Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Экс-диссидент Щаранский поделился воспоминаниями о спектаклях Любимова

ТЕЛЬ-АВИВ, 30 сен — РИА Новости. Бывший советский диссидент и отставной израильский министр, руководитель влиятельного Еврейского агентства "Сохнут" рассказал, как в студенческие годы мог потратить стипендию, чтобы попасть на спектакли , и разработал для этого систему перехвата "лишних билетиков".

Экс-диссидент Щаранский поделился воспоминаниями о спектаклях Любимова
Фото: РИА НовостиРИА Новости

К 100-летию актера, режиссера и основателя московского Театра на Таганке Щаранский поделился воспоминаниями о нем, прислав РИА Новости полуторастраничный текст, озаглавленный "Памяти Юрия Любимова", и фотографии их последней встречи в Иерусалиме.

Видео дня

"Театр на Таганке в 60-е и 70-е годы прошлого века был подлинной отдушиной для нас — независимо мыслящей молодежи и формирующихся диссидентов. Каждый новый спектакль Любимова воспринимался нами как еще одна возможность пережить и выразить свое подлинное отношение к миру добра и миру зла", — написал Щаранский.

"Практически всю свою повышенную стипендию студента Физтеха я тратил на приобретение "лишних билетиков" у театра на Таганке", — вспоминает он.

"Лишние билетики" еще нужно было достать, и для этого Щаранский с друзьями разработали целую систему их "перехвата". "Мы перекрывали все пути к Таганке — от метро, автобусных остановок и пешеходных переходов: это давало уверенность, что каждый "лишний билетик" попадет в руки именно к нам", — рассказывает он.

Когда Любимова выслали из СССР, Щаранский был в числе тех, кто помог режиссеру обосноваться в Израиле, куда сам попал в 1986 году после участия в движении евреев-отказников, суда и десяти лет в советских тюрьмах.

"Уже после правозащитной деятельности, тюрьмы и победы освобождения мне представилась возможность помочь Юрию Любимову в Израиле, я был рад хоть как-то отблагодарить его. Вместе с Тедди Колеком, легендарным мэром Иерусалима, нам удалось обеспечить бездомную в тот момент семью Любимова пусть скромной, но иерусалимской квартирой", — рассказал он.

"Это помогло ему пережить трудный переходный период, и, не отвлекаясь на бытовые проблемы, продолжать думать и творить", — написал Щаранский, который в своей нынешней должности курирует вопросы еврейской иммиграции и связей диаспоры с Израилем.

В Израиле Любимов прожил несколько лет, занимаясь преподавательской деятельностью и сотрудничая в качестве приглашенного режиссера с главным театром страны "Габима".

"Встречаясь не раз в последующие годы с Юрием и его преданной женой Катей в Иерусалиме и Москве, я не мог не восхищаться его творческой энергией и независимым характером. В последний раз мы встретились в моем кабинете в Иерусалиме буквально за несколько месяцев до его кончины", — вспоминает Щаранский.

"И вновь он удивил и поразил меня: казалось, ни годы, ни испытания не были способны что-то изменить в нем, а, наоборот, лишь укрепляли его харизматичность, упорство и свободомыслие" — написал он.

На память о последней встрече у Щаранского остался снимок с Любимовым на фоне висящего в его кабинете большого портрета советского академика и правозащитника .