19 романтических поступков знаменитостей

Настоящие романтики нашего времени и их поступки. Кстати, не всегда речь идет о любовных подвигах.
19 романтических поступков знаменитостей

«Какой самый романтичный поступок вы совершили в жизни?» – в ответ на этот вопрос GQ больше сотни раз услышал в трубке фразу: «Мне нечего рассказат­ь, я не романтик». И лишь 19 смельчаков приняли участие в нашем проекте, что приподнимает их над остальными. И кстати, далеко не во всех историях речь идет о любовных подвигах.

Никита Кукушкин

актер

Свой самый романтичный поступок я совершил дважды. Точнее, через десять лет я его повторил. Когда мне было 14 лет, я любил одну девочку. Ей тогда было 12. На дворе стоял декабрь, мы с ней поссорились, и я приехал в ее коттеджный поселок мириться. Денег мне хватило только на маршрутку до поселка и на одну розу. Вот с этой красной розой в руках и в рваных кедах (я их надел специально, чтобы на фоне богатых домов выглядеть уличным хулиганом) я вопрошал у охранников с помповыми ружьями: «Где Аня?» Мне сказали, что она катается на велосипеде. Я был в шоке! Как вообще она может кататься на велосипеде, когда мы поссорились?! Тогда я решил оставить розу в сугробе и гордо уехать домой. Я шел к остановке маршрутки, в плеере играла «Каста», когда на велосипеде меня догнала Аня, нашедшая алую розу в снегу.

Мы расстались. Но первую любовь забыть нельзя. И вот случайно через десять лет мы встретились. На дворе снова декабрь. Я взял машину у друга, загрузил туда сотни красных роз и вновь поехал в какой-то поселок в Подмосковье, в котором она отмечала Новый год. Ситуация осложнялась тем, что у меня не только не было прав, но я вообще не умел водить машину. С горем пополам и помощью друга по телефону, путая дворники с поворотниками, я добрался до нужного дачного поселка и в нем посадил машину в кювет. Значит, это то самое место, решил я, вышел из машины и начал расставлять розы в сугробы. Вокруг было снежное поле, и посреди зимы на нем выросли сотни роз. Руки я себе исцарапал так, что они потом заживали еще три недели. Я пошел к дому, в котором Аня справляла Новый год, и попросил ее друзей передать ей, что роза в сугробе и что она должна идти направо. Поле с розами было метрах в тридцати от дома, и по пути к нему я у каждого фонарного столба поставил по цветку, которые должны были указывать ей направление. Вот так ровно через десять лет Аня нашла меня, посадившего машину в кювет, и целое поле роз.

Владимир Шаров

писатель

Как и других советских научных работников, ближе к осени меня на две-три недели отправляли на сельхозработы. Плохо было вставать рано и со всеми сортировать картошку или веять зерно. Однако потом меня перебросили на ферму, где я с вечера до утра совковой лопатой сгребал с деревянного настила коровий навоз. Работали мы на пару с местным скотником, притомившис­ь, пили мутный деревенский первач и в общем были довольны жизнью. Но вот однажды я застал своего напарника озабоченным. Хотя самогонки в нем было уже немало, он приметно нервничал, потому что корова в угловом стойле вторые сутки никак не могла разродиться. Временам­и она от боли кричала почти человеческим голосом, потом, ослабев, затихала. Иногда он ходил ее проведать, но дело не двигалось.

Под утро скотник налил мне и себе еще по стакану, принес откуда-то несколько метров толстой веревки, и мы пошли к корове. Теленок лежал неправильно, и вместо головы из коровьего нутра торчала пара прозрачных, будто из янтаря, копытцев, еще никогда не ступавших на землю. Мы повязали их веревками и дальше почти два часа тянули, тянули и в конце концов вытащили на свет божий новорожденного. Смотрели, как его, живого, мать вылизывает языком. В тот день на радостях мы совсем на­дрались, и я до сих пор вспоминаю эту историю с неизбывной нежностью. Помня и то, что нет «закуски» более отвратительной, чем только что ­надоенное горячее коровье молоко.

