Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

История преобразований: экономические реформы СССР

История преобразований, которые прошли в СССР после войны, весьма поучительна. Мы добились огромных и бесспорных побед, но Советский Союз все-таки прекратил свое существование. Почему? Ответ на этот вопрос чрезвычайно важен для тех, кто не хочет, чтобы Россия повторила этот печальный опыт.

История преобразований: экономические реформы СССР
Фото: РИА НовостиРИА Новости

КУКУРУЗНЫЙ ВОЛЮНТАРИЗМ

Видео дня

На Новодевичьем кладбище под памятником из черного и белого мрамора покоится Никита Сергеевич Хрущев - так контрастно отобразил его роль в нашей истории . Не участвовать в репрессиях он не мог, но и не был их адептом. Его доклад на ХХ съезде поразил весь мир, хотя большинство политзаключенных уже получили свободу, шел процесс реабилитации и чистка КГБ.

Неэффективность сталинской принудительной экономики Хрущев прекрасно осознавал. Его нововведения на реформы не тянули, о возврате к рыночным отношениям речи не было, а без этого наполнить полки магазинов товарами, а кошельки трудящихся - деньгами было невозможно. Хрущев считал социализм самой эффективной экономической системой, которую он избавил от сталинских «перегибов», и обещал советскому народу к 1980 году построение «коммунизьма», добавив в термин «ь», что раболепно повторяла многотысячная пропагандистская машина. Как позднее шутил народ, партия коммунизм обменяла на ущербную Московскую Олимпиаду.

На некоторое время для быстрого развития экономики СССР хватало экстенсивных факторов: миллионы крестьян, получив паспорта, трудились на заводах и стройках, благодаря глотку свободы народ перестал бояться власти, и трудовой энтузиазм зашкаливал. Массовое жилищное строительство демонстрировало народу заботу о нем, успехи в космосе убеждали в преимуществах социализма. Правление Хрущева назвали оттепелью, подарившей нам второй Серебряный век, когда написал: «Поэт в России больше, чем поэт». Их уже не ставили к стенке, а лишь высылали, лишая советского гражданства. Самым же кровавым деянием Хрущева стало подавление в 1956 году революции в Венгрии.

Локальным нововведениям Хрущева сопутствовал успех, а что-то глобальное, за исключением жилищного строительства, он лучше бы и не начинал. В отдельные малогабаритные квартиры из бараков, подвалов, коммуналок переехали более

50 млн человек. Работа по субботам с 8 марта 1956 года сократилась на два часа, а с 1960 года - на час и в рабочие дни. Отменили плату за учебу в 9-10-х классах школ и в институтах. 20-рублевая пенсия к 1964 году возросла вдвое, что-то стали платить старикам в селе.

Особый разговор - об указе от 19 февраля 1954 года о передаче Крыма из РСФСР в состав Украины. Побывав в Крыму, Хрущев увидел разницу в восстановлении Украины и Крыма. Местное руководство сетовало на удаленность от РСФСР и считало, что вхождение полуострова в УССР было бы целесообразно. О «самостийности» никто не задумывался. В 1954 году серьезные решения принимались коллегиально, на документах о передаче Крыма в новую юрисдикцию подписи Хрущева нет. Так появилось будущее яблоко раздора между Россией и Украиной.

При Хрущеве серьезно сократились обычные войска, приоритет развития стратегических сил позволял это сделать. Для локальных войн огромной армии не требовалось. Вопрос в другом - многие демобилизованные, не имея гражданских специальностей, оказались без средств к существованию, тем более живя в изолированных военных городках. Доверие армии Хрущев потерял, не забыли ему и отставку Жукова.

Колхозы и совхозы так и не смогли накормить страну. В 1889 году на Парижской выставке пласт чернозема из Воронежской губернии демонстрировал надежность российского продовольственного благополучия. Убедил, раз получил золотую медаль, но через 40 лет коллективизация поставила все с ног на голову. Хрущев вложил миллиарды в распахивание целинных земель и кукурузизацию всей страны. Результат известен.

Апофеозом этих безобразий стала авантюра рязанского секретаря обкома А.Н. Ларионова, ради перевыполнения плана пустившего молочный скот на мясо. Он стал примером для всей страны и Героем Социалистического Труда. Но на следующий год застрелился, закрыв план на 15%.

Голодомор 30-х вынудил Сталина вернуть колхозникам часть наделов, а Хрущев их вновь отрезал - обихоженная земля заросла сорняками. В 1962 году цены на продовольствие подняли на 20%. Митинг протеста в Новочеркасске подавили войска, было много жертв. Положение лишь ухудшалось, пришлось начать закупки зерна в США и Канаде. Авторитет Хрущева стремительно падал. В октябре 1964 года соратники лишили его всех занимаемых постов.

РЕФОРМА КОСЫГИНА: ШАНС НА СПАСЕНИЕ

В октябре 1964-го в СССР к власти пришел дуумвират Брежнев - . Первый - малоспособный партиец, жизнелюб, второй - мрачноватый профессионал-производственник. Один звал в светлое будущее, а второй старался сделать светлее настоящее. Успехи Косыгина-реформатора только осложняли его прохладные отношения с Брежневым, и тот не мешал ретроградам рубить все новое. Иначе мы жили бы в другой стране, и соседи завидовали бы благосостоянию граждан самого богатого государства мира. Алексей Николаевич на партийных торжествах любил слушать песню Леньки из оперы Хренникова «В бурю»: «Конь заржал тихонечко: ты слезай, мол, Ленечка…» Не слез…

В 1962 году напечатанную в газете «Правда» статью Евсея Либермана «План, прибыль, премия», автор которой ратовал за введение рыночных отношений, председатель Госплана Алексей Косыгин раскритиковал. А став главой правительства, в тандеме с харьковским экономистом в 1965 году начал реформы. Евсей Григорьевич в 1937 году был репрессирован, но через пару лет по амнистии освобожден. Желания преобразовать экономику не утратил, опубликовал монографию «Хозрасчет машиностроительного завода». Он мечтал спасти предприятия от командно-бюрократической системы и планов «по валу». Либерман ратовал за приоритет стоимости реализованной продукции, предоставление самостоятельности директорам и установление неподконтрольных Центру прямых связей. Распоряжение оборотными средствами позволило бы стимулировать работников за качественный труд деньгами, а не вымпелами и знаменами.

Неизбежная конкуренция стала бы двигателем прогресса. Механизм, предложенный Либерманом, должен был вводиться постепенно и безболезненно для населения, не как при шоковой терапии 90-х - одиннадцатью постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР в течение четырех лет.

В первую очередь ликвидировали остатки хрущевских совнархозов, вернулись к министерствам и ведомствам. Директивные показатели сокращались с 30 до 9 - чиновники были просто в ужасе. Закупочные цены в сельском хозяйстве повышались в 1,5-2 раза, стимулировались закупки сверхплановой продукции, уменьшались налоги. Действовала схема, проверенная временем: хочешь роста экономики - снижай налоги и необязательные бюджетные траты, включая расходы на оборону, силовиков, бюрократию. Это и сгубило реформы Косыгина - Либермана.

Несмотря на объективные и субъективные трудности, восьмую пятилетку назвали золотой. Построили ВАЗ, КамАЗ, Останкинскую телебашню. Получать квартиры начали при Хрущеве, а вот обставлять их новой мебелью, телевизорами, холодильниками - при Косыгине. Среднегодовые темпы роста национального дохода составили 6,1%. Объем промышленного производства вырос на 50%. Основным фактором роста экономики стало повышение производительности труда.

Консервативная часть Политбюро всегда боролась с реформами, самой одиозной была тройка - Подгорный, Тихонов, . И своего часа они дождались, когда в 1968-м рвануло в Праге. Пражскую весну давили танками, а преобразования свели на нет, хотя официально положения о реформе даже вошли в Конституцию 1977 года. Косыгин в 1971 году, беседуя с премьером Чехословакии Штроугалом, сказал: «Ничего не осталось, все рухнуло. Все работы остановлены. Людей... уже отстранили, и я ничего не жду». Поступления от экспорта нефти с пущенного в эксплуатацию Самотлорского месторождения пошли на развитие ВПК, создание тысяч танков и ракет, ставших в 90-х ненужным металлоломом. На оборонных предприятиях первым тостом был: «Кто нас балует, кретинов, - Дмитрий Федорович Устинов». Истраченные миллиарды не сохранили ни СССР, ни КПСС…