Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Молли-хаус и опасные связи: как любили в Галантном веке

«Рамблер» расскажет об эпохе, когда аристократки притворялись крестьянками, а мужчины переодевались куртизанками.

Молли-хаус и опасные связи: как любили в Галантном веке
Фото: Кадр из фильма «Опасные связи»Кадр из фильма «Опасные связи»

Утонченность и изнеженность стали символами времени, поэтому подлинной красотой стала красота искусственная. Изящные руки и ноги, белая кожа, никогда не знавшая солнца, румяна, пудра, помада, мушки, скрывавшие оспины, завитые парики — человек эпохи рококо мог наслаждаться красотой пейзажа, но не имел ничего общего с природой и тем более с трудом.

Видео дня

Аристократки обожали переодеваться в пастушек во время домашних театральных представлений, но это были пастушки, одетые по последней моде, кокетливо причесанные. Натуральность стала синонимом безобразия. Поэтому макияж, парфюм, парики использовали и мужчины, и женщины. Одежда также равно украшалась вышивкой, кружевами, лентами.

Все это привело к забавному эффекту — дамы и кавалеры были очень похожи внешне, фактически в моду вошел унисекс. А при европейских дворах стали популярными маскарады с переодеваниями — мужчины облачались в женские платья, женщины — в мужские камзолы. Такие развлечения любила и императрица Елизавета Петровна. Границы пола стали размытыми.

Примером, хорошо иллюстрирующим нравы эпохи, стал знаменитый шевалье де Эон, который первую половину жизни прожил как мужчина, а вторую как женщина. При этом он превосходно владел шпагой и воевал в Семилетнюю войну, но встретить старость предпочел в платье. После его смерти медики подтвердили, что он все же был мужчиной.

Кстати, идеальный мужчина эпохи также не имел ничего общего с мужественностью в нашем понимании. Хрупкое телосложение, элегантность, маленькие руки и ноги, отсутствие лишней растительности — все это считалось обязательным для привлекательного мужчины.

Кадр из фильма «Опасные связи»

Закономерно, что однополые отношения в такой атмосфере стали обыденностью, появились даже первые клубы по интересам. Солидные мужчины в таких заведениях переодевались в женщин и встречались с поклонниками. Их называли «молли», а такие заведения — молли-хаус. Все это не мешало им быть за стенами клубов мужьями и отцами. При этом «молли» встречались не только среди аристократов, но и буржуа, и даже ремесленников, много их было и в числе домашней прислуги.

Женщины также часто выдавали себя за мужчин — не только из личных предпочтений, но и потому, что такая жизнь давала больше свободы, а также возможность получить образование и работать. Некоторые проживали всю жизнь под мужским именем и даже заводили семьи.

Скандальную известность получило дело Мэри Гамильтон. Будучи юной, она стала любовницей Анны Джонсон, а затем и вовсе стала выдавать себя за мужчину. Потом она влюбилась в Мэри Прайс и женилась на ней, причем, невеста, видимо, знала истинный пол Гамильтон. Но после свадьбы кто-то донес на Мэри Гамильтон, ее обвинили в мошенничестве, публично выпороли и дали шесть месяцев тюрьмы, а брак аннулировали.

Но однополые отношения существовали и раньше, уникальной же особенностью эпохи стала попытка придать им официальный и открытый характер.

Яркий пример — история Элеоноры Батлер и Сары Понсонби. В юности Элеонора получила монастырское образование, католическая ирландская родня хотела принудить ее к постригу, но не вышло.

В 1768 году она познакомилась с Сарой Понсонби, женщины сразу подружились, а потом решили сбежать и жить вместе. Побег удался со второй попытки. Они купили домик в пригороде Ленголлена и жили в духе идей Руссо, работая в саду и изучая труды философов. Их дом стал пристанищем богемы. Современники описывали Элеонору как мужеподобную даму в костюме для верховой езды, а Сару — как прелестную и очень женственную леди.

Кстати, сбежать со своим другом пытался и будущий король Пруссии Фридрих II. Будучи принцем, он сошелся с лейтенантом Гансом фон Катте, и решил начать вольную жизнь подальше от деспотичного отца. Такая близкая дружба породила слухи о том, что фон Катте был любовником принца. Как бы там ни было, по приказу отца Фридриха фон Катте казнили на глазах у будущего короля. Принц плакал и просил прощения у друга.

Другой особенностью эпохи Просвещения стало появление порнографической литературы. В этой связи обычно вспоминают «Опасные связи» Шодерло де Лакло и сочинения , но на самом деле таких произведений было много. Чаще всего они были анонимными и в подробностях описывали любые отношения, не брезгуя инцестом.

Очень быстро истории, которые писали для аристократического круга, стали бульварным чтивом для народа. Более того, народ ответил такими же памфлетами, где короли и высшие сановники предавались разврату со всеми подряд. Эти сочинения формировали общественное мнение и породили легенды о том, что, например, Мария-Антуанетта была окружена любовницами.

Бесконечная игра в любовь, флирт, имитация страстей, наслаждение во всех проявлениях ради того, чтобы победить скуку — все это закончится с началом Великой французской революции. Вместо скуки придет страх.