Ещё

Петербургский «Приют комедианта» раскрыл свои планы 

Новый сезон для петербургского театра «Приют комедианта» — юбилейный. 30 лет тому назад первый в России театр без своей собственной труппы появился на свет, тогда еще в подвальчике на 60 мест на Малой Морской. Главной изюминкой «Приюта комедианта» нынче стала… охота на драматургов. В чем интрига?
На прошлой неделе директор и художественный руководитель «Приюта» , в окружении своих соратников по искусству встретился с журналистами в театральном кафе. Первое что бросалось в глаза — обилие подушек, не только создающих почти домашний уют кафе, но и интригующих. Согласитесь, не часто увидишь в театре портреты классиков не на стенах, а на чехлах. И даже на пакетиках чая! Однако граффичные Хармс, Пушкин, Чехов, Шекспир здесь не случайны, они стали героями игры, затеянной «Приютом комедианта» со своими зрителями. При покупке билета в кассе театра зритель получает пластиковую карту «Хармс». При повторном приходе в театр и покупке билета в его кассе, «Хармса» можно обменять на «Чехова». Затем идет золотой «Пушкин», который дает скидки при покупке билетов и в буфете театра. А накопив 30 000 рублей, можно стать счастливым обладателем платиновой карты «Шекспир», которая дает право на 20-процентную скидку на билеты и дарит всякие бонусы, вроде бесплатного напитка, программки и посещения закрытых мероприятий театра.
"Приют комедианта" также пообещал быть максимально открытым для иностранных гостей города. Теперь они смогут не только наслаждаться известным на весь мир русским балетом, но и столь же знаменитым драматическим искусством. К началу туристического сезона ряд спектаклей будет сопровождаться бегущей строкой на английском языке.
Кстати, о балете. Солист Мариинского театра и хореограф (многие помнят его спектакль «Фрида», посвященный мексиканской художнице , премьера которого состоялась прошлым летом на сцене Александринского театра) поставит гала-концерт к юбилею «Приюта комедианта». Чем нас удивит Смекалов — пока секрет. Известно, что действо пройдет на сцене АБДТ им. Товстоногова в феврале, и примут в нем участие звезды мирового балета. «Планируем поставить 10 балетных номеров, которые, с одной стороны представляют Петербург, а с другой — „Приют комедианта“, — заинтриговал Юрий Смекалов.
Гала-концертом деятельность танцовщика и хореографа на благо „Приюта“ не ограничится — вместе с хореографом он планирует поставить танцевальный спектакль по мотивам „Соляриса“. Но эта премьера состоится уже в следующем сезоне.
А что предложит театр в нынешнем сезоне? „Юбилейный сезон пройдет под лозунгом „C любовью к зрителям“, — рассказал журналистам руководитель театра Виктор Минков — Мы хотим, чтобы зритель ощущал это отношение с порога — с наших замечательных, вежливых, интеллигентных и внимательных билетеров. С гардероба, где ваше пальто повесят не на крючок, а на специальные плечики. Скажете, мелочь? Но из таких мелочей и состоит наша жизнь“.
Первая премьера театра уже состоялась — в самом начале сентября сыграли спектакль, поставленный учеником по знаменитой пьесе Нила Саймона „Последний пылкий влюбленный“. А ученик , свой новый спектакль покажет в конце октября. Он взялся за ни много ни мало . Зритель с удивлением узнает, что суровый мыслитель Никколо Макиавелли, сторонник сильной государственной власти, о чем и написал в своем труде „Государь“, создал и темпераментную искрометную комедию положений „Мандрагора“, в которой пытается разобраться в вечных вопросах: „оправдывает ли цель средства?“ и „может ли женщина одновременно быть прекрасна и добродетельна?“ Еще больше, пожалуй, зрители удивятся, узнав, что переводом провокационной и фривольной комедии в духе „Декамерона“ Бокаччо занимался наш классик , бытописатель купеческой жизни. Это открытие, кстати, и послужило причиной для молодого режиссера взяться за „Мандрагору“. Поскольку перевод найден был в черновиках, признался присутствовавший на встрече с журналистами Искандер Сакаев, он счел возможным с текстом обращаться более вольно, чем обычно. В „Мандрагору“ замешали и фрагменты все того же „Государя“ Макиавелли и его поэтических текстов.
Кстати, об Островском — он также в планах театра „Приют комедианта“. Некий микс из его пьес поставит ближе к концу сезона молодой режиссер .
Еще одна премьера „Приюта комедианта“ появится ближе к Новому году — „Смерть Тарелкина“, поставленная по пьесе Сухово-Кобылина молодым режиссером .
Опять же молодой режиссер, на этот раз из Москвы, возьмется за пьесу „С вечера до полудня“. По словам Виктора Минкова, драматургия 60-х — пьесы Вампилова, Рощина, Арбузова, Володина — то, что когда-то презрительно именовали бытовухой, — актуальны всегда. Ведь это то, из чего состоит, в первую очередь, жизнь человека в любые времена.
Добавим, что на сцену театра в сентябре вернулся знаменитый „Лир“ в постановке . Без скандала не обошлось и на этот раз. По совпадению, в те же сентябрьские дни, за две с половиной тысячи километров от Петербурга, в Афинах, греческие зрители устроили драку за билеты на спектакль „Приюта комедианта“ „Братья“ (по мотивам „Братья Карамазовы“ Достоевского), который показали там в рамках Десятого международного фестиваля „Петербургский театральный сезон“. Бурной реакции в „Приюте“ не боятся. „Для меня самое страшное в театре, — признается Виктор Минков, — это равнодушие. Когда зритель выходит из зала и уже через 5 минут не помнит, где он только что был. Нет, он должен завтра и послезавтра думать о том, что увидел. Иногда нужна и „шоковая терапия“, которая способна выбить „сытого“ зрителя из зоны комфорта“. Ведутся переговоры на постановку с , готовит музыкально-поэтическую программу именно для „Приюта комедианта“.
Если кому-то покажется, что, судя по предстоящим премьерам, у театра нет какой-то генеральной линии, то это не так. „Мы не играем со зрителем в поддавки. Наш репертуар рассчитан и на тех, кто любит традиционный театр, и на тех, кому интересен „особый ракурс“, — объяснил руководитель театра, — Вообще, наш зритель — это те люди, которые не боятся рисковать. Идя, например, в театры любимых и уважаемых мною Льва Додина (МДТ — Театр Европы) или  (Молодежный театр на Фонтанке), постоянный зритель в принципе знает, что он там увидит. Но он не может быть так уверен, расположившись в зале „Приюта комедианта“. Какого он увидит, скажем, „Гамлета“ — классического, пластического, музыкального, „синтетического“? Единственное, в чем наш зритель может быть уверен, — что это не будет халтура“.
К