Апрель 22 ноября 2017

Эдит Пиаф и Марсель Сердан: нет повести печальнее на свете

Фото: Апрель
«Я умираю от любви пятьсот раз за вечер», — говорила великая Пиаф. «Когда я не умираю от любви, когда мне не от чего умирать, — вот тогда я готова издохнуть!», — продолжала она. У Эдит Пиаф было множество любовников. Но только с одним из них ей довелось узнать, что такое подлинное счастье. Рассказываем одну из самых трагичных историй любви XX столетия. >> Патрисия Каас: голос соблазнаВечер в Нью-Йорке1947 год, «Клуб пятерых», Париж. Именно здесь произошла первая встреча наших героев: великой Эдит Пиаф представили непобедимого «бомбардира из Касабланки» Марселя Сердана. Еще несколько раз они встречались в компании общих друзей в Париже. А потом и вовсе разъехались — каждый по своим делам. >> Миучча Прада: больше, чем модаНекоторое время спустя, по счастливому совпадению, обе звезды снова оказались в одном городе — в Нью-Йорке. Там-то всё и закрутилось. Однажды вечером в номере Пиаф раздался телефонный звонок. Робко представившись («Вы, наверное, не помните меня, это Марсель Сердан, боксер»), голос в трубке пригласил певицу на свидание. Словно предчувствуя грядущую важность момента, Эдит тщательно готовилась к этой встрече — выбирала платье, делала макияж. Каково же было ее изумление, когда кавалер привел её, Великую Пиаф, в низкосортную забегаловку, где самыми популярными пунктами меню были сухая вареная говядина («пастрами») и дешевое пиво. Взгромоздившись на высокие стулья, подобно другим гостям заведения, парочка заедала свой скудный ужин мороженым, только чтобы забыть вкус первого блюда. «Когда вы кого-нибудь приглашаете, вы не особенно раскошеливаетесь», — обиженно заявила Пиаф, едва они вышли на улицу. К счастью, Сердан быстро осознал свою ошибку и решил все исправить. Он отвел даму в роскошный ресторан «Ле Гурме», считавшийся одним из лучших мест Нью-Йорка, где подают французскую кухню. Апрель«Марокканский бомбардир» и «воробушек»С тех пор они не расставались. Колоритная парочка быстро привлекла к себе внимание интернациональной публики. Их то и дело замечали гуляющими под ручку по Нью-Йорку, уплетающими мороженное в уличных кафе или визжащими от ужаса на «Русских горках» — любимом аттракционе Марселя. Фанатам бокса и меломанам одинаково импонировало то, что их кумиры развлекаются также незатейливо, как и простые смертные. Впрочем, в жизни каждого из них отдых и развлечения занимали отнюдь не самое важное место. Главным, что для Марселя, что для Эдит всегда была работа. Сердан ходил на концерты своего «воробушка». Знаменитый «марокканский бомбардир» смущенно прятался на галерке, а после выступления, взмокший от волнения, признавался: «Я чувствую себя счастливцем, она великая певица!». Эдит тоже поддалась на уговоры взглянуть на своего возлюбленного «в работе». Самым значимым в жизни пары стал бой за титул чемпиона мира в среднем весе, произошедший 21 сентября 1948 года. Говорят, Пиаф, следившая за поединком с трибуны, от волнения даже порвала шляпу зрителя, сидевшего рядом, а как только бой подошел к концу, выбежала на ринг, чтобы собственноручно стереть кровь с лица своего чемпиона. АпрельСамая короткая пресс-конференция в историиНадо сказать, к этому времени про новую hot celebrity couple уже говорили по обе стороны океана. Публику, правда, немало смущал тот факт, что отношения Пиаф и Сердана носили не совсем легитимный характер. Неловкая правда, от которой не могла отмахнуться огромная спортивно-музыкальная аудитория, неотступно преследовала и самих влюбленных: у Марселя была семья. Дома в Касабланке его ждала жена и двое детей. Впрочем, а был ли роман? Да, Сердана и Пиаф видели вместе, да, они смотрелись как парочка. Но это же еще не основание… И вот тайное, наконец, стало явным: великая французская певица, как девчонка, выскочившая к Сердану на ринг, — сомнений больше быть не могло. Репортеры уже было схватились за перо, однако Марсель их опередил. Сразу после матча он объявил пресс-конференцию, на которой запретил появляться Эдит. Не дожидаясь, когда посыпятся вопросы, Сердан объявил, что Пиаф — его любовница, но любовница только потому, что он женат. Если бы он не был связан узами брака, он немедленно женился бы на Эдит. И буря миновала. На следующий день о романе Пиаф и Сердана не было ни слова в одной газете. Сама же певица получила огромную корзину с цветами. Записка, сопровождавшая презент, гласила: «От джентльменов. Женщине, которую любят больше всего на свете». Конечно, Сердан мог бы развестись. Неизвестно, собирался ли спортсмен сделать этот решительный шаг. Что касается Пиаф, она сама была против того, чтобы Марсель ушел из семьи. «Нет, Марсель Сердан никогда не разведется. Если бы мне пришлось оторвать мужчину от его дома, его детей, я не смогла бы спокойно спать, не смогла бы жить. Если бы я должна была заставить Марселя покинуть семью, я бы покончила с собой. Нельзя, чтобы страдали невинные. Я знаю, мы бесконечно несчастны. Если бы у Марселя не было детей, все оказалось бы намного проще: одна женщина или другая, борьба с равными шансами. Но ситуация иная», — говорила она друзьям. АпрельФинальный аккордИх роман закончился внезапно. Однако это было совсем не то «внезапно», что обычно прерывает звездные интрижки. В октябре 1949-го Пиаф отправилась на гастроли в Нью-Йорк. Марсель должен был присоединиться к любимой позднее — боксер рассчитывал отправиться Америку морем. Но один телефонный звонок заставил его изменить планы. Не в силах вынести разлуку, Эдит умоляла Сердана приехать к ней как можно скорее. Марсель взял билет на самолет…. Это было роковое решение. Воздушное судно не долетело до американских берегов, разбившись над Атлантикой. Все без исключения пассажиры и члены экипажа погибли. Следующим утром весь Нью-Йорк знал о катастрофе. Одна Эдит никак не могла поверить в случившееся. Даже встревоженные лица друзей, собравшихся без предупреждения в гостиной артистки, не смогли поколебать её веры в лучшее. Пиаф продолжала думать, что всё это — лишь глупая шутка. «Почему ты прячешься?», — с радостной улыбкой спросила она в пустоту. Певица надеялась, что Марсель стоит за дверью. «Эдит, ты должна быть храброй. Выживших нет», — послышалось в ответ. АпрельГимн любвиДальше были крики и море слез. «Она буквально утопала в слезах весь остаток дня, ничего не желая, ничего не говоря, ничего не чувствуя, кроме горя, обрушившегося на нее», — рассказывал друг Пиаф Луи Баррье. Ближе к вечеру тот же Баррье позвонил в Версаль, чтобы отменить выступление артистки. Однако Эдит выпила свой овощной бульон, который по традиции приносил ей менеджер перед каждым концертом, и объявила, что все же выйдет на сцену. «Сегодня я пою для Марселя Сердана», — сообщила она публике и принялась исполнять одну за дугой песни из своего обычного репертуара. Но, добравшись до «Гимна любви», — композиции, написанной специально для Марселя, Эдит не смогла больше сдерживать чувств. «Если однажды жизнь отнимет тебя у меня, Если ты умрешь ила окажешься далеко, Зачем мне знать, что ты меня любишь, Ведь я тоже умру…». Обессилев от горя, она рухнула на подмостки прежде, чем успела спеть финальную строчку: «Бог воссоединяет тех, кто любит друг друга». Много лет спустя Пиаф призналась, что после ухода Марселя приняла решение жить ради публики. «Наши жизни нам не принадлежат», — писала она. Только осознание этого факта помогло певице совладать с обрушившимся на неё горем и продолжать петь — несмотря ни на что.
Комментарии
Читайте также
Перспективные проекты, которые обанкротились
Какие обычаи были у студентов царской России
Каким было сексуальное воспитание дворянок
Что на самом деле умеют собаки-поводыри