Юрий Антонов

композитор

В 1985 году в Москве проходил небезызвестный международный кинофестиваль. Штаб-квартира его располагалась в гостинице «Россия». В одном из ресторанов гостиницы после кинопросмотров собирались выпить и закусить наши и зарубежные артисты. На второй день фестиваля я пришел туда с моим приятелем пообедать. В разгар трапезы к нашему столу подошел молодой латиноамериканец – студент ВГИКа – и на ломаном русском объяснил, что со мной очень хочет познакомиться мексиканская актриса. Я был не против, и за столик к нам подсела молодая красивая женщина и начала лопотать что-то по-испански. Звали ее Сокорро Бонилья. Я не понимал ни слова, а она смотрела на меня такими влюбленными глазами и все что-то говорила. Пришлось общаться жестами. Я заказал ей шампанского и черной икры, которая ей не понравилась. Заказал красной. Она столовой ложкой ела красную икру, которую пробовала первый раз в жизни. Пообедав, мы встали из-за стола, а Сокорро вместе с нами вышла на улицу, села в машину, и в итоге все дни кинофестиваля она провела со мной. Она забыла про свою делегацию, не была ни на одном просмотре, ни на одном показе, ей звонил и ругался ее брат, известный мексиканский кинорежиссер, а она, представляете, прожила у меня дней десять. Это была очень романтична­я история. Я возил Сокорро по всей Москве. Даже нанял студентку из института Мориса Тореза, которая помогала нам с переводом, потому что по-английски Сокорро не говорила. Но время пролетело быстро, и наступил последний день кинофестиваля, вечером ее делегация улетала. Я отвез ее в гостиницу «Россия», вручил на память подарки – матрешки, часы с браслетом, расписанным под хохлому, сережки, и мы простились. И представьте себе, мы встретились вновь. Правда, лишь через 30 лет на передаче Андрея Малахова. Андрей как-то разыскал Сокорро, привез в Москву и устроил мне сюрприз в эфире.

Виктор Ерофеев

писатель

Мой самый романтичный поступок совершился сам собой. Наверное, в этом и есть смысл романтики. Дело в том, что моя жена Катя материализовалась из моей книги. Я писал роман, героиней которого была красавица, живущая в Мытищах, и ее звали Катя. Через какое-то время я пришел в издательство, которое возглавлял, а там на месте редактора сидит Катя – красавица из города Мытищи. Сначала мы просто друг другу не поверили. Она даже думала, что я имею к ней какой-то специальный интерес. И только когда мы поженились, она в старом компьютере нашла, что я действительно писал о Кате из Мытищ в своем романе «Акимуды», и все соединилось. Но до сих пор я не знаю, материализовалась ли она реально из книжного пространства, или она живая женщина. Вот ­такая загадка.

Тимофей Мозгов

баскетболист

Соавтором, пожалуй, самого романтичного поступка в моей жизни стала моя супруга Алла. На тот момент мы еще не были женаты. И как раз думали, как лучше узаконить наши отношения. Мы тогда большую часть времени проводили в Штатах, где я защищал цвета клуба НБА «Нью-Йорк Никс». Свадьбу нам хотелось сыграть запоминающуюся, поэтому мы стали ждать перерыва в чемпионате на Всезвездный уик-энд (NBA All-Star Weekend), чтобы провести свой – медовый уик-энд в Вегасе.

Мы приехали в Вегас, заселились в гостиницу и стали узнавать у консьержа адреса часовен. Объяснили, что через несколько дней у Аллы уже запланирован вылет в Москву, поэтому свидетельс­тво о регистрации брака нам надо получить сразу. Консьерж сказал, что если провернуть все прямо сегодня – в пятницу­, то уже завтра мы сможем получить заветный документ. В противном случае его придется ждать почтой дней десять. Услышав это, мы в чем были, в том и прыгнули в лимузин. Поехали в ту самую часовню, где узаконивали свои отношения Майкл Джордан, Фрэнк Синатра, Бритни Спирс, Брюс Уиллис с Деми Мур.

Сама церемония очень напомнила нам визит в «Макавто». Прямо на лимузине мы подъехали ко входу. Водитель опустил окошко. Там нас уже ждал очень колоритный парень – темнокожи­й, с дредами. Но всеми необходимыми правами­ страна его наделила, и потому он, заглянув с улицы в автомобиль, объявил нас мужем и женой!

Сергей Бадюк

спортсмен

Когда я был маленьким, мой отец работал сотрудником милиции, и я редко видел его дома, разве что по праздникам. Папа был образцовый советский милиционер и все время посвящал работе. Однажды к нам домой вместе с ним приехал какой-то проверяющий генерал на «Волге». Отец, глядя на эту «Волгу», сказал: «Блин, у меня такой машины никогда не будет». Мне тогда было семь лет, но я себе пообещал, что куплю папе эту машину.

Я вырос, начал работать и все время помнил о своем обещании. Как только я заработал первые серьезные деньги, попросил своих друзей, чтобы они помогли купить папе машину. Но не «Волгу», конечно, – я купил ему джип. Прилетел домой на Украину. Накануне две ночи не спал, меня всего колотило. И вот утром я на этой машине поехал к родителям. Отец встречал меня во дворе. Он увидел меня и расплакался. Я говорю: «Пап, извини, «Волги» не было. Вот все, что нашел». С тех пор каждые пять лет я дарю ему новую машину.

Никита Ефремов

актер

Мне было 15 лет. Я полетел отдыхать в Сочи и там познакомился с девушкой. А если быть точнее, наш общий друг дал мне ее телефон. Я ехал один, никого не знал, так что он посоветовал с ней связаться. Я позвонил, мы встретились. Она была меня на год младше. Мне очень сильно хотелось ее впечатлить, поэтому я, как взрослый, купил бутылку шампанского, и мы очень романтично распивали ее на пирсе. И вот картина: мы такие молодые и прекрасные, пьем шампанское на берегу Черного моря, она пронзительно смотрит на меня и говорит так нежно: «Какие у тебя красивые глаза! Цвета детского поноса!» Это было сказано очень искренне, от всего сердца. Ну не смогла девушка подобрать другой метафоры. А я, конечно, заржал, как ­дурак.

Дмитрий Губерниев

спортивный комментатор

Эта романтически-опасная история приключилась на норвежском горнолыжном курорте Трюсиль. Мы катались на лыжах и решили залезть на самую высокую горку. Было очень красиво: солнце скрывалось за маленькими тучками, падал мягкий снег. Но в какой-то момент начала портиться погода, и вот маленькая тучка превратилась в смерч. Да, мы попали в настоя­щий смерч, причем смертоносный. Вы не представляете, что это за ощущения! Снег превращается в стекляшки, и эти стекляшки колют тебя по лицу, пронизывают куртки, жалят конечности. Было очень страшно, мы стояли и держались друг за друга на протяжении десяти минут. Идти было нельзя, ничего не было видно. И чувство было такое, что ты по сравнению с природой не то что карлик, а какая-то пылинка или атом. После того как смерч отступил, мы были завалены большим сугробом. Выбравшись, мы потом все оставшееся время бесконечно отмечали свое чудесное спасение, потому что местные сказали, что такие смерчи часто заканчиваются смертельными случаями.

Александр Раппопорт

ресторато­р

В 1986 году я вместе с близким другом Марком Гарбером поехал в Ленинград на майские праздники. Мы чудесно проводили время, и я познакомился с девушкой, выпускницей Ленинградской консерватории, юной и очаровательной. Белые ночи уже начались, и было все настолько романтично, что, нагулявшись по паркам, я на второй день нашего общения сделал этой девушке предложение. И вот почти тридцать лет мы женаты.

Алексей Веселкин

актер

Как-то раз жарким летом моя жена Лина уехала на съемки в Одессу. Не выдержав и нескольких дней без нее, я решил лететь к ней сюрпризом, но билеты на самолет на ближайшую неделю были раскуплены. Я сел в поезд, приготовившись к суткам томительного путешествия по железной дороге. Где-то на полпути до Одессы мне позвонила счастливая Лина и сообщила новость: ее срочно вызвали на пробы и завтра она летит в Москву! Эх, не удался сюрприз: «А я еду на поезде к тебе в Одессу». Пришлось мне возвращаться обратно.

