Ещё

Ник Кейв: у нас особый род близости с российскими слушателями 

Ник Кейв: у нас особый род близости с российскими слушателями
Фото: ТАСС
Австралийский рок-музыкант и кинокомпозитор Ник Кейв в июле даст два концерта в России со своей группой The Bad Seeds: 25 июля они выступят на площадке А2 в Санкт-Петербурге, а 27 июля — в столичном клубе Adrenaline Stadium.
За месяц до гастролей Кейв рассказал в интервью ТАСС о своих российских поклонниках, о том, что он слушает сам, а также о том, почему он хочет написать музыку для фильмов .
— Мистер Кейв, в последний раз вы выступали в России три года назад. Почему заставили поклонников ждать так долго?
— Мы не заставили российскую аудиторию ждать дольше, чем любую другую. И мы очень рады вернуться в Россию. У нас особый род близости с российскими слушателями. Им нравится, когда [музыка] темная и дикая.
— Расскажите, пожалуйста, о трек-листе вашего концерта в Москве. Услышим только песни с альбома Skeleton Tree или еще и старые хиты?
— Мы играем разнообразные песни: и старые, и новые, и те, что были в промежутке. Шоу будет отличаться от тура в поддержку альбома Skeleton Tree. Оно будет самым крупным, самым личным, самым напряженным, самым праздничным, самым преображающим из всех, что есть на этой планете. Приходите и увидите!
— Амбициозно! Вот критики определяют ваш музыкальный стиль как альтернативный рок, постпанк, готический рок и даже блюз. Какое определение вам ближе?
— Меня не волнует, как критики называют мою музыку. Моя музыка полностью идиосинкразическая (то есть реагирует на раздражители — прим. ТАСС). Ее невозможно описать. Критики пытаются, но у них даже близко ничего не выходит.
— Группе The Bad Seeds 34 года. Вы чувствуете себя по-прежнему молодой командой?
— Мы дети, древние дети, который любят мощный, исходящий изнутри рок-н-ролл.
— У вас ведь были и сольные туры. Как вам больше нравится выступать, в одиночестве или с командой?
— Я очень счастлив выступать с The Bad Seeds. Они невероятно универсальная и утонченная группа. И они способны буквально на все.
— Знакомы ли вы с творчеством российских музыкантов?
— Еще бы! Мы большие фанаты группы «Утро» (постпанк из Ростова-на-Дону — прим. ТАСС) и, конечно, мрачных и дьявольских Messer Chups из Санкт-Петербурга.
— Вы не раз повторили слово «мрачный». А что вы думаете о таких рок-атрибутах, как мрачный образ вроде того, что у , татуировки и прочее? Так ли они важны для рокеров?
— У Элвиса не было никаких татуировок, и он величайший на все времена. Но мне нравятся русские тюремные татуировки, они прекрасны. У меня даже есть милая книга с ними.
— О вашей работе в кино. Для какого фильма вы бы хотели сделать саундтрек?
— Я хочу создать музыку для мрачной классики Андрея Звягинцева. Уоррен (Элис, мультиинструменталист, участник The Bad Seeds — прим. ТАСС) и я все еще ждем звонка! «Нелюбовь» и «Левиафан» — выдающиеся фильмы.
— А что еще вас связывает с Россией?
— В мой приезд в Россию с нетерпением жду фотоработы с  (российский дизайнер одежды и фотограф — прим. ТАСС). Он путешествует с нами, делает снимки. Гоша — прекрасный фотограф.
Беседовала
Видео дня. Археологические находки, встрепенувшие ученых
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео