Ещё

Слон под ЛСД: самые сумасшедшие эксперименты в истории 

Фото: КТО?ЧТО?ГДЕ?
Наука кажется нам чем-то прекрасным и захватывающим, но порой эксперименты, проводимые ради благого дела, оставляют много вопросов. Как насчет пересадки голов или воскрешения фокстерьеров?
В 2016 году медики из Университета Мичигана выяснили, что американские горки помогают избавиться от камней в почках. Уролог Дэвид Уортингер со товарищи вдохновился рассказами своих пациентов. По словам последних, камни выходили из них спустя всего несколько часов после поездки на аттракционе. Команда решила проверить необычную теорию опытным путем: прихватив с собой рюкзак с 3D-моделью почки, заполненной мочой и тремя 4-миллиметровыми камнями, разрушители легенд прокатились на горках два десятка раз. Но этого показалось мало, и энтузиасты повторили опыт — на этот раз с разными моделями все того же органа. В результате исследователи пришли к выводу, что американские горки и впрямь помогают: у людей с камнями в верхней части почек шансы избавиться от них после поездки составляют 64%. Правда, для этого больной должен находиться на заднем сиденье тележки — вероятность исцеления у любителей занять места впереди состава минимальна. За свое исследование, опубликованное в научном издании Journal of the American Osteopathic Association, ученые удостоились Шнобелевской премии. Ну а мы предлагаем вспомнить другие спорные эксперименты, большинство из которых пришлось на ХХ век. Сразу предупреждаем: от некоторых из них особо впечатлительным людям может стать не по себе.

Слон под ЛСД

kto-chto-gde.ru
В августе 1962 года команда исследователей, включавшая психиатра Луи Уэста, Честера Пирса из Университета Оклахомы и Уоррена Томаса, зоолога из городского зоопарка Оклахома-Сити, решила узнать, что будет, если дать слону ЛСД. Почему именно слону? Дело в том, что у азиатских представителей этого вида, то есть индийских слонов, время от времени случается «муст» — непредсказуемые переходы из обычного для этих гигантов мирного и послушного состояния в состояние чрезвычайной агрессивности, длительность которого может доходить до двух недель. Исследователи предполагали, что причина этих странностей кроется как раз таки в том, что в мозгу слонов вырабатывается ЛСД.
Поскольку в то время о безопасной дозировке ЛСД было мало что известно, руководствоваться решили исходя из заведомо безопасной дозы для кошек — 0,1 мг на кг. А раз Таско — так звали ничего не подозревавшего слона — весил около 3 000 кг, Уэст и его соавторы, поразмыслив, додумались вколоть животному 297 мг. Это огромная доза: она в 3 000 раз превышает ту, что способен выдержать организм обычного человека. Последствия инъекции описаны в статье исследователей: «Через пять минут после инъекции он [слон] затрубил, упал, тяжело перевалился на правый бок, испражнился и вошел в эпилептический статус». Экспериментаторы, явно не ожидавшие подобного эффекта, пришли в ужас и попытались откачать слона, но тщетно: Таско умер через час и сорок минут. Исследователи же пришли к умозаключению, что слоны «обладают весьма высокой относительной чувствительностью к ЛСД».

Катетер и сердце

В 1929 году, еще будучи стажером, Вернер Форсман, в дальнейшем прославившийся как немецкий хирург, уролог и обладатель Нобеля, поставил эксперимент, выбрав в качестве подопытного себя. Под местным наркозом он сделал небольшой надрез вены у локтевого сгиба, взял очень длинный катетер и начал продвигать его по направлению к сердцу. Завершить начатое не удалось: в дело вмешался перепуганный коллега, прервавший эксперимент на отметке в 35 см.
Но Форсман не сдался и уже через неделю повторил свой опыт. На сей раз — в рентгеновском кабинете с включенным аппаратом, позволяющим определить, куда дошел катетер. Преодолев 65 сантиметров, экспериментатор достиг цели — правой половины сердца. Руководство больницы не оценило пренебрежение правилами безопасности и указало стажеру на дверь, зато в дальнейшем этот эксперимент позволил Форсману стать лауреатом Нобелевской премии 1956 года в области физиологии и медицины.

