Ещё

Почему нацисты и фашисты презирали друг друга 

Фото: Русская семерка
Советский Союз окрестил всех ультраправых, приходивших к власти в Европе в 1920-30-е годы, фашистами, по аналогии с Италией, где их приход к власти произошёл впервые — в 1922 году. Фашистами в СССР назвали и германских национал-социалистов. Это определение стало расхожим, например, в таком устойчивом в годы Великой Отечественной войны словосочетании, как «немецко-фашистские войска», да и просто «немецкие фашисты».
Это объяснялось тем, что слово «фашизм» в советской пропаганде ещё в 1920-е годы стало синонимом самого большого политического зла. Коммунисты не акцентировали внимание на доктринальных и практических различиях разных национальных вариантов европейских ультраправых. Между тем сами нацисты никогда не считали себя чем-то идейно близким к фашистам, как и наоборот. Немцы в советском плену очень удивлялись и оскорблялись тем, что их тут называли фашистами: «Это макаронники — фашисты! Мы — национал-социалисты». Ревнивое отношение к точным обозначениям своей идейной приверженности было вызвано долгой неприязнью между Гитлером и Муссолини до Второй мировой войны. Был период, когда нацистская Германия даже считалась в фашистской Италии врагом №1.

Муссолини о Гитлере

Манеры Гитлера и его партайгеноссен вызывали презрение у Муссолини ещё в то время, когда они шли к власти. Дуче считал немецкий нацизм варварской пародией на фашизм. Особенно был недоволен дуче тем, что нацисты скопировали его «римское» партийное приветствие. Сохранилось немало свидетельств уничижительных высказываний Муссолини о Гитлере и о нацизме, сделанных в первой половине 1930-х гг. Особенно высокого накала ненависть дуче к фюреру достигла в 1934 году, когда нацисты и фашисты спорили за влияние в Австрии (и временно восторжествовал вождь Италии). Муссолини тогда мобилизовал итальянскую армию, готовясь двинуть её для защиты независимости Австрии от покушений со стороны Германии. Гитлер это «чрезвычайно опасный идиот», «ужасная, сексуально извращённая, дегенеративная тварь» — такими эпитетами в это время Муссолини награждал фюрера в беседах с врио канцлера Австрии Эрнстом Штарембергом. Тут даже советской пропаганде времён Великой Отечественной войны было далеко до таких перлов. Первая встреча с Гитлером немного успокоила Муссолини. Он решил, что нечего бояться такого человека. «Это просто болтливый монах», — сказал он одному из своих приближённых после первой встречи с фюрером Германии 17 июня 1934 года. Во время этих переговоров Гитлер частенько, вместо обсуждения конкретных вопросов, начинал пространно цитировать свою книгу «Майн кампф». Один раз, в перерыве, дуче, встав у окна, прошептал: «Да он просто сумасшедший!», имея в виду фюрера.

Муссолини о нацизме

Когда нацисты предприняли «Ночь длинных ножей» 30 июня 1934 года, расправившись с оппозицией внутри своей партии, Муссолини сказал французскому журналисту Мишелю Кампана: «Мне должно было быть приятно, что Гитлер совершает свою революцию по нашим образцам. Но они — германцы. Поэтому они кончат тем, что погубят нашу идею. Они по-прежнему такие же варвары, как во времена Тацита и Реформации». Хорошо известно, как Муссолини ёрничал над нацистской «расовой теорией»: «Если бы она была верной, тогда высшей расой были бы лапландцы, так как они живут севернее всех». Политическую систему, созданную Гитлером в Германии, Муссолини называл «варварской и дикарской», «способной только на убийство, грабёж и шантаж». Отношение Муссолини к Гитлеру, естественно, передавалось всей фашистской партии и через неё в массовое сознание итальянцев с их многовековой неприязнью к немцам, особенно сильной в результате Первой мировой войны.

Роль ведомого

Возможно, в апреле 1945 года Муссолини сильно сожалел, что когда-то предал забвению эти свои убийственно точные характеристики нацизма и его вождя. Но, вероятно, дуче тем охотнее пошёл в своё время на политическое сближение с фюрером, что чувствовал своё моральное и интеллектуальное превосходство над ним и надеялся, что именно он, Муссолини, станет ведущим в этом тандеме. Однако с течением времени он почему-то всё больше и больше поддавался влиянию личности Гитлера. Очевидно, решающую роль тут играло военное превосходство Германии над Италией. Именно Германия была безраздельно ведущей державой «оси», а Италия занимала в ней положение лишь немногим выше Румынии и Венгрии. Уже с 1940 года немецкие войска неоднократно выручали итальянцев, после того как дуче неосмотрительно ввязался во Вторую мировую войну. А в 1943 году Гитлер спас и самого Муссолини, когда того свергли и арестовали по приказу итальянского короля. Впрочем, то, возможно, оказалось медвежьей услугой. Если бы Муссолини остался под стражей у итальянского правительства, перешедшего на сторону западных союзников, то после войны Муссолини бы судили и вряд ли приговорили бы к большему, чем к пожизненному заключению, каковое могло быть потом и смягчено. Поддерживая же Гитлера до конца, олицетворяя в глазах итальянцев ненавистный оккупационный режим, дуче закончил известно как.

«Макаронники»

В Германии же отношение к итальянскому фашизму, напротив, долгое время было уважительным. Гитлер сознательно копировал многие формы и атрибуты фашистского движения и всегда восхищался личностью дуче. Ещё в 1926 году, едва выйдя из тюрьмы, фюрер нарождающегося нацизма написал в Рим с просьбой прислать ему фотографию Муссолини с личным автографом дуче. МИД Италии предоставил своему посольству в Берлине сообщить назойливому адресату в той форме, в какой оно сочтёт необходимым, что дуче не считает подобающим удовлетворять такую просьбу. Но и у немцев было своё чувство превосходства над итальянцами, особенно усиленное расовой теорией. Во время своего первого визита в Италию Гитлер долго разглагольствовал перед Муссолини на тему сильного смешения итальянцев с «низшими расами». В 1938 году Муссолини под прямым нажимом Гитлера принял «расовые законы», хотя ещё шесть лет назад называл антисемитизм «чисто германским злом». Впрочем, эти законы были изданы, как считается, для проформы и почти никогда не выполнялись, а евреи в фашистской Италии преследованиям не подвергались. Презрение немцев к итальянцам быстро возрастало в ходе Второй мировой войны, по мере того, как германские войска одерживали победы, а итальянцы терпели поражения. Немцам приходилось их выручать то в Северной Африке, то в Греции. Когда в 1943 году немцы и итальянцы ждали англо-американского десанта в Сицилии, то немецкие солдаты шутили: «Когда мы в 1950 году будем завоёвывать Америку, макаронники всё так же будут сидеть здесь». Итальянцы не сидели: когда западные союзники высадились на побережье их страны, армия дуче просто разбежалась.
Комментарии17
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео