Ещё

Когда на Руси умерших сжигали 

Фото: Кириллица
Наши предки — древние славяне — верили, что после смерти душа отправляется в загробное путешествие. Живые пытались облегчить ей переход в иной мир, сделать существование там комфортным, а также помочь установить связь с родными и близкими, ушедшими туда раньше.

Погребальный костёр

Захоронения в землю в языческой древности тоже практиковались — например, в степных районах, на Дону и Кубани. Если человек умирал в море — его останки бросали в воду. Но в большинстве случаев тело мертвеца сжигали на кроде (погребальном костре). По одной из версий, слово «крода» означало «к роду». Покойный таким образом возвращался к своему роду, к своим предкам.
Об этом существует множество свидетельств. «Русы — народ, сжигающий своих мертвых…», — так характеризуют наших предков восточные авторы. А вот что говорит один из них, Ибн-Вахшия, в своей «Книге о Набатайском земледелии»: «Я удивляюсь Славянам, которые, несмотря на крайнее свое невежество и удаление от всякой науки и мудрости, постановили о сожжении всех своих мертвецов, так что не оставляют ни царя, ни другого человека без сожжения после смерти».
«…Славяне своих покойников не хоронили, а с древнейших времён, несомненно с самого возникновения славянства, сжигали, — свидетельствует чешский археолог-славист конца XIX — начала XX века Любор Нидерле в работе «Славянские древности». — Археологическим подтверждением этого обряда является существование у древних западных и восточных славян многочисленных погребений с трупосожжением».

Как проходил обряд

Кремация происходила всегда на закате дня. К костру умершего доставляли либо на санях, либо в лодке (ладье). Кстати, современный гроб, возможно, символизирует именно ладью. Костер выкладывали в виде прямоугольника, из березовых и дубовых дров (береза и дуб, по славянским верованиям, являлись священными деревьями). Также в костер клали ветки и солому.
По периметру выкладывали изгородь из снопов сена. Вероятно, это символизировало границу между миром живых — Явью и миром мертвых — Навью. В костёр часто клали также трупы диких и домашних животных и птиц — они должны были сопровождать человека на тот свет. Если умирал муж, его жена добровольно могла тоже взойти на костёр. Перед этим она наряжалась в свои лучшие одежды и вела себя как на веселом празднике, радуясь будущему счастливому существованию в загробном мире.
Поджигал костёр волхв, после этого пелись ритуальные песнопения. Старались, чтобы огонь доставал до неба — тогда душа могла быстро попасть в нужное место.

Похороны и тризна

Вот как описывает похоронные традиции славян летописный источник начала XII века: «И аще кто умряше, творяху тризну над ним и посем творяху кладу (костер) велику и возложахут и на кладу мертвеца сожьжаху и посем, собравше кости, вложаху в судину малу и поставляху на столпе на путех, еже творят Вятичи и ныне (в) Си же творяху обычая кривичи и прочии погагии…»
А вот более современное описание, данное Любором Нидерле:
«В основном славянский языческий обряд заключался в том, что тело умершего с плачем и пением доставлялось на кладбище, скорее всего к общему кострищу или к отдельной могиле, которая уже была подготовлена. Там из поленьев был сложен костер, на который укладывали покойника в одежде, а иногда и в вооружении, которые он обычно носил при жизни, — непосредственно на костер, или на доске, или в ладье. После этого родственники поджигали костер. Тотчас же по сожжении покойника или на следующий день пепел с обгоревшими остатками костей, оружия и украшений собирали в кучу или складывали в урну, которую зарывали в могилу или ставили, наконец, на могилу сверху на камень или на столб в зависимости от того, какие могилы были в обычае данной местности и рода. В урну вкладывались также и дары, которые должны были служить умершему в загробной жизни».
Нередко захоронение выглядело как деревянный сруб, миниатюрная копия жилища, иногда даже делали крышу с оконцем. Отсюда и слово «домовина».
Не сгоревшие кости и часть пепла принято было развеивать над полями. Видимо, это имело отношение к культу урожая. Черепа, которые, как правило, не сгорали, складывали возле так называемого Кумира Рода — родового идола.
Похороны завершались поминальной трапезой — тризной. Если хоронили воина, то устраивали в память о нем ристалище, во время которого друзья умершего разыгрывали бои, в которых он принимал участие.
Интересно, что вместо скорби по покойнику язычники радовались и веселились: пели, танцевали, играли на музыкальных инструментах. Они верили, что душа покойного тоже будет радоваться и «с легким сердцем» отправится на небо.
На следующий день близкие снова шли на кладбище — кормить умершего. Они приносили с собой пищу и оставляли ее на кургане. После этого оставляли усопшего в покое до девятого дня.
Как сообщает Любор Нидерле, в редких случаях покойных погребали в ладьях. При этом тело умершего клали в лодку, поджигали ее и пускали плыть по реке. Правда, так поступали только с представителями княжеских родов. Бесспорно, ладья символизировала «отплытие» в загробную жизнь.
С приходом христианства обычай сжигать мёртвые тела был искоренен.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео