Александра Куликова: «Меня не отталкивало связанное с физиологией, болью, страданием» 

Александра Куликова: «Меня не отталкивало связанное с физиологией, болью, страданием»
Фото: Собака.ru
19 февраля в Петрикирхе в честь Международного дня детей, больных раком, пройдет Восьмой благотворительный концерт от фонда AdVita. Актриса Большого Драматического театра им. Г. А. Товстоногова впервые принимает в нем участие. Нам она рассказала о неудавшейся карьере пластического хирурга и работе с самыми передовыми режиссерами страны. Вы не сразу пошли на актерский факультет, сначала поступили в Первый медицинский. Почему?
Меня сориентировала мама. Хотя врачей в семье не было. Папа был биологом, что в некотором роде смежная область. Вот, пожалуй, и все. Но я всегда любила то, что связано с медициной. В раннем детстве были такие немецкие чемоданчики с набором для игры в доктора. И я без конца всех лечила, обследовала, осматривала. А затем мама взращивала это желание. В школе на занятиях в рамках УПК (учебно-производственный комбинат — прим. ред.) работала санитаркой в больнице и получила диплом младшей медсестры. То есть училась делать разные процедуры, а заодно наблюдала жизнь нашей медицины в конце 1980-х. Обстановка тогда была, мягко говоря, не самая приятная. Но я воспринимала обстоятельства как данность, меня не отталкивало связанное с физиологией, болью, страданием. Хотелось идти и помогать.
Какую специальность вы для себя выбрали?
Мама, конечно, хотела, чтоб я стала стоматологом. А меня интересовала пластическая хирургия. Притом, что тогда эта область не пользовалось такой популярностью, как сейчас. Опытные доктора объясняли, что этим должен заниматься здоровый, крепкий дядька. Но я была уверена, что нет. Возникла еще и романтическая подоплека: в то время я посмотрела грузинский черно-белый фильм «Сделайте меня красивой» о корифее советской пластической медицины Вахтанге Хурцидзе и сильно впечатлилась. Так что, да, было желание делать людей красивыми и таким образом, может быть, даже менять их судьбу. И сколько в итоге проучились?
Даже года не прошло. Меня быстро и неожиданно снесло на актерскую стезю. Но, надо сказать, я очень любила кино, ходила в , «Аврору», «Колизей», смотрела фестивальные фильмы. Выписывала «Искусство кино». Сподвиг же на этот интерес . Не в буквальном смысле. Я обожала его передачи, и кино, и связанное с ним очень увлекло. Хотя с возможной будущей профессией этот интерес никак не соотносила. То есть медицина отдельно, кино отдельно. Но однажды меня позвали на пробы в картину «Дожди в океане». Это была настоящая инициация. Вместе со вторым режиссером мы читали сценарий и со мной действительно стало что-то происходить, физически. Я это чувствовала. В одночасье стало ясно, что не заниматься этим уже невозможно. Причем я не знала, могу ли вообще стать актрисой, есть ли способности. Не говоря уж про талант. Просто хочу и все! Повторения того ощущения. Конечно, дома было сложно: отказаться от такой профессии как врач и свернуть в артистки. Да и сам путь скользкий и непонятный.
А то ощущение осталось с вами? Повторялось, когда вы учились во ВГИКе? И после, когда началась профессиональная работа в театре и кино?
Теперь я его уже знаю. Оно — часть моего существа и данность, которая вскрылась тогда. Хорошо, когда оно приходит само и ведет в творческом вдохновенном смысле, но я умею вызывать его и управлять — это часть профессии. В театре вы начинали с классической драматургии — Островский, Расин, Мольер, Гауптман. А сейчас у вас есть роли в довольно радикальных постановках. Например, у Андрия Жолдака в «ZHOLDAK DREAMS: похитители чувств».
Начинала-то я с Борисом Юханановым. Так что мне ничего не страшно. Образно говоря, после полетов на дирижабле (с чем могу сравнить работу у Бориса), сесть, скажем, на мотоцикл и поехать (с этим легко сопоставить участие в «ZHOLDAK DREAMS») — совершенно нормально. Конечно, это было очень интересно. У Юхананова я играла Маргариту в «Фаусте». Это был его довольно длительный проект и для меня в высшей степени интересный и важный. И, разумеется, само общение и репетиции с Юханановым — отдельная история. После него я попала в классический театр, и когда он стал меняться и дрейфовать в сторону радикального, поискового, для меня уже никаких новостей не было. Меня, безусловно, могут сто раз раздражать какие-то вещи, могу с чем-то не соглашаться — речь не про процесс, а про результат, но есть обаяние режиссерского дара. Андрий — это целая вселенная. Попасть в нее и там пожить — очень интересно. Притом, что это может быть трудно и нервно, но невероятно захватывающе.
В ноябре прошлого года в Антрепризе им. у вас вышла «Воительница». Таких ролей прежде не было. Это другой язык во всех смыслах. Он, например, разительно отличается от многого из того, что мы знаем в русской литературе и драматургии.
У меня не было ролей с таким языком вообще никогда. И я даже представить не могла, что буду играть деревенскую бабу, приехавшую в Петербург из Орловской губернии крутить свои грязные делишки. Когда прошлым летом мне позвонили режиссер и , решила, что что-то перепутали. Никак не могла себя вообразить в этой роли. Начали работать и сейчас я такое счастье испытываю, играя эту Домну, просто выговаривая лесковские тексты. Она умная, талантливая, интересная по-своему. Хотя ощущения, что я смогу это «взять» не было вообще. Но теперь понимаю, что получилось, потому что зритель слышит, взаимодействует. А у меня — колоссальная радость от процесса. 19 февраля вы примете участие в концерте благотворительного фонда AdVita в Петрикирхе. Раньше у вас был такой опыт?
Как у актрисы — первый раз. Интересно и в творческом смысле: тема концерта озвучена, но в выборе произведений я была свободна. И есть возможность поддержать нуждающихся людей.
Диапазон авторов, чьи стихи вы будете читать на концерте, широкий — от Александра Блока и Бориса Божнева до , и даже современного нам Дмитрия Трибушного. Как вы их выбирали?
У меня вообще интуитивный подход к монтажу материала. Например, когда я работала с Алексеем Гориболем в проекте, посвященном , в прошлом году. Так вот я разложила выбранные тексты перед собой, и, глядя на них понимала, что должна прочесть каждое! При этом было полное ощущение, что они слабо вяжутся друг с другом. Эклектичная какая-то история выходила. И вот буквально несколько дней назад пазл сложился идеально, в цельную композицию — и по ритму, и по смыслу. Жду этот концерт и надеюсь, что поэтическое слово в сопряжении с великой музыкой зазвучит с особенной силой. Текст: Наталия Эфендиева
Фото: Стас Левшин
Видео дня. Почему к вещам Кюри нельзя прикасаться 1500 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео