Ещё

Марионетки себе на уме 

Фестиваль театров кукол имени
Фестиваль театр
Столичный Театр кукол имени Образцова в восьмой раз проводит одноименный международный фестиваль кукольных театров. Рассказывает .
Родился фестиваль еще 15 лет назад, тогда был посвящен 100-летию Сергея Образцова, но стал традиционным и проводится теперь каждые два года. Театр, когда-то объездивший весь мир, стремится вернуться в международный контекст: умение принять на своей сцене и разместить в фестивальной афише немало достойных работ своего жанра из других стран сегодня ценится на рынке репутаций едва ли меньше, чем способность создать продукцию мирового уровня. Фестиваль старается по мере сил закрывать лакуны в зрительском образовании и приглашает не только спектакли знаменитых кукольников, режиссеров и художников, но и постановки, которые представляют одну из национальных традиций кукольного театра. Как известно, во многих странах существуют не только выдающиеся коллективы, но и уникальные виды театра кукол — достаточно вспомнить японский театр кукол бунраку или вьетнамский кукольный театр на воде.
Большой Сычуаньский театр кукол как раз и представил такое уникальное искусство — кукольный театр китайской провинции Сычуань. Сергей Образцов, кстати, считал, что куклы из Сычуани — это лучшее, что есть в народном искусстве Китая. Полноценные представления этого жанра столь сложны для транспортировки, что на фестиваль в Москву привезли не спектакль, а своего рода китайский «Необыкновенный концерт», состоящий из отдельных сценок. Может быть, кстати, оно и к лучшему: сычуаньский театр славится именно мастерством кукольников и удивительной степенью жизнеподобия самих кукол, которое в небольших сценках иногда впечатляет не меньше, чем в неких развернутых сюжетах.
Куклы из Сычуани ростом почти с человека, и кажется, что они умеют делать все то, что делают люди. Некоторые номера концерта исполнялись с ширмами, в других актеры не были скрыты от глаз публики, но даже во втором случае иллюзия абсолютно не разрушалась. Куклы совершали вроде бы простые действия: девушки раскрывали зонтики и наклоняли их в разные стороны, танцовщица кружилась по сцене, завихряя вокруг себя спиралями многометровые рукава, одна кукла закуривала, другая рисовала на бумаге иероглифы, еще одна завязывала в узел тесемки своей накидки. Иногда казалось, что даже выражение лиц кукол каким-то непостижимым образом меняется во время короткого номера. И что уж точно менялось, так это маски на лицах актеров во время финального номера: достаточно пальцу коснуться кончика носа, как зеленая маска превращается в фиолетовую, а та — в красную, и так, кажется, без конца. Любой кукловод и актер тут должен стать виртуозом, но каждый из них остается анонимом: в таком театре не может быть звезд, потому что звезда здесь — сама традиция, в поле которой любые индивидуальные таланты должны отступить.
Европейский же театр гораздо более индивидуален, здесь всегда важно имя мастера. Австралиец Невилл Трантер, уже много лет назад поселившийся в Нидерландах, принадлежит к первому ряду имен мировых кукольников. Его театр «Стаффед Паппет» показал на Образцовском фестивале спектакль «Матильда» — сценки из жизни дома престарелых. Обычно Трантер выступает со своими большими куклами один, и, хотя в «Матильде» у него есть помощник, все в этом спектакле определяют особенности его собственного кукловождения. В данном случае к внешнему иллюзорному жизнеподобию театр не стремится: куклы стариков и старух скорее напоминают карикатуры, нежели психологические портреты: клочья седых волос, искусственный румянец, деформированные черты лица, разные глаза, огромные от уха до уха рты. По жанру «Матильда» не элегия о старости, а этакая постабсурдистская трагикомедия: немощь героев смешит и отталкивает в той же мере, в которой должна вызывать гуманистическое сочувствие.
Дом престарелых, в котором происходит действие, и сам вовсе не наполнен сочувствием к обитателям. А тут еще должны нагрянуть журналисты, когда дирекция покупает обитателям мобильные телефоны, которыми древние жители дома не умеют пользоваться. Заглавная героиня Матильда — старушка, разменявшая второй век и пораженная деменцией, так что события далекого прошлого кажутся ей более реальными, чем настоящее. Собственно, монолог Матильды, виртуозно исполненный Невиллом Трантером, и есть главное в этом спектакле: изумительный пример чуткого, виртуозного партнерства актера и куклы. Прекрасен момент, когда угасающая, но все еще цепкая к жизни Матильда «замечает» своего кукловода и вступает с ним в диалог, а потом танцует с ним, вспоминая о любимом мужчине своей молодости. После такого уже не усомнишься в том, что театр кукол иногда может гораздо больше, чем все иные театральные жанры.
Видео дня. Как отличить настоящий белый гриб от ложного
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео