«Купчиха за чаем» Кустодиева

Борис Кустодиев любил жизнь – сочные краски, вкусную еду, дородные формы.
«Купчиха за чаем» Кустодиева

«Русский Рубенс» Борис Кустодиев, чьи картины в разные времена поворачивали то в защиту купеческого сибаритства, то против, на самом деле, просто любил жизнь – сочные краски, вкусную еду, дородные формы. Аж дух захватывает, если представить изображенное наяву. При этом жизнь самого Бориса Михайловича была далека от созданного им образа. Свои самые известные полотна он писал по памяти: прикованный к постели, он не мог выезжать на пленэры или искать натуру по городам и весям страны, которая, кстати сказать, была в революционном чаду.

Сюжет

На балконе, с которого открывается вид на провинциальный ампир, за чаепитием восседает купчиха. Телом белая, лицом пригожая. Сытая жизнь. Кот рядом раздобревший. Стол ломится, а арбуз соперничает крутостью боков с самоваром. Женщина пьет чай в дорогом парчовом платье с глубоким декольте. Ее сахарные плечи — еще одна сладость на этом празднике жизни. За ее спиной виден другой балкон, где точно так же купеческая семья распивает чай.

Кустодиев выписал идеальный образ «третьего сословия». Купчиха — натуральная красавица, образ которой сложился в фольклоре, а в XIX веке нашел отражение в героинях Островского и Лескова. Движения ее плавны и неторопливы — в таком же ритме живет и провинциальный город.

Русские женщины, в том числе и купчихи, были частыми героинями кустодиевских работ. Представали они в разных антуражах, позировали для них нередко дворянки с менее пышными формами. Борис Михайлович выписывал саму Русь, правда, время, когда он это делал, уже не соответствовало выбранному образу: на смену дородным кормилицам пришли худосочные революционерки.

Контекст

На дворе стоял 1918-й год. Денег не было, еды тоже — окаянное время. Кустодиев уже тяжело болел, и все тяготы несла на себе его жена Юлия Евстафьевна. По воскресеньям она ходила пилить дрова, платили ей, как и другим чернорабочим, — дровами.

«Живем мы здесь неважно, холодно и голодно, все только и говорят кругом о еде да хлебе… Я сижу дома и, конечно, работаю и работаю, вот и все наши новости. Стосковался по людям, по театру, по музыке — всего этого я лишен», — писал художник театральному режиссеру Василию Лужскому.

Для «Купчихи за чаем» Кустодиеву позировала соседка по дому баронесса Галина Адеркас. В жизни студентка-первокурсница обладала значительно меньшими формами, однако художник считал, что красивой женщины должно быть много — худые на творчество не вдохновляли. Его даже называли русским Рубенсом за пышнотелых, дородных женщин, «Волжских Данай».

Картина условно делит зрителей на два лагеря: одни считают ее ироничной, другие — ностальгической. Первые утверждают, что Кустодиева писал карикатуру на купеческое сословие, вторые — что русский Тициан вложил в это полотно переживания о судьбе Родины, крушении традиций и разочаровавших итогах революции.

Судьба художника

Борис Кустодиев учился у Ильи Репина. Будучи студентом Петербургской академии художеств, именитый мастер предложил ученику поработать над «Торжественным заседанием Государственного совета 7 мая 1901 года».

В академии и сразу после ее окончания Кустодиев считался портретистом. Однако вскоре художник переключился на сюжеты, близкие к фольклору. Он много ездил по России, наблюдал ярмарочную кутерьму, жизнь купцов и простых людей. Все увиденное в дальнейшем станет основой шедевров.

Самые известные свои полотна Кустодиев написал, будучи прикованным к кровати. «Замыслы, один другого заманчивее, так и теснились в голове, — писал Кустодиев — Руки работают. А ноги… Что ж, для работы они не особенно нужны, можно писать и так, сидя в инвалидной коляске».

В 34 года у него обнаружили опухоль спинного мозга. Операции результата не дали, и последние 15 лет жизни художник был вынужден работать лёжа.

Комментарии
Комментарии