Потеряный рай «Орфей спускается в ад» в Омском академическом театре драмы 

Потеряный рай «Орфей спускается в ад» в Омском академическом театре драмы
Фото: Ревизор.ru
Сценический мир, созданный режиссером Андреасом Мерц-Райковым и художником Фемистоклом Атмадзасом, предельно мрачен. Деревянный настил поднят под углом над сценой, стены — под самые колосники. Это коробка из подгнившего дерева, в которой вынуждена существовать главная героиня Лейди (). Кажется, что обитателем этого места не хватает ни воздуха, ни пространства. Выжить в этом мире может только тот, кто силен. А сила здесь — это агрессия и способность уничтожать все, что хочет сопротивляться привычному укладу.
Шериф Джордан Толбет () — тот, кто призван охранять этот уклад. Он блюститель порядка в аду. Андреас Мерц-Райков находит достаточно неожиданный для сценического воплощения прием, чтоб показать агрессию как стихию. Актерами в спектакле становятся настоящие собаки, работающие без поводка. Они опасны. И контролировать их может только Шериф. Джейб (), муж Лейди — это настоящий Аид, хозяин царства мертвых. Он ослаблен физической болезнью, но дух его по-прежнему волевой и непоколебимый. Он разговаривает с женой рычаще-грохочущим голосом, с нескрываемым удовольствием уничтожая ее эмоционально. Джейб — человек, упивающейся своей силой и превосходством, он практически всемогущ. Попытки Лейди отомстить мужу за долгие годы несчастливого брака, за то, что он разрушил ее рай, отцовский садик, за то, что он был инициатором убийства ее отца — заранее обречены. Любая борьба в аду невозможна. Из него нет выхода. В обстановке абсолютной враждебности, депрессивности и безысходности появляется молодой красивый парень Вэл (). Согласно древнегреческому мифу, Орфей — певец и музыкант, игравший на лире, спустившийся в подземное царство, чтоб вернуть свою жену Эвридику. У Уильямса в пьесе Вэл, прототипом которого стал Орфей, играет на гитаре. В спектакле тоже есть музыка, но исполняется она бэндом, расположившимся в боковом портале сцены, за декорацией. Сам Вэл исполнит здесь лишь одну песню. Он вообще не герой. Он скорее сторонний наблюдатель. Чужой, и изначально лишний в этом мире, он не просто неспособен что-то в нем изменить, он и не пытается.
За свет в этом мире отвечает романтическая мечта Лейди. Она одержима идеей открыть заведение Lady`s paradise, в котором бы все напоминало о прекрасном месте ее детства — садике отца. Для Лейди эта мечта — стимул жить, то, что помогает ей выстоять во враждебном мире. Лейди — красивая моложавая женщина выглядит чужой здесь, как и Вэл. То чувство, которое возникает между ними — это даже не любовь, это попытка спастись от одиночества и обреченности с помощью зацепки за другого человека. Лейди делает украшение к открытию своего заведения — тысячи бумажных журавликов, выполненных в технике оригами. Этот поэтический образ, отсылающий зрителя к известной японской легенде, придает истории лиричности. К финалу фигурки, весь спектакль висевшие ближе к арьерсцене, освещаются ярким светом, а тяжелые дощатые стены поднимаются наверх, как мощные крылья огромной птицы. Раскрываются ворота ада: виден рай, который Лейди когда-то потеряла, но смогла воссоздать своими руками. Она победила.
Третий, важный в этой истории, персонаж — это Кэрол Катрир (Юлия Пошелюжная). Девушка с вызывающим поведением, навязчиво предлагающая Вэлу свою любовь. Он отвергает ее и выбирает Лейди. Мы видим перевертыш в героинях: к финалу Лейди, строгая скромница, превращается в роковую красавицу, а ее платье напоминает то, в котором в первой сцене появилась Кэрол. Блудница Кэрол же, напротив, приходит в финале в простом и строгом наряде. Не так уж, оказывается и большая разница, между этими двумя, казалось бы, абсолютно разными женщинами. Они обе хотят любить и цепляться за свое до хруста в пальцах.
Андреас Мерц — Райков создает свою версию пьесы. Перевод сделан специально для постановки в омской драме Екатериной Райковой — Мерц. В спектакле нет многих второстепенных персонажей, в том числе Дэвида Катрира, которого Лейди любила в молодости и от которого забеременела, но вынуждена была сделать аборт. В спектакле эта история выстроена как монолог главной героини, который она читает, стоя сбоку от декораций, а её лицо крупным планом проецируется на видео. Эффект отстранения, создающийся с помощью этого приема, помогает повысить уровень интимности разговора со зрителем. Лейди обращается к каждому в зале, и каждый становится немного Дэвидом Катриром: человеком, который по незнанию сделал другому очень больно.
Финал пьесы также изменен. Он не так категоричен, как у Теннесси Уильямса. Лейди открыла магазинчик, узнала о своей беременности от Вэла и провозгласила свою победу, но в темноте раздаются два оглушительных выстрела. Победил ли Джейб, или Лейди — это решение остается на откуп зрителю.
Видео дня. Найдена рыба с человеческим "лицом"
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео