Легион против фаланги: битва при Киноскефалах

Сражение Второй Македонской войны, решившее судьбу всего Балканского полуострова.
Легион против фаланги: битва при Киноскефалах

В 197 году до н.э. на поле сражения в Фессалии состоялось генеральное сражение Второй Македонской войны, предопределившее судьбу не только Македонии, но и всего Балканского полуострова. Талантливый римский военачальник Гай Фламинин сразился с македонским царем Филиппом V.

Помимо впечатляющего политического значения, битва при Киноскефалах интересна как первое крупномасштабное столкновение двух военных «школ» - римской и македонской, которые серьезно различались тактикой, вооружением и методами ведения боя.

Победителей не судят

К началу II века до н. э. Римская республика без сомнения стала сильнейшим государством Средиземноморья. Соседи на востоке ревниво следили за успехами римского оружия во время Второй Пунической войны, а после победы римлян стали всерьез опасаться за свою независимость.

Речь идет, прежде всего, об эллинистических монархиях, наследницах империи Александра Великого, Македонии и державе Селевкидов. И как показала история, опасались они не зря: в это время в римском сенате взяла верх партия сторонников дальнейшего расширения римского мира на восток.

Для эллинов положение усугублялось тем, что государства Балканского полуострова и Малой Азии переживали не лучшие времена: верховная власть была ослаблена, полисы раздирали противоречия между олигархией и демократическими движениями, переходившие в гражданские войны.

Македония давно утратила величие и мощь времен Александра Великого, как и контроль над большей частью Греции, где сформировались две крупные коалиции — Этолийский и Ахейский союзы, которые постоянно воевали то друг с другом, то с прочими соседями.

Новый Александр?

Царем Македонии к началу новой войны с римлянами был Филипп V, который в отличие от своих предшественников имел не только амбиции, но и талант к их осуществлению.

За 20 лет своего правления он сумел существенно расширить зону влияния своей монархии, а в разгар войны Рима с Ганнибалом Филипп выступил на стороне последнего, но не сумел одолеть союзников Рима на Балканах и оказать какую-либо существенную помощь Ганнибалу. В 205 году был заключен мир, который стал прологом к новой войне.

После окончательного разгрома Ганнибала и Карфагена, многие римские сенаторы планировали всерьез взяться за восточных соседей и, прежде всего, отомстить македонскому царю.

Однако римский народ был категорически против новой полномасштабной войны — еще были слишком свежи воспоминания о войне с Ганнибалом, но сенаторы «партии войны» угрозами, подлогом и уговорами сумели склонить народ на свою сторону. Оставалось только найти повод.

Из локальной войны в тотальную

Филипп в это время вел очередную войну с греческими полисами — Родосом и Пергамом. Города стремились перенести войну в Балканы, чтобы увести Филиппа подальше от своих стен и устранить угрозу торговле. Афиняне горячо поддержали идею борьбы против македонского «тирана», однако этолийский союз не стремился вступать в войну.

Тогда родосцы и пергамцы обратились за помощью к римлянам, формально мотивируя вступление Рима в войну тем, что Филипп нарушил условия перемирия — якобы македонские войска опустошают поля греков при попустительстве царя. Греки рассчитывали использовать римлян в своих интересах, но в конечном итоге жестоко просчитались.

Римские послы предъявили ультиматум с заведомо невыполнимыми требованиями, согласиться с которыми Филипп никак не мог. И в начале 200 года до н. э. война была объявлена. На Балканы были переброшены 3000 ветеранов. Еще 1000 солдат отправились в Афины для обеспечения безопасности Аттики. Фактически, кампания 200 года прошла без каких-либо активных действий с обеих сторон.

Филипп стремился разделаться с противниками из числа греков, а римляне были заняты выяснением обстановки и формированием прочной коалиции сил против македонян. На стороне Рима выступили этолийцы, ахейцы, иллирийцы и другие. Селевкидский царь Антиох сохранил нейтралитет, что было на руку римлянам.

Новый Сципион Африканский?

В 198 году до н. э. на Балканы прибывает Тит Квинкций Фламинин — только что он был избран консулом и отправлен в Грецию. Тит Фламинин был талантливым и амбициозным политиком и полководцем. Он прошел Ганнибалову войну, где приобрел обширный военный опыт, затем стал квестором, а в 198 году он был избран консулом (ему тогда было чуть больше 30 лет, хотя возрастной ценз для занятия должности консула был 43 года).

Филипп, положение которого становилось все более тяжелым, предложил переговоры о мире. Тит Фламинин неожиданно согласился — никто не гарантировал полководцу консульскую должность на следующий год, а завершение войны на выгодных условиях вполне устроило бы и сенат и самого Фламиния.

В очередной раз Филиппу были предложены неумеренные условия мира и переговоры, продолжавшиеся значительную часть года, закончились ничем.

Развязка близится

Решающее сражение произошло на следующий 197 год до н. э. За зиму Филипп постарался мобилизовать максимум сил, чтобы на поле боя разгромить главные силы римлян и их союзников. Это позволило бы изменить баланс сил в свою пользу — греки явно будут потрясены разгромом лучшей армии мира и дважды подумают, прежде чем сопротивляться войскам македонского владыки.

Тит Фламинин так же был не против генерального сражения — чтобы не затягивать войну было гораздо проще разгромить силы противника в поле, ведь кто знает станет ли он консулом в следующем году?

Войска противников встретились в Фессалии и некоторое время продвигались параллельными курсами вдоль гряды каменистых холмов, называемых Киноскефалами (по-гречески «собачьи головы») — Филипп по северной стороне, Тит Фламинин по южной. Армии расположились лагерем у Меламбии (Филипп) и Фетидия (Тит Фламинин). Ночью была гроза с ливнем, а утром выпал плотный туман.

Силы сторон

Тит Фламинин имел в своем распоряжении 2 легиона с отрядами союзников — всего 5000 тысяч застрельщиков и легких пехотинцев, 12 000 линейной пехоты и 2400 всадников-италиков.

К римской армии так же присоединился отряд этолийцев — 6000 легкой пехоты и 500 превосходных легких конников. Итого под командованием Тита Флавиния было около 26 000 человек.

Примерно такое же по численности войско сумел собрать и Филипп V, ядром которого была фаланга сарисофоров (16 000 чел.), вооруженных 6-метровыми копьями. Фланги прикрывали отряды пельтастов (3500 чел.) — воинов, вооруженных, большим щитом-пельтой, коротким копьем и удобным для рубки мечом-махайрой. Легкая пехота состояла из отрядов фракийцеви иллирийцев (всего 4000 чел.) с луками и дротиками.

В кавалерии Филипп несколько уступал противнику количественно (2000 против 3000), но никак не качественно. Кроме того, римляне сосредоточили на поле боя 20 слонов, переброшенных из Африки.

Манипула против фаланги

Столкновение македонской и римской армии при Киноскефалах представляло собой столкновение двух военных моделей, одна их которых уже несколько столетий господствовала на полях Эллады, а другая только народилась, но уже являлась совершенно особым случаем развития тактики и организации.

Войско Филиппа было классической эллинистической армией (разве что не доставало кавалерии) — прямой последовательницей армии Александра Македонского. Основной принцип фаланги — сомкнутое движение вперед. Фаланга могла только наступать, причем, исключительно на ровной местности, чтобы не возникло разрывов в строю.

Основным оружием фалангита было длинное копье-сарисса, вспомогательным оружием служил меч ксифос. Построение фаланги было очень тесным — так, чтобы задние ряды давили на передние, усиливая натиск, а по фронту фаланга представляла собою лес копий — перед каждым фалангитом ощетинивалось не менее пяти сарисс.

Фаланга наносила страшный таранный удар всей своей массой так, что лобовое столкновение фаланг представляло собою ужасающее зрелище.

Главным минусом фаланги было отсутствие гибкости — любой разрыв фронта мог привести к катастрофе, не говоря уже о ее беззащитности при ударе во фланг или тыл.

Теоретически, минусы фаланги нивелировала военная организация Александра Великого, при котором, фланги фаланги прикрывались отрядами гипаспистов (впоследствии пельтастов) и превосходной конницей, которая легко опрокидывала вражеские фланги, устраняя угрозу для фаланги.

Однако, Филипп при Киноскефалах не имел решающего превосходства в кавалерии, а действия фаланги затруднялись холмами, разделявшими противников.

Римская военная организация, в отличие от македонской, была куда более гибкой: легион был разделен на 30 манипул (120 или 60 человек), каждая из которых представляла собой отдельную боевую единицу. Строй римских легионеров был значительно менее плотным — на одного легионера приходилось два фалангита, а манипулы могли свободно менять свое положение в построении в соответствии с планом командующего.

Фаланга была рассчитана на один мощный единовременный удар, построение легиона наоборот было «эшелонировано»: первая линия манипулов состояло из новобранцев-гастатов, вторая из ветеранов-принципов, третья из наиболее опытных солдат триариев.

