Русская Семерка 24 января 2018

Мог ли Бонапарт победить Россию в 1812 году

Фото: Русская Семерка
Меньше всего анализу войны 1812 года способствуют утверждения о том, что никогда завоевателю не удалось бы сломить упорство русских воинов, бившихся за своё Отечество. Как мы прекрасно знаем из опыта всей мировой истории, многие страны (и наша не исключение) даже при самом героическом сопротивлении оказывались завоёванными неприятелем, если тот оказывался сильнее.
Итак, вопрос для нас заключается в разборе политических и стратегических альтернатив кампании 1812 года в России.
Отмена крепостного права
На одну политическую альтернативу было указано довольно давно, хотя и то, почему Бонапарт её не реализовал, тоже довольно прозрачно. Речь идёт о прокламации об освобождении русских крестьян из крепостного рабства, которую многие приближённые советовали издать Наполеону, пока тот сидел в Москве, не зная, что предпринять дальше. Известно, что в 1812 году при приближении наполеоновских войск многие крепостные крестьяне волновались, ждали воли, если запишутся в ополчение против «двунадесяти языцев»; не получая ожидаемого, бунтовали, жгли помещичьи усадьбы. В стране, где меньше сорока лет назад бушевала пугачёвщина, крестьяне теперь, чувствуя ослабление власти, повсеместно бунтовали. Кутузову после оставления Москвы, в тяжелейшей ситуации, приходилось ещё выделять по многочисленным просьбам помещиков военные команды для подавления крестьянских выступлений. И это в Центральной России. В Белоруссии же во многих местах крестьяне сами оказывали восторженный приём армии Бонапарта, добровольно предоставляя ей фураж и провиант.
Но известные высказывания самого Наполеона на сей счёт достаточно прозрачны. «Если я это сделаю, мне не с кем будет заключать мир», «я не хочу быть королём Жакерии». Бывший якобинец, поклонник Руссо, ныне, став императором французов, чувствовал себя гораздо ближе к монаршим дворам феодальной Европы, чем к стихии народного бунта. Данная альтернатива даже не рассматривалась Наполеоном всерьёз. Кроме того, ещё неизвестно, вела ли она к победе. Несомненно, таким путём Бонапарту удалось бы посеять сильную смуту в тылу противника. Но сам император французов всегда считал верной только такую победу, которая достигнута штыком непосредственно над неприятельской армией.
Москва или Санкт-Петербург?
Следующая альтернатива касается главного направления наступления Бонапарта — на Москву или на Санкт-Петербург? Ведь Москва в тот период представляла собой скорее символический центр России. Средоточием правительственного аппарата и воплощением нового имперского могущества России уже столетие являлся Петербург. Что, если бы Наполеон выбрал движение на реальную столицу России? Попутно он мог объявить независимость прибалтийских земель от Российской империи. Со стороны моря его действия мог поддерживать и снабжать флот Дании — его союзницы. До Петербурга, к тому же, было ближе, чем до Москвы.
Однако данный план таил бы в себе больше опасностей, чем преимуществ. Оставляя у себя на правом фланге основные силы русской армии, он подвергал опасности удару с её стороны свои основные коммуникации, которые пролегали через Польшу и Литву. Флот Дании был слабее в сравнении с балтийскими флотами Швеции (противницы Наполеона) и России, которые соединили бы в этом случае свои силы, не говоря уж о том, что на помощь к ним могла прибыть часть английского флота. Единственной политической силой в Прибалтике были немецкие бароны, но они всегда были верной опорой российского трона, и никакая независимость из рук Наполеона была им не нужна. Наконец, под угрозой неприятеля русское правительство и царский двор оставили бы Петербург и перебрались в ту же Москву, сохранявшую моральное значение древней столицы. Заняв Петербург, Наполеон стал бы обладателем балтийского побережья России, но победы над Россией тем самым он бы не достиг.
Итак, по всем признакам, направление наступления, избранное Наполеоном — на Москву — было для него единственно правильным. Тем более, что перед Москвой, у Бородина, он одержал — не такую решительную, к какой привык, но всё-таки по всем формальным признакам — победу в генеральном сражении над русской армией. Почему же эта тактическая победа не привела к выигрышу всей кампании в целом?
Что думают эксперты
Великий военный теоретик, служивший тогда в России, Карл Клаузевиц давно подверг разбору связанные с этим альтернативы. «Поражение и разгром русской армии, завоевание Москвы — все эти цели могли быть достигнуты в одну кампанию; но мы полагаем, что эти цели должны были быть связаны с ещё одним существенным условием, а именно: нужно было и в Москве всё ещё оставаться грозным для неприятеля». Проанализировав последовательные пополнения и убыль в «Великой армии», он пришёл к выводу: «В Москву он прибыл с 90 тысяч человек, а должен был бы привести с собою 200 тысяч». Только в этом случае, по авторитетному мнению Клаузевица, у Наполеона было бы достаточно сил, чтобы и после взятия Москвы навязать русской армии генеральное сражение и принудить её к миру. Таким образом, Бонапарту элементарно не хватило военных сил для покорения России, а именно — примерно ещё 100 тысяч солдат в резерве.
Разбирая, почему так произошло, Клаузевиц обращает внимание на некоторые субъективные факторы, связанные с личностью Наполеона. «Мы полагаем, что Наполеон упустил это из виду вследствие характерного для него высокомерного легкомыслия». Кроме того, «потери в моральном воздействии его военных успехов он, вероятно, рассчитывал наверстать слабостью русского правительства и теми раздорами, которые ему, быть может, удастся посеять между правительством и русской знатью». Это была, очевидно, политическая утопия, так как весь господствующий класс России был един со своим правительством в стремлении изгнать Наполеона любой ценой. Кроме того, сохранение сил по дороге на Москву было бы возможнее для Бонапарта, «если бы он был бережливее и заботливо относился к своей армии. Но этот вопрос всегда был чужд ему… При большей заботливости и лучшем устройстве продовольственного дела, при более обдуманной организации маршей… он мог бы предотвратить тот голод, который царил в его армии с самого начала кампании, и тем самым сохранил бы её в более полном составе».
Но самой главной причиной, почему Наполеону не хватило этих ста тысяч солдат для победного завершения войны с Россией, стало продолжение войны в Испании. Наполеону просто неоткуда было брать эти лишние войска. Чтобы поставить на покорение России, ему пришлось бы отказаться от действий в Испании и вывести оттуда армию.
Таким образом, Наполеон мог в 1812 году принудить Россию к выгодному для него миру. Но для этого ему пришлось бы полностью пожертвовать своими целями в Испании, чего он допустить не мог. Сил для успешного ведения двух столь крупных кампаний одновременно у императора французов просто не оказалось.
Комментарии
138
Читайте также
Главные секреты мумии Ленина в Мавзолее
1
Чем промышляли банды в СССР во время войны
Как в 1944 году «белые» воевали против «красных»
Почему в России уменьшается количество блондинов
Последние новости
Главные отличия украинок от русских женщин
Иван Крылов: странности великого баснописца
На каких пальцах нельзя носить кольца