Карлики при дворе российских императоров

Их могли женить на потеху гостям в ледяном доме или устроить им комическую похоронную процессию.
Карлики при дворе российских императоров

Но жизнь шута при дворе все-таки была лучше, чем у простого крепостного – карлики могли получить свободу, официально устроиться на службу и жить самостоятельно.

Первые карлики при дворе

Впервые карлики при дворе в России появились во время правления Алексея Михайловича. Однако по-настоящему они вошли в моду лишь в эпоху Петра I. Это не случайно — будущий император был большим поклонником европейской культуры, где традиция держать на службе карлика-шута существовала уже многие века. К тому же Петр увлекался анатомией и разного рода природными аномалиями. Во время своей поездки в Европу он с интересом рассматривал анатомический кабинет профессора Рюйша, полный так называемых «уродов» — именно он лег в основу коллекции Кунсткамеры. Первых двух карликов десятилетний Петр получил в подарок от брата Федора и назвал их Комар и Сверчок.

Русские императоры держали при дворе карлов в качестве шутов или просто показывали их гостям как некую диковину. Некоторые из них были официально устроены, получали жалованье, создавали семьи и жили отдельно. Обзаводились карликами и приближенные Петра — например, князь Александр Меншиков подарил своим дочкам по карлице.

«Потешная» свадьба карликов в 1710

Большая свадьба маленьких людей

У императрицы Екатерины была личная карлица Прасковья Федоровна. В 1710 император задумал выдать ее замуж за своего любимого карла Якима Волкова, того самого Комара. Петр I намеревался попробовать «разводить» карликов в России, а заодно и повеселиться на свадьбе вместе с четой герцогов Курляндских. Император издал специальный указ, по которому всех карликов, живущих в имениях дворян, нужно было нарядить и прислать в Москву и Петербург.

Датский посланник в России Юст Юль делился впечатлениями о празднике: «Выпито было семнадцать заздравных чаш, из коих каждая приветствовалась тринадцатью пушечными выстрелами… По окончании обеда в залу внесли два пирога; один поставили на стол, за которым сидел я, другой к новобрачным. Когда пироги взрезали, в каждом из них оказалось по карлице. Обе были затянуты во французское платье и имели самую модную высокую прическу. Та, что лежала в пироге на столе новобрачных, поднялась на ноги, и, стоя в пироге, сказала по-русски речь в стихах».

Русский историк, основатель журнала «Исторический вестник» Сергей Шубинский описывает свадьбу Якима и Прасковьи: «Праздник кончился пляской, в которой принимали участие только карлы и карлицы. Петр усердно подпаивал новобрачных и затем сам отвез их домой и при себе велел уложить их в постель». Задумка императора не удалась: Прасковья забеременела, но скончалась во время родов. А овдовевший Яким начал пьянствовать, распутничать и вскоре умер. В его честь Петр устроил комическую процессию с крошечными санями и гробом, маленьким попом и процессией из карликов.

Диего Веласкес «Портрет придворного карлика дона Себастьяна дель Морра»

Свадьба в ледяном дворце

Большой любительницей карликов была и Анна Иоанновна. Она решила последовать примеру Петра I и устроить свадьбу карлицы Авдотьи Бужениновой с придворным Михаилом Голицыным, разжалованным за в шуты за женитьбу на итальянке и отступничество от веры.

Для праздника на Неве был выстроен целый ледяной дворец, в котором новобрачным предстояло провести всю ночь — императрица заявила, что их согреют «горячие объятья». Находчивая невеста подкупила солдат, которые их охраняли, попросив передать теплую одежду — молодым удалось не умереть от холода.

Карлик фаворита

Платон Зубов, последний фаворит императрицы Екатерины II, светлейший князь, держал в имении карлика Ивана Якубовского. Иван написал мемуары, где простым и далеким от литературного языком рассказывает о быте императорского двора. Например, он описывает, как Александр I, узнав о вторжении Наполеона, в расстроенных чувствах искал уединения в полном гостей доме.

Карлик отвел его в детскую, но и там императору не удалось побыть одному. Во время войны 1812 года многие имения дворян были разграблены. Иван описывает, как расстроился Платон Зубов, когда узнал, что библиотека, подаренная ему императрицей, разорена.

Комментарии
Комментарии