Интересно, что огромный шаг в развитии римской тактики произошел в ходе второй Пунической войны, когда римская армия от фаланги перешла к расчлененному боевому порядку. Легионеры вооружались коротким мечом-гладиусом, большим овальным щитом, который прикрывал большую часть тела легионера, и облачались в облегченные панцири (гастаты) или кольчуги (принципы).

В бою легионеры наносили колющие удары гладиусом, нанося страшные раны своим врагам. В целом, сила римской армии заключалась в исключительно высоком уровне организации и дисциплины, что позволило перейти к более сложному манипулярному строю. Кавалерия значительной роли в римской армии не играла.

Будущее туманно

Ни одна из сторон не знала точного расположения противника. Филипп отправил к Киноскефалам разведывательный отряд (1000−2000 человек), а большую часть войска он отправил заготавливать провиант, не рассчитывая в этот день на крупное сражение.

Тит Фламинин так же решил провести разведку и отправил небольшой отряд (1300 человек) к холмам. Отряды заметили друг друга только тогда, когда столкнулись вплотную — туман еще не рассеялся и видимость близилась к нулевой. Завязалась стычка, в которой македоняне одержали верх.

Однако Тит Фламинин послал своему отряду подкрепление (1500 этолийцев), с которым римляне сумели разбить македонский отряд. Но тогда командир этого отряда обратился уже к Филиппу, который прислал на помощь еще более внушительный отряд (3000−5000 чел., вся кавалерия). Римляне были смяты.

Бой главных сил

Теперь Филипп решил атаковать римлян основными силами и, перевалив через Киноскефалы, навязать им бой. Во главе правого крыла (14 000 чел.) он отправился на гребни холмов. Тит Фламинин так же не планировал в этот день решающего сражения, но вывел из лагеря легионы и отряды этолийцев, построил их и во главе левого крыла (14 000 чел.) бросился на помощь своему авангарду.

Македонский авангард подался назад, но в это время с вершин холмов уже спускалось правое крыло македонян — дело в том, что левое крыло шло как бы вторым эшелоном, так как слева холмы были труднопроходимы. Весь авангард Филипп отправил на правый фланг своего отряда, так как слева должны были развернуться остальные силы македонской армии.

Тит Фламинин во главе левого крыла решительно бросился вперед. Ощетинившись копьями наступала и македонская фаланга. Римляне врубились в ряды фалангитов и… были отброшены. Регулярная македонская фаланга оказалась не по зубам римским солдатам. Левое крыло римлян подалось назад, затем все активнее стало отступать. Казалось, что вот-вот и все будет кончено.

Но Тит Фламинин не растерялся — он обратился со своим правым крылом против левого крыла македонян, которое только-только начало спускаться на равнину и не успело еще построиться. Фалангиты Филиппа, увидев слонов и всю массу римской пехоты, не приняли боя и бросились бежать.

В то время пока основная масса правого крыла бросилась за отступающими македонянами, 20 манипулов атаковали фалангу Филиппа в тыл. Тут-то и сыграло свою роль отсутствие гибкости у фаланги — Филипп не сумел оперативно развернуть часть своей фаланги против угрозы с тыла (хотя технически такое было вполне возможно), так как был слишком увлечен погоней за отступающим крылом римской армии.

Фаланга остановилась, а затем была разгромлена контратакой левого крыла римлян. Началась резня, македонский царь чудом спасся.

Горе побежденным!

Античный историк Полибий сообщает о 8 тысячах убитых и 5 тысячах пленных среди македонян. По его же словам, римляне потеряли не более 700 человек убитыми. И хотя потери римлян, вероятно, занижены, а македонян, наоборот, завышены, тот факт, что вскоре после битвы при Киноскефалах Филипп запросил мира и фактически сдался на милость победителю, наглядно свидетельствует о том, что разгром македонян был полным.

Битва при Кеноскефалах стала «боевым крещением» римских легионов против эллинистической фаланги, где достаточно ясно проявились все достоинства и недостатки обеих военных систем, но очевидным фаворитом из этой схватки вышел римский манипулярный строй, который с разными изменениями будет господствовать в римской армии до IV века н. э.

Македония по результатам второй Македонской войны была низведена на уровень небольшой региональной державы, пока не превратилась в римскую провинцию после Третьей Македонской войны (171−168 гг).

Тит Фламинин объявил об «освобождении Греции» и справил триумф в Риме. Филипп хотя и остался царем Македонии, тем не менее, обязался все внешнеполитические акции согласовывать с Римом и содержать армию не более 5000 человек.

Комментарии
Комментарии