Ещё

История многомужества: евгеника и свободная любовь 

Фото: Нож

THIS IS SPARTAAAAA! Уникальное греческое государство — символ республики-войска, аскетизма и целенаправленного отбора наиболее сильных людей — евгеники Древнего мира. А также место, где женщины были более свободны, чем в любом другом греческом полисе. В отличие от афинянок, спартанских дам не запирали на женских половинах домов, и только здесь существовала государственная система образования для девочек. Наличие множества мужей у одной женщины в Спарте стало нормой, а критерием вступления в сексуальные отношения была наибольшая вероятность производства здорового и сильного потомства.

>> География или политика: что делает страны успешными

Упоминания и описания полиандрии встречаются в трудах сразу нескольких великих греческих историков. Вот что пишет о многомужестве в Спарте Полибий:

«У лакедемонян (спартанцев. — Прим. авт.) был искони весьма распространенный обычай, в силу которого трое-четверо мужчин, а то и больше, если они братья, имели одну жену, и дети их были общие; потом, делом похвальным у них и обычным почиталось и то, если какой-либо гражданин, произведши с женой достаточное количество детей, предоставлял ее кому-либо из друзей».

>> Как отличить настоящего ученого от фрика с идеями

У Ксенофонта мы находим описание конкретных мер реализации евгенической концепции, предложенных создателем спартанского законодательства Ликургом:

«На тот случай, когда старый муж имеет молодую жену, Ликург, который видел, что люди такого возраста особенно смотрят за своими женами, поступил и здесь не так, как везде: он постановил, чтобы старый муж для этой цели приглашал в свой дом такого мужчину, который ему нравится своими внешними и внутренними достоинствами. Опять же, на тот случай, когда кто не хочет жить со своей, но желает иметь хороших детей, Ликург и здесь постановил, чтобы такой муж имел детей по согласию с мужем чужой жены, от которой бывают здоровые и хорошие дети. В этом роде он сделал много отступлений, потому что, действительно, как женщины охотно управляют двумя домами, так и мужчины охотно принимают к своим детям других братьев, именно тех, которые приписываются к роду и сословию, но не имеют прав на имущество».

Что это? Случайное отклонение от патриархатных моделей традиционной семьи, где мужчина доминировал над одной или несколькими женщинами и младшими домочадцами? Проявление древней евгенической игры ума? Свобода нравов? Или же один из распространенных в истории человечества механизмов адаптации традиционного общества к определенным внешним условиям?

Чтобы разобраться в этом, перенесемся на несколько тысяч километров восточнее — в Индию, Тибет, Гималаи.

Здесь массовые практики полиандрии сохранились вплоть до наших времен, когда они стали объектами исследования антропологов.

На территории Тибета фратернальная полиандрия — ситуация, когда несколько братьев женятся на одной и той же женщине, — являлась наиболее распространенной формой брака среди землевладельцев-налогоплательщиков — представителей социального класса тре-ба (другое его название — «храл-па»).

Это было экономической стратегией, направленной на предотвращение раздробления земельных участков между сыновьями. Для уменьшения конкуренции и создания более прочного полиандрического брака часть детей мужского пола могли отправить в буддистский монастырь или же они переходили в семью женщины, не имеющей братьев.

Тре-ба составляли приблизительно 15–20% населения тибетских деревень, и около половины заключаемых браков в их семьях были полиандрическими.

Такая система брачных отношений служила и ограничителем роста населения: уровень рождаемости среди множества женщин, оставшихся вне институционального брака, был приблизительно втрое ниже, чем среди состоявших в нем.

Тибет не единственный регион Восточной Азии, где был распространен полиандрический брак. Такие формы организации семьи существовали и у населения Гималаев, а также у ряда этнических и кастовых групп равнинной Индии.

Пахари (буквально — «горцы») — жители холмистых предгорий Гималаев — являются одним из модельных обществ для исследования традиционной полиандрии и группового брака — семьи, состоящей из нескольких мужчин-братьев и их общих жен. Среди пахари горного региона Джаунсар-Бавар, расположенного в индийском штате Уттаракханд, полиандрические или групповые браки составляли приблизительно 50% от общего числа, в то время как полигинные (многоженские) — всего около 10%.

Статус женщины в Джаунсар-Баваре был несколько выше, чем во многих индийских сообществах: на внебрачные связи внимания, как правило, не обращали, по территории деревень местные жительницы передвигались свободно. Они не были отделены от мужчин и в доме. Тем не менее женщины не обладали собственностью, а при разводе должны были возместить расходы мужей на проведение свадебной церемонии.

Сегодня полиандрические обычаи стали маркером местной идентичности и символом локального национализма. Жители региона связывают свое происхождение с одними из основных персонажей индийского эпоса «Махабхарата» — братьями Пандавами. Все пятеро братьев были женаты на Драупади, дочери царя древнеиндийского королевства Панчала.

Оправданию и обоснованию полиандрического брака посвящены 188-я и 189-я главы первого из 18 томов «Махабхараты», «Ади-парвы». В числе прочих «аргументов» упоминается и история Джатилы — девушки из рода мудрейшего Готамы, вышедшей замуж за семерых мудрецов.

Другой мифологический полиандрический союз описан в древнейшем индийском эпосе «Ригведа», где богиня молнии Родаси оказывается общей женой Марутов — десяти божеств грома и ветра.

Ниже цитируется фрагмент 167-го гимна первой из 10 мандал (книг) «Ригведы», в котором описан этот союз:

(Маруты,) к которым примкнула (Родаси), хорошо помещенная, (вся) в расплавленном масле,

В золотом наряде, словно близкое копье,

Словно жена человека, тайно идущая (с другим)…

Словно обращенная к собранию священная речь, (она) со (единяет всех).

Блистательные неутомимые Маруты (уйдя прочь) вместе с юной (Родаси),

Соединялись (с ней) как с общей (женой).

Они, грозные, не оттолкнули Родаси.

Богам понравилось усиление (их толпы) — для дружбы.

Когда асуровой Родаси понравилось их сопровождать,

С распущенными волосами, мужественная мыслью,

Как Сурья, она взошла на колесницу почитателя,

С видом страшным, как приближение грозовой тучи.

Юноши устроили (на колеснице) юную жену,

Преданную красоте, твердую во время обрядов,

Когда (был готов) гимн с жертвенным возлиянием для вас, о Маруты,

(И) выжиматель сомы, служа (вам), пропел песню.

Иная, отличная от той, что практиковали гималайские горцы и богатые тибетские крестьяне, модель многомужества была распространена до середины XX века среди наиров — воинственной группы каст центральной части южноиндийского штата Керала, организованной в поклоняющиеся змеям-защитникам кланы — таравады.

Таравады наиров редко дробились со временем. Старшинство братьев в роду наследовали дети их сестер. Брак в классическом понимании, предполагающий совместное проживание партнеров, отсутствовал.

Один или несколько любовников — самбандхамов, получившие разрешение караванана (мужчины — главы клана), могли приходить к женщине ночью. Днем же они редко оставались в доме чужого таравада.

Вожди кланов обыкновенно давали разрешения только самбандхамам равного или более высокого социального статуса. При рождении ребенка один из любовников должен был объявить себя отцом. В противном случае считалось, что женщина вступила в связь с мужчиной, занимающим низкое положение в обществе. Наказанием за это могло быть убийство или продажа в рабство роженицы и ее ребенка. Система полиандрии была инструментом сохранения собственности клана, объединенного родством по материнской линии, и способом повышения социального статуса посредством поиска наиболее авторитетных любовников.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео