Ещё

Бары в мировой литературе 

Фото: Эксмо

В нашей подборке — самые запоминающиеся, странные и необычные бары из произведений литературы. Некоторые из них можно посетить и сегодня.

U Kalicha, Прага

«ПОХОЖДЕНИЯ БРАВОГО СОЛДАТА ШВЕЙКА» ЯРОСЛАВА ГАШЕКА

Любимая таверна Швейка «У чаши» до сих пор принимает гостей на улице Боишти в Праге. «Na Bojišti» в переводе с чешского означает «на поле боя», что придает походам солдата в это место некоторую двусмысленность.

>> Кэрри Фишер: за что мы любим принцессу Лею

Сегодня это обычная пивная для туристов, с завышенными ценами и музыкантами на входе, а вот во времена Гашека она была поистине колоритной. Трактирщик-грубиян, у которого каждое второе слово — «дерьмо» и «задница», посетитель, разбивающий голову об пивную кружку, портрет императора, обгаженный мухами, — таким мы видим этот кабак на страницах романа.

>> 5 книг о вселенной «Звездных войн»

Фраза «Как кончится война, зайди проведать. С шести вечера я всегда „У чаши“ на Боиште» стала поистине крылатой. Главный герой произносит ее, расставаясь с фронтовым другом. «Непременно приходи после войны!», — повторяет солдат.

— Известно, приду, — ответил Водичка. — Там скандал какой-нибудь будет?

— Там каждый день что-нибудь бывает, — пообещал Швейк, — а уж если выдастся очень тихий день, мы сами что-нибудь устроим.

Hole in the Wall, Париж

«ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ» ЭРНЕСТА ХЕМИНГУЭЯ

Бар, расположенный на Проспекте Италии в Париже, в начале 1920-х был излюбленным местом опиумных наркоманов. Однажды Эзра Паунд передал Хемингуэю коробочку с веществом для страдавшего от зависимости поэта Ральфа Чивера Даннинга. Описывая этот случай в своих мемуарах, литератор упоминает знаменитый бар.

«…По словам Эзры, он купил его у индейского вождя на авеню Оперы близ Итальянского бульвара и заплатил дорого. Я решил, что этот опиум был приобретен в старом баре «Дыра в стене», пристанище дезертиров и торговцев наркотиками во время первой мировой войны и после нее», — пишет автор «Праздника, который всегда с тобой». Красный фасад заведения, выходивший на Итальянскую улицу, был очень узким — не шире обычного коридора. «Одно время там был потайной выход прямо в парижскую клоаку, по которой, говорят, можно было добраться до катакомб», — вспоминает прозаик.

К слову, «hole in the wall» — устойчивое выражение английского языка. Оно относится к маленьким местечкам (преимущественно, барам и ресторанам), которые, несмотря на ужасные условия (например, дыры в стенах, отсутствие кондиционеров или системы отопления, грязные туалеты), предлагают интересную развлекательную программу.

El Dorado, Берлин

«ПРОЩАЙ, БЕРЛИН», КРИСТОФЕР ИШЕРВУД

Заведение с таким названием и сегодня стоит на углу Мотцштрассе и Калькройтштрассе в районе Шёненберг. Сегодня это супермаркет с органическими продуктами, а вот 85 лет назад здесь находился один из самых известных берлинских клубов для геев и лесбиянок.

Заведение Eldorado — Diele, основанное в 1919 году, изначально располагалось в берлинском районе Кройцберг и позиционировало себя как бар-ресторан для геев старшего возраста. Через несколько лет оно расширилось до травести-клуба, поменяло адрес и стало популярным местом среди представителей берлинской богемы — как гомосексуалистов, так и представителей традиционной сексуальной ориентации. На его сцене пела проживавшая неподалеку Марлен Дитрих, сюда же захаживал сэр Ишервуд, полюбивший немецкую столицу за ее свободолюбивые нравы. В развлекательной программе клуба можно было увидеть выступления группы трансвеститов и танцы с мужчинами за отдельную плату.

В автобиографическом романе «Прощай, Берлин», посвященном немецкой столице во времена Веймарской республики, это место, раскрашенное в алые и золотые цвета, представлено под названием «Саломея». «Бар оказался более дорогим, а обстановка более гнетущей, чем я предполагал. Несколько актрис, изображавших лесбиянок, и молодых людей с выщипанными бровями слонялись у стойки», — рассказывал литератор. И здесь же: «В середине представления, после того, как молодой человек в блестящем кринолине и в бюстгальтере, украшенном драгоценностями, успешно сделал три шпагата, мы стали двигаться по направлению к выходу».

Когда к власти пришли нацисты, заведение прикрыли. Его владелец-еврей через Прагу бежал в Австралию, прихватив с собой записную книжку с именами всех посетителей El Dorado.

Pete's Tavern, Нью-Йорк

«УТЕРЯННЫЙ РЕЦЕПТ» О. ГЕНРИ

Действие короткого рассказа О. Генри разворачивается в баре Kenealy's, прототипом которого стал основанный на Манхэттене в 1864 году Pete's Tavern. Писатель, проживавший неподалеку в начале ХХ века, был завсегдатаем этого заведения и, по слухам, даже написал за одним из его столиков свой знаменитый рассказ «Дары волхвов».

Эксмо

«Салун Кинели находился на одной из маленьких площадей, которые только тем отличаются от улиц, что они прямоугольны, и которые населены преимущественно прачечными, разорившимися аристократами и богемой, не имеющей ничего общего с первыми», — пишет автор в «Утерянном рецепте», герой которого — стеснительный бармен, влюбленный в дочку заведения.

Помимо рассказа О. Генри этот бар появляется в телесериалах «Закон и порядок», «Сестра Джеки», «Секс в большом городе», а также в фильме «Рэгтайм» Милоша Формана и «Бесконечной любви» Франко Дзеффирелли.

Ernie's Bar, Нью-Йорк

«НАД ПРОПАСТЬЮ ВО РЖИ» ДЖЕРОМА ДЭВИДА СЭЛИНДЖЕРА

И еще немного Нью-Йорка. В этот ночной бар 17-летний герой Сэлинджера приезжает после того, как его исключают из элитной школы, и он, не желая встречаться с родителями, слоняется по ночному Манхэттену. «"Эрни" — это такой ночной клуб в Гринвич-Виллидж, куда часто ходил, бывало, мой брательник Д. Б., пока не уехал в Голливуд собой торговать, — рассказывает Холден. — Сам Эрни — это такой жирный цветной парняга, на пианино играет. Неслабый сноб, с тобой даже разговаривать не станет, если ты не шишка там какая или не знаменитость».

В канун Рождества в баре давка: все места заняты старшеклассниками и студентами колледжа, а у пианино Эрни исполняет песню, или, как называет ее главный герой, — «хитровывернутую хренотень».

«У Эрни, даже если тебе шесть, бухла выкатят, так темно там и всяко-разно, а кроме того, всем наплевать, сколько тебе лет. Там можно даже сторчавшимся хмырям приходить, никто и глазом не моргнет», — делится герой, заказывая скотч с содовой.

Несмотря на то, что Сэлинджер выдумал этот бар, сегодня в США насчитывается несколько заведений с таким названием.

Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео