Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Министр ФРГ нуждается в мастер-классе от азербайджанских чиновников

Орхан Бахадырсой

Министр ФРГ нуждается в мастер-классе от азербайджанских чиновников
Фото: Sputnik АзербайджанSputnik Азербайджан

Я приземлился в берлинском аэропорту Тегель днем четвертого июля. Согласно программе, которую нам предварительно выслали, на шесть часов вечера была назначена встреча с государственным министром по делам Европы Федерального министерства иностранных дел Германии .

Видео дня

Неправильный министр

Я было по привычке решил, что встреча пройдет в здании министерства, где в окружении группы телохранителей с нами встретится строгий старик в костюме, галстуке и с животом до колен. Поговорит, послушает, глядя на нас свысока, и уйдет по делам.

В шесть часов вечера нас привели в кафе, распложенное на узкой берлинской улочке и переполненное посетителями. Нас провели в отдельную комнату и усадили за столом примерно на 25 человек. Во главе стола сели два сотрудника Института имени Гёте. Я подумал, наверное, у министра какие-то дела и он не придет. В конце концов, не станет же этот министр ходить в обычное кафе. А даже если и станет – специального места для него во главе стола никто не оставил.

Немного погодя возле окна, которое выходило на улицу, притормозил велосипед, с него сошел высокий русый мужчина средних лет. Через несколько минут мужчина вошел в комнату и сел на свободный стул рядом с драматургами. Он заговорил на немецком. Я уставился на переводчика и ждал, когда же тот наконец скажет, кто этот человек. И переводчик перевел: "Меня зовут Михаель Рот, я госминистр Германии. Добро пожаловать в нашу страну…"

Дальше я уже ничего не слышал. Мои мысли смешались. Я подумал про себя: "Разве бывает такой министр? Где же его водители, вереница полицейских машин и телохранители?"

Немного поговорив, министр предложил всем собравшимся за столом немецкое пиво. А потом переводчик сказал: "Каждый может заказать, что пожелает из меню. Уважаемые литераторы сегодня — дорогие гости министра".

Министр улыбнулся нам, протянул бокал пива, а потом выпил залпом. Словом, он с нами поел и попил, а потом распрощался и уехал.

Артисты против канцлера

Все-таки эти немцы понятия не имеют, что означает должность, звание, кресло. Почему они не понимают, что министр, так же как и депутат, да и просто директор или управляющий, должны крепко держаться за свои кресла и смотреть на остальных свысока, присваивать госбюджет, вовсю злоупотреблять своими полномочиями, и по возможности отхватить как можно больше богатства и собственности. Хотя, если они не знают, как это делается, то некоторые наши чиновники запросто могут провести для них мастер-класс.

Первым спектаклем, который мы посмотрели в Германии, стала постановка в театре имени Максима Горького по книге Фалька Рихтера Small Town Boy. Спектакль повествовал об однополой любви. Не буду долго рассказывать о содержании и постановке спектакля, потому как ни то, ни другое не соответствует нормам нашей жизни.

Но не это главное. Как известно, недавно в Германии был принят закон о легализации однополых браков. Канцлер страны выступила против принятия закона, однако он все же вступил в силу в соответствии с решением парламента. Высказывание госпожи канцлер против закона об однополых браках всерьез разозлило уважаемый коллектив театра.

В конце спектакля они поставили фотографию канцлера прямо посередине сцены и от души раскритиковали ее за позицию в области прав человека. Затем они попытались объяснить ей, что закон о легализации однополых браков не помешает ей строить с кем-то отношения и пусть она не вмешивается в личную жизнь других людей, так же, как и те не вмешиваются в ее жизнь.

Словом, мастера сцены, творческие люди собрались в столичном театре и дружно критиковали своего премьер-министра из-за ее несогласия с законом – и все это перед залом, переполненным рукоплещущими им зрителями. Что тут еще скажешь…

Невозможно не поражаться безграничной свободе народа, который проиграл в самой большой мировой войне, его независимому образу жизни, толерантному мировоззрению, его демократии и творческой свободе. И меня все еще мучает этот вопрос — как же им удалось подняться и добиться всего за эти почти 70 лет?