Привычка грызть ногти

Если у кого-то из ваших близких есть эта дурная привычка, можете повторить эксперимент Лоуренса ЛеШана и посмотреть, что из этого выйдет. Исследователь из Вирджинии явно не любил, когда кто-то тянул руки в рот. Он предположил, что подсознательный обмен мыслями способен отучить детей от привычки грызть ногти, и решил убедиться в этом опытным путем. Надо полагать, что выглядело это действо весьма занятно: ЛеШан стоял в комнате, окруженный спящими мальчиками. Раз за разом он повторял фразу: «Мои ногти ужасно горькие». И похоже, что эксперимент сработал: 40% подростков отказались от своей вредной привычки. Но медицинское сообщество он все равно не убедил: как минимум никто не мог быть уверен, что на протяжении всего опыта дети спали.

Создание гомункула

Парацельс, он же Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, был алхимиком эпохи Ренессанса, а по совместительству и врачом. Его перу принадлежали одни из первых работ в области токсикологии и психотерапии. Он стал первым человеком, заговорившим о психологии бессознательного. А еще он верил в «гомункула» — миниатюрное человекоподобное существо, которое можно получить искусственным путем. По мнению алхимика, для создания неведомой зверушки требовалась человеческая сперма. Эякулят следовало поместить в особый сосуд, нагреть и провести над ним ряд некоторых других манипуляциях, в числе которых значилось закапывание в конский навоз. Для взращивания заготовку гомункула требовалось кормить человеческой кровью, добавляя ее в колбу. Спустя сорок дней 11-12-дюймовый монстр должен был быть взращен. Как вы уже догадались, никаких записей, указывающих на успешный исход экспериментов Парацельса, не найдено.

Двухголовая собака Демихова

kto-chto-gde.ru
В 1954 году Владимир Демихов, один из основоположников трансплантологии, провел первую пересадку головы в своей лаборатории на окраине Москвы. С помощью этого эксперимента Демихов планировал узнать, насколько можно ограничить повреждения при трансплантации внутренних органов, прежде всего сердца и легких. Собственно, для этого он и создал двухголовую собаку. Сам эксперимент заключался в следующем: щенка разрезали в средней части грудной клетки, оставляя без легких и сердца. Его передняя часть пришивалась к взрослой собаке. После сшивания кровеносных сосудов кровообращение в организме щенка возобновлялось и оба животных могли функционировать. Почти. По свидетельству приглашенных журналистов, при попытках лакать молоко оно выливалось из обрубленной шеи щенка. Взрослое же животное то и дело пыталось стряхнуть с себя «лишнюю голову».
За 15 лет работы Владимир Демихов создал двадцать двухголовых собак, за которыми лично ухаживал и, по некоторым свидетельствам, даже забирал к себе домой. Но ни один двуглавый результат эксперимента не прожил долго: все собаки неизбежно погибали из-за заражения и отторжения тканей. Дольше всего удалось прожить лишь одной особи — месяц.

Отделенная собачья голова

Но до «изобретения» двухголовой собаки наука также не стояла на месте: в 1920 году советский физиолог Сергей Брюхоненко создал примитивный аппарат искусственного кровообращения под названием «автожектор». Зачем? Устройство должно было поддерживать жизнедеятельность собачьей головы, отделенной от тела. Впрочем, вопрос о том, может ли голова жить своей жизнью, волновал ученых, да и не только их, уже давно — достаточно вспомнить легенды о том, что после казни на гильотине голова могла заговорить. На третьем съезде физиологов СССР 1928 года Брюхоненко удовлетворил любопытство коллег со всего мира, продемонстрировав результат своего эксперимента. Да вы и сами можете на него взглянуть: в Интернете до сих пор можно найти советский научно-популярный фильм о работах ученого под названием «Эксперименты по оживлению организма», снятый в 40-х годах. В нем показан весь процесс «оживления» — от начала до конца, и из него же можно сделать вывод о том, что жизнедеятельность только что отрезанной головы заключалась в сужении зрачков при ярком свете, моргании при дуновении, облизывании носа при резких запахах и даже проглатывании лакомств. Такая вот собачья жизнь.

Теория оргонический энергии

kto-chto-gde.ru
В 1930-х годах Вильгельм Хельм, психоаналитик и последователь Зигмунда Фрейда, разработал теорию оргонический энергии. Мужчина всерьез утверждал, что обнаружил «универсальную энергию жизни», поступающую вроде как из космоса, а ее блокирование в теле — причина разнообразных заболеваний, в том числе и онкологических. Да и на эмоции и сексуальность «оргонная» энергия оказывает прямое влияние. В общем, незаменимая вещь. Для подтверждения своей правоты в 1940 году Хельм даже создал «оргонный аккумулятор», по сути представлявший собой ящик со стенками из чередующихся слоев металла и диэлектрика — они должны были накапливать оргонную энергию. Нарушив непоколебимые правила научного метода и отказавшись от предварительного проведения каких-либо испытаний на контрольной группе, ученый сразу же перешел к делу, помещая в «оргонный аккумулятор» своих пациентов. В итоге это привело его к тюремному сроку, а научное сообщество объявило труды Райха псевдонаукой.

Желтая лихорадка

С изучением этого заболевания связано несколько экспериментов, которые врачи, как правило, ставили над собой. Когда болезнь в очередной раз напомнила о себе, ученые задались вопросом о механизме ее передачи — только определив его, можно было бы работать над лекарством. Конечно, уже тогда существовали гипотезы о том, что желтая лихорадка передается определенным видом комаров, и все же в этом не было полной уверенности. Чтобы приблизиться к разгадке, в 1900 году Джесси Уильям Лэзир, американский врач, занимавшийся изучением вопроса распространения заболевания, во время работы в госпитале позволил москиту сесть на свою руку и укусить себя. Спустя 5 дней Лэзир заболел, а вскоре скончался, «совместив желание совершить самоубийство с желанием поставить опыт на себе и изучить лихорадку полнее».
Благодаря дальнейшим экспериментам было доказано, что возбудитель желтой лихорадки содержится в крови человека, а его переносчиком является особый вид комаров. Но не все были согласны с тем, что желтая лихорадка в принципе заразна. К противникам этой теории относился Стаббинс Фирт — американский врач, чьи исследования принесли ему славу, — в наши дни мужчина вполне мог бы рассчитывать на получение Шнобелевской премии. Уверенность Фирта в невозможности заражения лихорадкой от другого человека была настолько велика, что все опыты он ставил на себе. Эксперименты включали в себя контакт с жидкостями зараженных: рвотой, мокротой, кровью, слюной и мочой. Фирт втирал их в надрезы на руках, принимал ванные, полные этих субстанций, закапывал их в глаза и даже пил неразбавленными. Все без толку: врач оставался здоровым и в очередной раз убеждался в своей правоте. Как же так вышло? Очень просто: Фирт использовал биологический материал, взятый у больных на поздних стадиях заболевания, когда их биологические жидкости уже не заразны.

Воскрешение фокстерьеров

Роберт Корниш был вундеркиндом: уже в 18 лет он закончил основной курс университета Беркли (США), а в 22 года — аспирантуру. Ко всему прочему, Корниш был уверен, что сможет воскрешать людей — ну или хотя бы должен попытаться это сделать. В 1930-х он предпринял попытки реанимировать жертв сердечного приступа, утопления и поражения электрическим током, используя «балансирующую доску», или «стол-качели», которые позволяли восстановить кровообращение в недавно умершем пациенте. Дело не увенчалось успехом, и тогда Корниш решил потренироваться на животных, чтобы отточить свои навыки, — группе фокстерьеров, известных как «Лазарь».
Умертвив собак передозировкой эфира, Корниш начал раскачивать их тела на подвижном столе для поддержания кровообращения, производя инъекции смеси адреналина, антикоагулянтов в физрастворе. 22 мая 1934 и 22 мая 1935 опыты завершились успешно и собаки воскресли из мертвых — правда, это были Лазарь IV и Лазарь V (о судьбе предшественников четвероногих нам остается только догадываться). После триумфа Корниш решил перейти к опытам на людях и даже рассчитывал воскресить одного заключенного, но властям идея не особо понравилась.
Комментарии5
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео