянский коммерсант Нерсес Овсепян. Он сменил на боевом посту знаменитого , расстрелянного в Москве за связи с троцкистами. Когда в июне 1930 года агент не вышел на связь, то все решили, что он попал в беду. Но вскоре выяснилось, что все еще хуже — разведчик предал родину и просто сбежал во Францию.
BigPicture.ru
Существует несколько версий причин предательства Агабекова. Основная из них гласит, что в январе 1930 года его завербовала британская разведка, подсунув ему в качестве любовницы преподавательницу английского языка Изабель Стритер. В мае пара начала строить планы бегства, а спустя месяц уже покинула Константинополь под чужими именами на французском пароходе.
Разведчик и историк советских спецслужб Павел Судоплатов в своей работе «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 –1950 годы» описал незавидную судьбу предателя. Очевидно, что вербовка советского резидента была лишь пропагандистским шагом, так как в Европе Агабеков оказался никому не нужен и стал сильно нуждаться.
Чтобы обратить на себя внимание, а заодно подзаработать, перебежчик занялся написанием мемуаров, в которых не стеснялся раскрывать тайны советской разведки. Первая книга предателя — «ОГПУ: русский секретный террор» (OGPU: The Russian Secret Terror) — нанесла сокрушительный удар по советской агентуре в Персии, Турции и других странах Востока.
Четыре сотни советских агентов были арестованы, 20 — уничтожены, а СССР нажил себе врага в лице шаха Ирана Резы Пехлеви. А также в Персии была запрещена коммунистическая партия и до 1941 года иранским коммунистам пришлось уйти в глубокое подполье.
Таких сокрушительных ударов советская разведка не знала за всю свою историю. В Москве было решено любой ценой найти предателя и уничтожить. Но сначала проблему попытались решить официально — к правительству Франции обратились по дипломатическим каналам с просьбой арестовать и выдать Георгия Агабекова.
Французы не пошли на сотрудничество с большевиками, но в конце лета 1931 года выставили перебежчика из страны, от греха подальше. Агабеков обосновался в Брюсселе, где тут же начал переговоры о сотрудничестве с внешними разведками сразу 7 стран. В НКВД поняли, что проблему нужно срочно решать и в Брюссель была направлена группа с заданием казнить предателя.
Но ни первая попытка, предпринятая в 1931 году, ни вторая в 1934 не были успешными. Агабеков обладал звериным чутьем и к тому же отлично знал, какими методами пользуются его бывшие коллеги. Ликвидировать изменника удалось лишь в 1937 году и для этого в Москве разработали масштабную операцию.
Агабекова выманили в Париж, где советский агент предложил ему участвовать в перепродаже драгоценностей. Перебежчик очень нуждался в деньгах, и это притупило его бдительность. Георгию назначили встречу на испано-французской границе, где по придуманной в Москве версии должна была произойти передача ценного груза.
На место Агабеков прибыл вовремя, но вместо ящика с золотом и бриллиантами его поджидали убийцы. Операцией руководил Александр Коротков — будущий начальник нелегальной разведки МГБ СССР. Предателя на явочной квартире заколол ножом турецкий боевик, завербованный советской разведкой, после чего труп был сфотографирован для отчета в Москву.
Убийство на территории чужой страны известного писателя-антисоветчика и бывшего агента — рискованное мероприятие. От трупа нужно было избавляться быстро и эффективно. Для этого у разведчиков был припасен большой кожаный чемодан, в который запихнули бездыханное тело жертвы.
После этого багаж с предателем вывезли к реке и просто бросили с обрыва в воду. Тело Агабекова так никогда и не было найдено, хотя его пытались опознать в нескольких трупах, выловленных на территории Испании в разных водоемах.
История константинопольского резидента, ставшего жертвой классического «шерше ля фам», и в итоге расплатившегося за это жизнью, стала первой подобной операцией НКВД за границей. После этого ни один перебежчик из СССР больше не чувствовал себя в безопасности ни в одной стране мира.
Комментарии
1
Люди , Жизнь после смерти , Александр Коротков , Яков Блюмкин , Павел Судоплатов
Читайте также
Жизнь «счастливчиков», сорвавших куш в лотерее
Сколько любовниц было у Ленина
28
Последние новости
Мать продолжает зарабатывать на сайте для взрослых, несмотря на то, что сын ушел из-за этого из дома
Найдите животных, которые спрятались на фотографиях
Как появилось «Спортлото» и почему оно было так популярно в Советском Союзе