Как в Москве появился Гостиный двор

Гостевые дворы в XVI веке стали строить практически во всех крупных городах. Обычно это было просторное здание, где купцы могли остановиться, складировать товар, вести торговлю.
Как в Москве появился Гостиный двор

Торговать в Зарядье начали испокон веку, когда китайгородской стены еще не существовало, а после того, как после большого пожара 1493 года Иван III запретил держать лавки в Кремле, этот район стал центром московской торговли. Поначалу торговля стихийно шла в основном на «кресцах» — пересечениях улиц и переулков, но нужно было как-то ее регламентировать. Тогда-то на Ильинке и появился первый гостиный двор. МОСЛЕНТА решила поглубже познакомиться с этой традицией и историей московского Гостиного двора.

Избный сбор и амбарщина

Первые гостиные дворы на Руси появились в вольном граде Новгороде, который не случайно называли торговой республикой. Известно о существовании двух гостиных дворов — немецкого и готеского или готландского. Иноземные торговцы приезжали в них лишь два раза в год, строго на определенное время, зато эти дворы были целиком самоуправляемыми — новгородское правительство в их дела не вмешивались, а решал все выборный альдерман, с четырьмя ратманами.

По мере увеличения размеров российского государства и развития внутренней торговли, гостиные дворы стали появляться и в других городах. Это относится уже к XV – XVI векам, времени складывания и расширения единого русского государства. Название дворов, как не трудно догадаться, происходит от слова гость, которое в те времена имело несколько иное значение, нежели сейчас.

Гостями называли иногородних купцов, дабы отличать их от своих, доморощенных. Вспомните богатого гостя Садко из новгородского эпоса.

Когда такой купец приезжал с товаром в другой город, ему нужно было где-то остановиться, складировать товар и получить место для торговли. В то же время, городским властям нужно было собрать с него таможенные пошлины. То есть, интерес был взаимным.

Гостиный двор в Саратове.

Гостевые дворы в XVI веке стали строить практически во всех крупных городах. Обычно это было просторное здание, с большим двором посередине. Там купцы имели возможность остановиться, разместить лошадей, складировать товар, там же они и торговали. В других местах останавливаться и торговать они не имели права, если только не имели в этом городе собственного отдельного здания.

Если купец торговал прямо с телеги, саней или корабля, тогда он платил специальный «поворотный» сбор. В остальных случаях он должен был останавливаться на гостином дворе и платить сразу несколько «поборов»: за проживание в гостевой избе — избный, за пользование складом амбарный или амбарщину, за аренду лавки — полавочный. Ренту собирали специальные государевы служители. Впрочем, плата была посильной — государство поощряло развитие внутренней и внешней торговли.

«Водки и всякие лекарства»

Московский гостиный двор появился где-то на рубеже XV – XVI веков, точная дата его возникновении не известна. Впервые о нем упоминает в своей книге «Записки о Московии» австрийский посланник Сигизмунд фон Герберштейн, который посещал столицу в 1517 и 1526 годах: «Недалеко от крепости есть большой, обнесенный стенами дом, называемый двором господ купцов, в котором купцы живут и хранят свои товары».

Известно, что в 1638-1641 годах Гостиный двор, находившийся на Ильинке, был расширен и перестроен, однако очень быстро и он стал тесен, поскольку торговый оборот постоянно рос. В 1661-1665 годах двор еще расширили в сторону Варварки — теперь он занимал целый квартал между Ильинкой и Варваркой. Строительство проходило под смотрением богатого купца и думного дьяка Аверкия Кириллова, того самого, чьи шикарные палаты сохранились на правом берегу Москвы-реки на Барсеневской набережной.

Фасад Гостиного двора на Ильинке.

До революции в нем располагалось Московское археологическое общество, а сейчас институт культурологи. Кириллов возглавлял Приказ большой казны, то есть руководил всей торговлей и промышленностью страны. Казнокрадом он слыл знатным, за что и был зарублен стрельцами во время бунта 1682 года. Приговор их был вполне определенным: «Великие взятки имал и налогу и всякую неправду чинил».

Новый гостиный двор был по отзывам иностранцев «наилучшим зданием во всей Москве». Известно, что его окружали высокие побеленные стены с воротами, над которыми стояла восьмиугольная башня с маленькими шатрами по бокам. Здание было богато украшено многоцветными изразцами, расписано яркими красками, а верх башни венчал позолоченный орел, весом более 20 пудов. Кстати, в Гостином дворе были не только лавки и склады товаров, но и первая в России аптека. В 1673 году «указал Великий Государь (Алексей Михайлович — прим. МОСЛЕНТЫ) продавать из нее спирты, водки и всякие лекарства всяких чинов людям по указной книге».

Более века Гостиный двор честно служил богу торговли Гермесу, но постепенно состарился. Возможно, и лиходейство Аверкия Кирилова при постройке сказалось. В 1777 году в докладе начальника ведавшего строительством в Москве и Санкт-Петербурге Каменного приказа Петра Никитича Кожина сказано, что в «Китае гостиной двор пришел в крайнюю ветхость, и все торги безпредельно стеснен», и что Каменным приказом в числе прочих «сочинен прожект», как «оной (Гостиный двор) с приумножением казенного дохода и пользой торговых людей выстроить». Идея была одобрена, но денег на строительство не нашли и проект лег на полку.

«Гостиный двор», 1916 год.

В 1786 году московский главнокомандующий граф А. Я. Брюс докладывал Екатерине Второй, что Гостиный двор «...пришел в совершенную ветхость и угрожает разрушением и падением, как-то кирпич и белой камень из стен во многих местах уже выпадывает, а равно и крышка, стены и столбы начали обваливаться, отчего не токмо торгующие в магазейнах, но как оный двор положение имеет на четырех улицах, то проходящие и проезжающие подвергаются крайней опасности, а паче от находящихся на воротах башен, которыя совсем наклонились».

Брюса не услышали и 1 июля того же 1786 года после продолжительных дождей часть здания действительно рухнула. Разрушены были 15 лавок, погибли два торговца. Больших жертв удалось избежать случайно: дело в том, что разрушение произошло в послеобеденные часы, когда большинство горожан по старой русской традиции почивали. К тому же, здание разваливалось не моментально, а довольно медленно и некоторые торговцы даже успели спасти свои товары.

Два проекта

Теперь тянуть со строительством было уже невозможно, но денег по прежнему не было. Тогда Екатерина издала указ «Об отдаче каменного Гостиного двора городу для умножения доходов на разные нужды». Остатки здания и землю под ними продали с аукциона по частям, выручив за все это солидную сумму в 234 593 рубля 33 копейки. Получилось, что новое здание строилось на средства купцов-застройщиков, коллективной собственностью которых оно и стало, зато казна гораздо меньше тратилась на строительство.

В московской «Экспедиции архитектурных дел» зодчим С.А. Кариным был составлен проект и послан в Петербург, но оттуда прислали другой, «который по Высочайшему Ея Императорского Величества повелению Архитектором Гваренгием зделан». Чуть раньше Джакомо Кваренги создал торговые ряды на Красной площади, и видимо, Екатерина решила не нарушать архитектурного единства этого района.

Вид на Гостиный двор. 1887 год.

Проект Кваренги был великолепен, если бы не одно но: он не учел особенностей глинистого китайгородского грунта и резкого перепада высоты между Ильинкой и Варваркой, посему реализовать его в первоначальном виде было невозможно. Приехать и переделать проект по каким-то причинам итальянец тоже не мог. В итоге, дорабатывали его московские зодчие Семен Карин и Иван Селехов под общим руководством их великого учителя Матвея Федоровича Казакова.

Общая идея Кваренги была сохранена, но конструктивно здание было несколько изменено. Чтобы сгладить перепад высот, московские зодчие построили его уступами, а в некоторых местах отказались от коринфского ордерного решения в пользы тосканского. Так, полностью был переделан фасад, выходящий на Варварку.

В целом, Гостиный двор был создан в классических палладианских традициях, а в арочных пространствах между колоннами располагались лавки. Всего, внутри и снаружи их было 760, а еще склады, конторы, магазины. Внутри периметра здания находился большой открытый двор.

Очень удачной оказалась идея с закругленными углами, которые сглаживают ощущение тяжести здания и облегчают движение публики по тротуарам узких переулков Китай-города.

Строительство шло сложно, поскольку каждый купец-собственник выражал свои пожелания. К тому же, вскоре умерла императрица Екатерина, а Павел не выражал интереса к московским делам. Тем не менее, в 1805 году в несколько недостроенном виде Гостиный двор начал функционировать и честно принимал посетителей вплоть до пожара 1812 года.

Интерьер Гостиного Двора.

Остатки сладки

Сильно пострадавший от огня двор был наскоро восстановлен сразу после войны, но в 1825 году ему вновь потребовался ремонт. Занимался этим знаменитый «восстановитель Москвы» Осип Иванович Бове. Собственно, тогда здание окончательно приобрело привычный нам облик, который жители Москвы лицезрели более полутора веков, то есть до середины девяностых. Кстати, здание было признано образцовым: Николай I приказал и в других городах строить Гостиные дворы по образцу московского. Тяга к армейскому порядку и всеобщей регламентации была у императора в крови.

Интересно, что уже через десять лет после окончание перестройки здание получило название Старый гостиный двор, поскольку рядом появилось здание с теми же функциями. Чтобы не путать, его называли Новым гостиным двором. Так и стоят они по сей день рядом, разделенные крохотным Рыбным переулком.

Гостиный двор был чрезвычайно популярен у москвичей и многолюден. Сюда не только ходили за покупками, но и просто приходили пообщаться, узнать городские новости. Существует легенда, что именно здесь появились первые в городе распродажи остатков товаров по сниженным ценам. Так ли это точно мы не знаем, но магазин с вывеской «Продажа остатков по самым дешевым ценам» там действительно был.

Говорят, что выражение «остатки сладки» идет именно оттуда. Через некоторое время идея распродаж охватила уже все московские магазины, и для них даже было выделено специальное время — они начинались с Фомина воскресенья, то есть первого воскресенья после Пасхи.

После революции здание было немного перестроено внутри и приспособлено под различные конторы. В нем помещалось несчетное количество самых разнообразных государственных учреждений от научно-исследовательских лабораторий и издательств, до складов. А во время войны в глубоких подвалах даже сделали бомбоубежище.

Аркада Гостиного двора.

В середине 1990-х большинство контор и учреждений канули в Лету, и перед московским правительством встал вопрос о будущем исторического здания в нескольких сотнях метров от Кремля. Подземные воды подмыли фундамент, и была реальная угроза, что здание Гостиного двора повторит участь предшественника. Надо отдать должное Юрию Лужкову и его команде, решение было принято логичное, а возможно, и единственно верное — приспособить его под выставочный зал, сохранив внешний облик.

К сожалению, красивая идея была испорчена тем, что строители мало заботились о сохранении исторического облика, и здание очень сильно пострадало при реконструкции, а по сути, перестройке. Из-за этого Гостиный двор иногда называют одним из символов московских «новоделов», именуемых в народе «лужковскими муляжами».

С другой стороны, возможно ли было перекрыть огромный двор прозрачным куполом, не нарушая внешнего облика? Это сложный вопрос и каждый горожанин имеет право на свое мнение. Так или иначе, но Старый Гостиный двор получил новую жизнь, а Китай-город сохранил свой неповторимый облик.

Комментарии
Комментарии