Ещё

Алсу: пример для подражания 

Фото: Журнал ОК!

Алсу, неужели вы уже двадцать лет на сцене?! Вы сами в это верите?

Мне не верится, и до сих пор я сильно удивляюсь и смущаюсь, когда ко мне подходят, как мне кажется, взрослые дяди и тети и говорят: «Алсу, я выросла на ваших песнях!» (Смеется.) В душе-то мне двадцать пять, не больше.

У вас нет ощущения тупика от того, что вам еще хочется петь те песни, с которых вы начинали, а у вас уже трое детей и вся та лирика и романтика не вяжутся с днем сегодняшним?

Нет, такого ощущения у меня нет. Я начинала свой путь на большой сцене совсем юной девочкой. И все мои песни были о том, как я жду своего единственного, мечтаю о нем, вижу его в своих снах. (Улыбается.)

Но за эти годы и я сама стала старше, появился жизненный опыт, изменилась моя жизнь, даже фамилию я уже сменила и приобрела официальный статус многодетной мамы. Конечно, это всё отражается и на моем творчестве.

Сегодня мне уже ближе более «взрослые» песни. Но при этом я с большим удовольствием всегда исполняю и те песни, с которыми начинала и которые полюбились публике. Только звучат они всё равно уже несколько иначе — более осознанно, если можно так сказать. (Улыбается.)

Вы недавно записывались на студии в Америке — в вашем Instagram есть фото. Записывали новые песни или новую программу?

С некоторых пор я нахожусь в творческом поиске. Пока была в Америке, после рождения сына, записала там несколько англоязычных песен. Мои фанаты очень давно просили, чтобы я спела что-нибудь на английском языке. Когда-то у меня был англоязычный альбом, который всем очень нравился.

Воспользовавшись случаем, я выполнила просьбу своих поклонников. Сейчас работаю и над новым русскоязычным материалом. Это будет что-то совершенно непривычное, с новым звучанием, такой новый виток в моей музыке.

Мне хочется меняться, развиваться, пробовать новые формы, новые жанры, стили, рисковать, экспериментировать — мне сейчас всё это очень интересно.

Скажите, на следующий год, учитывая ваш творческий юбилей, вы планируете дать большой концерт — устроить бенефис?

Бенефис?! Как это звучит! (Смеется.) Обязательно! Я уже потихонечку начинаю готовиться. Это будет сольный концерт в Москве как раз с той самой новой программой, которую я сейчас собираю. А еще очень хочу сделать небольшое турне по знаковым для меня городам.

Начнете с родной Бугульмы?

Бугульма для меня особенное место и останется таким навсегда. С какого города начну и по каким городам проеду, пока говорить не буду. Уже есть определенные планы.

Начну я, безусловно, с концерта в Москве. Обязательно будет выступление на моей малой родине и еще в нескольких городах, которые для меня очень дороги. Очень много получаю по этому поводу вопросов, меня зовут абсолютно во все уголки мира.

Я давно уже не гастролировала и не имею права не ответить на приглашение своих поклонников, которые со мной уже столько лет.

Сейчас ваши поклонники точно знают, что в августе вы с подругой ездили в Италию. Ездили без детей? Или просто они не попали в кадр?

Нет, у нас был семейный отдых, с детками. (Улыбается.) Просто я не сторонница выкладывать фото детей. И муж к этому относится очень сдержанно. Поэтому на снимках, которые я выставляю в социальных сетях, я чаще одна или с подругами.

И сразу предвосхищаю вопрос о фото младшего сына. Мне всё время пишут: «Покажите сына, почему вы его прячете?!» Его фото я еще нигде не публиковала и в ближайшем будущем делать этого не собираюсь.

Социальные сети я, прежде всего, заводила для своего творчества. И именно для этого их и поддерживаю. Мои дети не являются ни частью моей работы, ни частью пиара, поэтому эта тема для меня закрыта. Таково было наше с Яном абсолютно продуманное решение, наша очень четкая и неизменная позиция.

Кстати, фотографии дочерей тоже появились в открытом доступе только через несколько лет после их рождения.

Журнал ОК!

Я всегда говорила, что начну выходить с ними на публику только тогда, когда они сами этого захотят. И когда они начали появляться со мной на разных мероприятиях, участвовать в концертах, тогда и появились их фото в Сети.

У всех родителей к этому разное отношение. И все имеют право поступать так, как считают правильным для своих детей.

Алсу, вы уже достигли дзен-материнства? Говорят, чтобы дойти до этого уровня, нужно родить третьего ребенка.

Не знаю. Понятно, что с первым ребенком ты всего боишься и всё впервые. Хотя у меня не было страха как такового, потому что у меня на руках вырос младший братишка и к моменту первых родов я уже всё умела делать. И не было никакой проблемы искупать малышку, одеть, покормить — руки не дрожали.

Что касается воспитания, то тут да, сталкиваешься с какими-то вещами не в первый раз, поэтому уже понимаешь, что можно делать а что нельзя. Но и здесь много нового узнаешь, потому что каждый ребенок индивидуален, у каждого свой характер и к каждому нужен свой подход.

Если я чего-то и достигла с третьим ребенком, то, наверное, счастья в тройном объеме. (Улыбается.) Тем более что сейчас уже такая приличная разница получилась между детьми. Между средней, Микеллой, и младшим, Рафаэлем, восемь лет.

Сафина с Микеллой уже сами по себе, у них своя тусовка, они подружки, уже такие взрослые девицы, у них свои интересы. Им интересно понянчить братика, покормить его из ложечки. Для них это забава.

Помню, когда я была маленькой, то умоляла родителей родить мне кого-нибудь… вместо куклы, чтобы поиграть с живым человечком. Поэтому сейчас у моих дочерей такая живая кукла как раз есть. (Смеется.)

Сыну год, характер у парня явно уже есть?

Характер да, прорисовывается. Казалось бы, они такие маленькие — что они вообще понимают? Но я уже вижу, какой он. Рафаэль же у нас Лев. Он знает, что ему нужно, и, самое главное, знает, как этого добиться.

Он уже прекрасно понял, как можно манипулировать мамой, как вообще управлять взрослыми. А так как пока ни о каком строгом воспитании речи не идет, ему многое позволительно. Хотя, мне кажется, с мальчиком нужно быть пожестче. Я вообще очень требовательная, строгая мама.

Серьезно?

Да! У меня всё должно быть правильно, у меня должна быть дисциплина, а дети — вежливые и воспитанные. Это обязательная программа, иначе и быть не может.

И как вы этого добиваетесь?

На самом деле, как мне кажется, дети больше копируют родителей, чем слушают их нравоучения. Некоторые вещи можно хоть сто раз говорить, кричать и объяснять, но у ребенка в голове сто процентов останется именно то, что ты делаешь сам. Если ты сам не говоришь «спасибо» и не бросаешь мусор в урну, бесполезно требовать этого от своего ребенка.

Ребенок впитывает атмосферу, реагирует на погоду в доме: как родители общаются между собой, как они общаются со старшими членами семьи, с окружающими, с друзьями. Что позволено, а чего не может быть по умолчанию.

У нас в семье никто не разговаривает грубо, на повышенных тонах, мы с Яном росли в семьях, где все вежливые и воспитанные. Теперь наши дети впитывают это от нас. Мне кажется, что это очень важно — создавать правильную картинку перед глазами ребенка.

Я очень много беседую с детьми, объясняю им, как важно быть щедрым, делиться с другими, — чтобы они не выросли эгоистичными. Я уже не говорю об элементарных вещах — «спасибо-пожалуйста», «здравствуйте-до свидания». Это воспитывается не за один день, конечно.

Как говорится, приходится талдычить. Но в итоге это входит в привычку и выстреливает уже на автомате.

По тому, как вы повели бровью, например, ваши дочери могут понять, что надо срочно прекратить что-то делать?

Они всегда отслеживают мою реакцию, следят за выражением моего лица. (Улыбается.) Зато мне безумно приятно, когда нам говорят: «Какие у вас дети воспитанные!» И я понимаю, что не зря талдычу, что не зря ежедневно повторяю всё по сто раз. И делаю это с раннего возраста, пока ребенок еще не так хорошо ориентируется в пространстве. Чтобы он уже жил с этим пониманием.

Ну и конечно, приучаю к труду, чтобы они трудились, постоянно были чем-то заняты. Девочки и музыкой занимаются, и языками, и в школе хорошо учатся, хотя тоже иногда приходится заставлять.

Журнал ОК!

Без труда, как говорится, не выловишь и рыбку из пруда. Это вроде простая истина, но основа основ. Неважно, какие возможности есть в семье, желание и терпение нужно вырабатывать у детей обязательно.

Когда выйдет наш журнал, 7 сентября, у Сафины будет день рождения…

Да, 7 сентября Сафиночке исполнится одиннадцать лет.

Это уже подростковый возраст, характер начинает портиться. Вы помните себя в это время? Какой вы были?

Я не знаю, честно говоря, как поведут себя мои дочери, но про меня мама рассказывает, что я всегда была идеальным ребенком. Я чуть позже начала немножко бунтовать, лет уже в пятнадцать-шестнадцать. А до этого была очень послушной девочкой.

Ну и «бунтовать» — это тоже громко сказано. Школу хотелось прогулять, сбежать с подружками с уроков… Но я так боялась подвести родителей, не оправдать их доверия, что, когда дело доходило до «преступлений», у меня сердце улетало куда-то в пятки и я в последний момент могла струсить и сказать: «Нет, я остаюсь!» (Улыбается.)

Вас строго воспитывали?

Не могу сказать, что строго. Меня спокойно всегда отпускали, потому что верили, что голова у меня на месте и я не сделаю ничего дурного. Мне давали свободу. И я действительно не злоупотребляла этой свободой, вела себя более чем прилично.

Я с детства понимала, что такое хорошо и что такое плохо. Плохие компании я обходила стороной, а дурные привычки у меня не появлялись, потому что мне не хотелось ничего дурного. Как-то по-взрослому здраво я всегда рассуждала.

И первой, честное слово, у меня возникала мысль — «не подвести родителей, не опозорить их». Я очень надеюсь, что у наших детей тоже будет такая идея фикс, чтобы мы за них не краснели.

Мы недавно обсуждали стиль наших артисток и пришли к выводу, что только про Алсу никогда не говорили, что, мол, певица «забыла надеть на сцену юбку». У вас очень выверенный стиль, из серии «я ничего не показываю, но вы всё видите». Как вам удается быть такой притягательной, но при этом не использовать агрессивную сексуальность?

Сейчас просто мода такая. Мало кто уже в классических платьях на сцену выходит. И это не только у нас. Посмотреть на ту же Бейонсе, Джей Ло. Все выходят в откровенных купальниках, в каких-то таких сценических боди, комбинезонах, расшитых шикарными камнями.

На мой взгляд, на них это не выглядит вульгарно. Просто надо уметь такое носить, это не каждому дано. Поэтому не нужно ни на кого равняться. Ты должен комфортно чувствовать себя в своей собственной коже.

Что касается меня, ну, во-первых, у меня никогда не было желания надеть что-то подобное, а сейчас, когда я уже мать троих детей, это вообще было бы странно.

Во-вторых, я никогда не пыталась внешностью привлечь к себе внимание. Мне всегда хотелось, чтобы мои песни были услышаны. Потому что считаю, что музыка — она самодостаточна, и именно она должна притягивать к тебе поклонников.

Да, я люблю красиво одеваться, я люблю красивые вечерние платья, люблю выглядеть женственно, люблю выглядеть изысканно. Я женщина. И я артист. То есть быть привлекательной мне нужно в обязательном порядке. Просто есть вещи, которые не поймут ни мои родители, ни мой супруг, ни мои близкие и родные.

Но кстати, я могу легко поменять и стиль, и прическу. Например, у меня недавно прошли съемки клипа, где я в абсолютно разных образах, полностью отличающихся от привычного.

Я готова к таким экспериментам, но это не значит, что я буду сниматься полуобнаженной. А экспериментировать с внешностью я как начала в пятнадцать лет, так и продолжаю до сих пор. Всё равно мы же девочки, нам хочется меняться, нам хочется чего-то новенького.

А как на это реагирует ваш муж? Иногда мужчины не любят кардинальных изменений. Говорят, если женщина меняет цвет волос, значит, она чем-то недовольна.

Женщины часто хотят каких-то кардинальных перемен после рождения ребенка. Я раньше об этом только слышала, но потом и на себе тоже почувствовала.

После рождения Сафины, помню, мне захотелось перекраситься в светлый, потом я была рыжей, потом опять вернулась к своему любимому темному цвету.

Мой муж, в принципе, да, консерватор. Но например, ему нравятся длинные волосы. А в позапрошлом году я сделала себе короткую прическу — каре. И он сказал: «Тебе идет! Мне нравится!» Если бы я с ним советовалась, то он точно категорически запретил бы мне стричься. (Смеется.) А в итоге он по-другому на меня взглянул.

Как это здорово — быть непредсказуемой после стольких лет брака!

Всё хорошо в меру. Если я сейчас налысо побреюсь или в красный цвет перекрашусь, думаю, мой муж сильно удивится. (Смеется.)

Недавно в Instagram вы давали советы своим подписчикам на тему семейной жизни. Рекомендовали, что где-то надо промолчать, на что-то не обратить внимание. А это вообще в вашем характере — промолчать, не обратить внимание?

Я живой человек и, к сожалению, могу не всегда следовать своим советам. Но я стараюсь. Конечно, всё, что я написала и пишу в своих постах, — это только мое мнение, моя позиция, мои мысли, и я действительно считаю, что так правильно.

Мне девочки пишут: «Вы такая идеальная!» Но я не идеальная, я далеко не идеальная, и у меня есть свои недостатки. Ну нет, к сожалению, совершенных людей. Есть вещи, которые мне в себе хочется исправить, и над этим я работаю.

Например, я замечаю, что с возрастом становлюсь несдержанной. Наверное, это от моего отца передалось — он очень вспыльчивый человек, но быстро отходит.

Журнал ОК!

И я тоже могу взорваться, а через минуту уже всё, я успокоилась и забыла. Потом, когда анализирую ситуацию, то часто прихожу к выводу, что можно было и не доводить до взрыва. И сразу становится стыдно за себя.

Вообще это прекрасный навык — уметь вовремя притормозить, остановиться и не выплеснуть негативных эмоций.

А вы только к себе предъявляете претензии?

Конечно, если речь о гармонии в семье, то все должны работать на общее благо. То есть идти на компромиссы должны оба, работать над своими недостатками тоже должны оба, иначе это бессмысленно, иначе это какое-то бесконечное мучение. Ну и безусловно, должны быть чувства, понимание и уважение — без этого вообще никуда.

Правда, я всегда считала, что здоровый микроклимат в семье все-таки должна создавать женщина. Может, это старомодное мнение или что-то от восточного воспитания, но я не уверена, что в семье обязательно нужно бороться за равноправие. Все-таки мужчина должен быть главой семьи, и он должен чувствовать и знать это.

Естественно, он должен уважать и любить свою женщину и учитывать ее мнение. То есть всё в рамках, без перегибов. Но, когда я еще не была замужем, отец был главным мужчиной в нашей семье. Точно так же сейчас я воспитываю своих дочерей: «спроси папу», «как папа скажет». Я хочу, чтобы они с детства понимали, что должны учитывать мнение отца и что его мнение — главное.

А хитрость и мудрость даны женщине для того, чтобы менять это мнение, когда возникнет такая необходимость.

Поэтому я всегда говорю своим подругам: «Не спорь, потом всё равно сделаешь по-своему. Он и не заметит». Ни один мужчина не будет в восторге от того, что ты что-то собираешься сделать против его воли.

Проще согласиться, а дальше действовать по обстоятельствам. В конце концов, всё может поменяться… Сейчас мой муж это всё прочитает и скажет: «Ах вот ты какая! Я был о тебе лучшего мнения!» (Смеется.)

Не скажет, он все это хорошо знает.

Думаю, догадывается за столько лет. (Улыбается.)

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео