Невероятные приключения шотландца в России

Александр Лесли прославился на службе у Романовых. В Москву он приехал из Шотландии, а русский язык выучил только под конец жизни.
Невероятные приключения шотландца в России

Александр Лесли, он же Авраам Ильич Лесли, прославился на службе у Романовых. В Москву он приехал из Шотландии, а русский язык выучил только под конец жизни.

My heart in the Highlands

Европа в XVII-м веке воевала много и обильно. Войны шли на юге и на севере, на западе и на востоке, а потому везде всегда требовались наемники — умелые воины, готовые сражаться за деньги. Восточную Европу наводнили профессиональные солдаты из Франции, Испании и особенно Шотландии.

Шотландцы охотно поступали на польскую и шведскую службу, но встречались они также в рядах Османской армии. Ряд исследователей полагают, что шотландцев ценили за доблесть в бою и относительную дешевизну. Нанять отряд выходцев из этого региона можно было за небольшую цену, но потраченные деньги с лихвой окупались в бою.

На шведской службе в XVII-м веке прославились двое шотландцев — Роберт Дуглас и Александр Лесли. Удивительно, что на русской службе в середине XVII-го века тоже состоял человек по имени Александр Лесли. Представитель того же рода, что и шведский полководец, однако лишь дальний его родственник.

Русского Лесли солдаты называли Александром Ульяновичем. Позже он принял православие и взял себе имя Авраам Ильич Лесли. Про этого человека известно не так много, как хотелось бы.

Родился он в Шотландии, а затем, видимо, примкнул к одному из наемных отрядов, ушедших на восток. Исторические источники впервые упоминают его имя в 1616-м году. Он воевал в составе польской армии под Смоленском. Отряд Лесли попал в окружение и вынужден был сдаться Дмитрию Черкасскому. И тогда шотландец предложил воеводе свои услуги. Так он в первый из трех раз оказался на русской службе. Ненадолго.

В 1617-м полякам удалось снять осаду Смоленска, след Лесли в этот момент теряется и находится только пару лет спустя, причем в Стокгольме. Шотландцу, видимо, не слишком понравилось в Московском царстве, и он нанялся на службу к шведскому королю. Вероятно, по протекции другого Александра Лесли, того, что уже лет десять как состоял в армии Густава Адольфа III.

Впрочем, в Москву он еще вернется. В 1630-м Лесли был направлен в Россию как член шведской дипломатической делегации. Речь там шла о торговле, и зачем в этом посольстве нужен был шотландец — непонятно. Судя по всему, он не сильно мог помочь в переговорах, ибо знал от силы несколько русских слов, но память о себе оставил хорошую. Лесли удостоился личной аудиенции царя Михаила Федоровича и получил повторное приглашение на русскую службу, которое принял.

Герб клана Лесли и девиз Grip Fast — быстрая хватка

Александр Ульянович

Этот переход был как нельзя кстати. Уже в августе 1632-го Александр Лесли был отправлен в поход на Дорогобуж. У русских войск там было сразу два командующих. Лесли и воевода Федор Сухотин. Военачальники, видимо, не ладили. До Дорогобужа они добирались почти два месяца, осаду начали с опозданием, дав неприятелю возможность укрепиться, и упустили стратегическую инициативу для последующего наступления на Смоленск. В итоге, правда, Лесли и Сухотин примирились, город был взят, а войска двинулись к Смоленску.

На Смоленской войне (1632−1634) Лесли проявил себя во всей красе. Будучи старшим полковником, он командовал сразу тремя наемными полками под началом воеводы Михаила Шеина, вот только Смоленск оказался слишком крепким орешком. Город не удалось взять сходу, а осада затянулась.

Ситуация осложнялась тем, что польские подкрепления легко могли бы отбросить русскую армию, а их подход был вопросом времени. В результате осада превратилась в полноценную войну, где нападавшим приходилось обороняться не реже, чем польскому гарнизону Смоленска. Особую опасность для русских войск представляли внезапные атаки элитной польской конницы — летучих (или крылатых) гусар.

Лесли одним из первых научился противостоять таким налетам. Его отряды рыли окопы с кольями, а в случае лобового столкновения в авангард быстро перебрасывались пикинеры — самое эффективное оружие против кавалерии.

Впрочем, осада Смоленска для самого Лесли кончилась скверно. 2-го декабря 1633-го он прямо на военном совете поссорился с другим командиром наемного отряда — полковником Томасом Сандерсоном.

Лесли обвинил его в предательстве. Якобы Сандресон принял золото от поляков и помог тем проникнуть в тыл русских войск. Ссора закончилась перепалкой, во время которой Лесли застрелил Сандерсона. Михаил Шеин порыв шотландца не оценил, остаток компании Лесли провел под арестом.

Через полгода Шеин вынужден был капитулировать. После возвращения в Москву Лесли был освобожден царским указом. Была, впрочем, и плохая новость. Шотландца, как и всех иностранцев, уволили со службы и выслали из страны.

Авраам Ильич

Удивительно, но 13 лет спустя шотландец вновь оказался на русской службе. На этот раз по личному приглашению Алексея Михайловича. Больше того, Лесли был произведен в генералы. Это событие довольно любопытное.

Дело в том, что шотландец оказался первым человеком в истории России, получившим этот чин. Алексей Михайлович рассчитывал на помощь Лесли в формировании полков нового строя. Наемник, к тому времени, существенно подтянул русский язык, и царь планировал поручить ему создание регулярной армии. Вот только идея полков нового строя в итоге претерпела изменения.

Регулярной армией они так и не стали, превратившись в профессиональные воинские отряды наемников. Эта идея пришлась не по душе русским воеводам и боярам. В 1652-м году в Москве прошел церковный собор, на котором все иноземцы были обвинены в кощунстве.

Им инкриминировалось неуважение к православию и православным обычаям и даже осквернение церквей. Лесли, как наиболее заметный из иностранцев, был арестован стрельцами, причем, как оказалось позже, без ведома царя.

На некоем импровизированном судилище ему предъявили совершенно удивительные обвинения: плюнул на алтарь в православной церкви, стрелял из пистоля в крест, заставлял русских слуг есть собачье мясо, причем в пост. Жену Лесли и вовсе обвинили в том, что она топит печь иконами. Разумеется, у всех этих «деяний» нашлись свидетели.

Лесли не избежал бы смерти, если бы не вмешательство царя. Алексей Михайлович нашел способ решение проблемы, предложив шотландцу и его людям принять православие. Лесли согласился, а после крещения взял себе имя Авраам Ильич. Инцидент был на этом исчерпан.

Недовольные бояре отпустили Лесли, а самому генералу пожаловали в дар 23 тысячи рублей. Все его офицеры, принявшие православие, были пожалованы дворянством и получили в дар земельные наделы. После этого служба шотландца при русском дворе шла уже без проблем и трудностей.

В 1654-м шотландец сопровождал Алексея Михайловича в очередном походе на Смоленск. На этот раз город удалось взять, а Лесли был назначен его комендантом. Здесь он и умер девять лет спустя, немного не дожив до окончания новой русско-польской войны.

Комментарии
Комментарии