Через пару недель она снова улетает на съемки. А я остаюсь в Москве доигрывать несколько спектаклей в театре перед закрытием сезона. Сезон доигран, в столице скучно и уныло, и тут я понимаю: надо ехать к Лине в Одессу. И само собой, сюрпризом! Беру билет на ближайший рейс, хватаю рюкзак и пулей лечу в аэропорт. По дороге звоню своему приятелю, который снимался вместе с Линой, и прошу его встретить меня в аэропорту, купить букет цветов, а ей не говорить ни слова. Прилетаю, а он встречает меня с букетом на... мопеде! Пока мы доехали с ветерком до гостиницы, было уже два часа ночи. Лина спала. Я еле уговорил администратора подыграть мне: постучать в дверь номера, в котором жила Лина, и сказать ей, что сработал пожарный датчик. Он стучит, через какое-то время тихий голосок: «Кто там?» Администратор выдает байку, что, мол, сработал датчик пожара и что нужно проверить, откройте дверь. Она, испуганная, открывает, а перед ней огромный букет. Я выглядываю из-за него, и через мгновение ее лицо расплывается в улыбке.

Алексей Киселев

продюсер

Однажды я написал картину маслом в подарок своей девушке Насте. Я вообще считаю, что подарки не должны быть материальными. Если человек по-настоящему дорог, хочется сделать что-то своими руками. Полотно три на три метра с фразами, которые ассоциировались с Настей, говорило о моих чувствах лучше, чем любая покупка.

Даже к такой банальной вещи, как букет цветов, я умудрялся подходить оригинально. Чтобы извиниться перед Настей за день рождения друга, который я отмечал неприлично долго, я нарвал ей тюльпанов с клумбы у Кремля. Пришел с потрепанным букетом, но Настя жест оценила и осталась довольна.

Дмитрий Турсунов

теннисист

Эта история случилась много лет назад. Моя ­девушка в тот момент училась в Париже, приближался ее день рождения, а я обещал прилететь на празднование. Я тогда проходил квалификацию турнира в США, с легкостью прошел первые круги, и, как обычно это бывает в жизни спортсмена, в день празднования у меня был ­назначен очень важный матч, от которого я не мог отказаться.

Я сообщил ей, что не приеду. Девушка была очень расстроена. Но в итоге я поставил ультиматум руководству турнира: или матч переносят, или я отказываюсь играть в полуфинале. Матч перенесли, и каким-то чудом я улетел в Париж самым последним рейсом. Успел за пять минут до окончания праздника.

Денис Косяков

актер

Мы с женой вместе уже тринадцать лет, и когда-то на заре отношений я решил устроить ей романтический вечер. Распотрошил кучу роз на лепестки, по-киношному разбросал их по всей квартире, ванной и кровати. Но в кино это выглядит намного романтичнее, чем в реальности. Через пару часов лепестки стали вянуть, и вскоре вся квартира пахла прелыми листьями. В общем, как это часто бывает, то, что в кино красиво и здорово, в быту – грязь и дискомфорт. С тех пор романтика уступила место стабильности. Но каждое 13-е число каждого месяца (мы ­познакомились 13 февраля, а поженили­сь 13 августа) я готовлю для жены какие-то сюрпризы – дарю букеты или украшения, иногда в оригинальной подаче (квест с подсказками по всей квартире). Если я в это время нахожусь в другом городе, подарки доставляю­т друзья или служба доставки. Особая прелесть – это если она уже уверена, что в этот раз я точно забыл, и вдруг звонок в дверь.

Алексей Кортнев

музыкант

На дворе был 1981 год, я учился в восьмом классе и ухаживал за девушкой, которая была старше меня и училась в девятом. Мы с ней устраивали в нашей школе дискотеки. В советское время такие люди пользовались особым уважением. Главным хитом тогда была светомузыка, которую было очень сложно достать. С самой музыкой нам было проще: в школе у нас училось много иностранцев, привозивших пластинки из-за границы. А вот все настоящие дискотеки в то время делали светомузыку из светофоров. Каким образом добывались эти светофоры, история умалчивает. Впрочем, в те времена стащить что-то из социалистической собственности считалось в порядке вещей. И на дискотечные светофоры никто не смотрел косо.

В мае у девушки, за которой я ухаживал, был день рождения. И я решил подарить ей светофор. Но не простой. Во время Олимпийских игр 1980 года в Москве неожиданно появились такие маленькие светофорчики, которые дублировали главные, но располагались на столбе ниже, чтобы их мог видеть водитель первой машины перед стоп-линией. Такие светофорчик­и сейчас можно увидеть в Европе, а в 1980-е годы ими была обвешана вся Москва. Именно такой светофорчик я решил преподнести своей возлюбленной в качестве подарка. Это был самый безумный и романтический поступок в моей жизни. Я взял инструменты, огромную спортивную сумку, что-то наплел родителям и ночью отправился на промысел. Нужный светофор я приглядел на Ленинских горах, на улице Косыгина, напротив Дворца пионеров. Я начал его отвинчивать, но у меня ничего не получилось, потому что бытовые отвертки оказались непригодными. Тогда я стал пилить металлические скобы, на которы­х он крепился к столбу. Пилил я их больше часа. Хорошо еще, что в те времена ночью на Косыгина вообще не было людей, и лишь изредка я прятался в кусты, завидев фары одинокой машины. Наконец светофор я отпилил и кое-как отодрал от столба. Возникла следующая проблема: к нему были подключены провода, и они были под напряжением. Их я умудрился перерубить кусачками, на которые прыгал в кедах с резиновой подошвой. Запихал этот светофор в сумку, принес домой и спрятал в подъезде под лестницей, потому что даже боялся заносить его в квартиру. Через пару дней светофор был торжественно вручен девушке. Это была настоящая сенсация! Я стал героем вечера, а потом еще и героем дискотеки, потому что девушка, конечно, принесла светофор на школьную дискотеку, и мы сделали из него мигалку.

Дмитрий Рудовский

продюсер

Летом я отдыхал в Испании вместе со своей девушкой. Мы загорали на пляже, я пошел плавать. В одном месте мне нужно было перебраться через пирс. Для этого надо было спуститься по ступенькам. Одни были очень скользкие, а другие нормальные, но к ним стояла большая очередь. Я решил не терять времени в очереди, стал спускаться по опасным и, естественно, поскользнулся. Я разбил лицо и выбил два зуба. Разодранный, весь в крови, я поплыл обратно. Моя девушка, на тот момент беременная, была в шоке. А я подумал, что это самый правильный момент в жизни, чтобы сделать ей предложение руки и сердца. В тот день, когда мы вернулись домой, я достал кольцо и в таком чудовищном виде, в крови и без зубов сделал девушке предложение. Наверное, ей стало меня жалко, и она согласилась.

Николай Валуев

депутат

В 2001 году я возвращался из Штатов со сборов. Накануне, перед вылетом, мне приснился сон, что у меня будет ребенок – дочка. А в аэропорту меня встречала супруга, я еще не знал, что она забеременела. А она очень переживала, боялась сказать мне об этом и даже расплакалась. Она еще ничего не сказала, а я уже знал, что в скором времени стану отцом. Мой сон был вещий. Правда, родился у меня сын, Гриша, а не дочка.

Прошло лет пять. Летом я был на сборах в Армении. Меня тогда готовил тренер Манвел Габриэлян, с которым мы завоевали первый чемпионский пояс. Мы находились на базе в Цахкадзоре, а на выходных решили съездить в Араратскую долину. Там недалеко проходит турецкая граница и очень хорошо видна гора Арарат, у подножия которой находится старинный монастырь Хор Вирап. Это святое для армян место. Здесь, в подземной тюрьме, около пятнадцати лет сидел в заточении святой Григорий Просветитель. Посадил его в темницу царь Трдат III за исповедание христианства. Выжил Григорий благодаря одной женщине, которая приносила ему пищу и воду. А между тем царь Трдат впал в безумие, и исцелить его смог лишь Григорий – своей молитвой. После такого чуда царь крестился и провозгласил христианство государственной религией Армении. Так вот, пещера, где находился в заточении Григорий, сохранилась. Кое-как я туда пролез, потому что спуск был очень узким, и оказался в крошечном темном помещении. Легенда, которую мне только что рассказали, обстановка, святость места – все было наполнено каким-то романтизмом. И тут местный монах сказал мне, что за монастырской стеной растет совсем непримечательный куст, но если повязать на него хотя бы ниточку и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Я вообще не верю в такие приметы. А тут поверил. Я разорвал свой платок, повязал его на куст, посмотрел на Арарат, перекрестился и попросил, чтобы у меня родилась дочь. И мое желание исполнилось. У меня родилась дочь Ира.

Денис Симачев

дизайнер

Мне было 16 лет, когда я с лучшим другом пустился в очень странную авантюру. Друг мой на какой-то олимпиаде увидел сногсшибательн­ую девушку, знал он только ее имя и то, что она учится во французской школе в районе Кита­й-города. И вот он мне сообщил, что влюбился и что хочет срочно ее разыскать. Я ­вызвался ему помочь, потому что вся эта история казалась мне забавной. Мы тогда жили на Павла Корчагина в районе метро «ВДНХ» и поперлись в центр на Китай-город, и там у всех прохожих начали спрашивать, не знают ли они такую девушку, называли ее имя и описывали ее внешность. Кто-то над нами смеялся, кто-то крутил пальцем у виска, кто-то искренне расстраивался, что ничем не может нам помочь. Вообще, это из серии фантастики, но спустя часа два поисков кто-то сказал нам ее адрес. Мы пришли по нему, позвонили в квартиру, открыли ее родители. Пришлось объяснить им всю ситуацию. Из-за того что друг очень сильно стеснялся, все переговоры вел я. Ну и получилось так, что девушке понравился я, а не друг. Так я познакомился со своей первой любовью, и у нас завязались романтические отношения.

Филипп Дзядко

журналист

Много важных вещей я делал в своей жизни.

Сварил в сверкающей кастрюле стельку от башмака и, посыпав солью, откусил дважды от нее: одна моя подруга любила Ромена Гари.

Купил у Тамары Васильевны на Курском вокзале 900 роз со скидкой и завалил ими комнату другой своей подруги – у нее были именины. Розы засохли через два часа, не дождавшись прихода подруги. Увидев это великолепие увядания, она сказала, что ей впервые предложили жить в склепе.

Мы делали странные вещи: за два часа до ­вылета брали билеты в Танзанию, не зная, где она находится; читали ночью в сосновом лесу «Гамлета» в компании 112 детей; сдавали журналы, не умея сдавать журналы; ­выходили на улицу, требуя отставки воров и убийц во власти, и совершали прочие прек­раснодушные поступки.

Подобные склонности приводят к определенным последствиям. Как-то мы сидели с моим близким другом на кухне. Он только что вернулся из Львова, но мог говорить только о девушке, которая осталась там. Была холодная снежная ночь, мы взяли бутылку и поехали автостопом до Львова. В шесть часов утра мы, протрезвев, обнаружили себя возле Калуги. У меня уже были синяк и огромная банка вишневого варенья, и было все равно, в какую сторону ловить попутку. Остановился пожилой КамАЗ. За рулем сидел небесной красоты человек со спитым лицом, кудрявый, с голубыми глазами. Он отвез нас в какой-то город. «Где будете спать, дебилы, выбирайте сами», – сказал он. Мы увидели всего две вывески – гостиница «Товарищ» и гостиница «Романтик». На всякий случай мы выбрали электричку.

И эта электричка привезла меня в гости, где я встретил свою будущую жену. Наверное, самый осмысленный романтичный поступок из тех, что я делал в своей жизни.

Игорь Верник

актер

Эта история случилась несколько лет назад. Я улетал с друзьями на отдых. Мы уже зашли в самолет, разложили багаж по полкам, рассели­сь, когда мне позвонила девушка, и мы очень сильно поругались. Я был не прав. У ме­ня сильно испортилось настроение, я не находил себе места. Стюардесса уже закрыла двери, ­объявила, что через несколько минут мы взлетаем, самоле­т стал выруливать на взлетно-посадочну­ю полосу, а я сидел и понимал, что не могу улететь. Я встал с кресла, попроси­л запротестовавшую стюардессу помочь мне связаться с пилотом и сказал ему: «Я прошу понять меня: тут остается девушка и мне нужно вернуться в Москву». Самолет уже практически был на взлетной полосе, но команд­ир экипажа принял решение вернуться. Мы развернулись, подкатили обратно к терминалу, я извинился перед друзьями, вышел из самолета и посмотрел, как он взлетае­т. А пото­м пойма­л такси и доехал до дома. Когда девушка открыла дверь, у нее был настоящий шок. Ни до того, ни после я не слышал, чтобы кто-нибудь когда-нибудь останав­ливал самолет.

Комментарии
Комментарии