«Монах» Мэтью Грегори Льюиса

То, что мы теряем, всегда кажется нам самым дорогим.
«Монах» Мэтью Грегори Льюиса

Мэтью Грегори Льюис — видный политик и талантливый писатель. В России он известен благодаря своему роману «Монах», в Великобритании — благодаря сборникам рассказов и дипломатической работе.

Некоторое время Льюис работал в Нидерландах, где закончил и впервые издал свой знаменитый роман. После возвращения на родину заседал в британском парламенте, водил дружбу с Байроном, Скоттом и Шелли, а умер на обратном пути с Ямайки, где внедрил новейшие методы ведения хозяйства (среди прочего, именно он отменил рабство на острове).

Жажда творчества и надежда быть полезным обществу в равной мере сочетались в этом человеке.

Мы публикуем цитаты из главного романа Мэтью Грегори Льюиса в надежде, что вы прочтете «Монаха» до конца.

— Стыд и позор трусливой душе, у которой не хватает отваги быть либо верным другом, либо честным врагом!

— Автор, хорош он, или плох, или как раз посередине, — это зверь, на которого охотятся все, кому не лень. Пусть не все способны писать книги, но все почитают себя способными судить о них.

— Для тех, кто дерзает, невозможного нет.

— Стыд и позор трусливой душе, у которой не хватает отваги быть либо верным другом, либо честным врагом!

— С тех пор как он утратил добродетель, сохранение ее видимости обрело для него особую важность.

— Человек рожден для общества. Как ни далек он от мира, он не способен совсем его забыть, а быть забытым миром для него не менее невыносимо.

— Жалость — чувство столь естественное для женской натуры и так с ней гармонирующее, что в женщине оно не кажется особой добродетелью, но вот отсутствие его — тяжкий порок.

— Горячка страсти миновала, и у него теперь было время подмечать каждый пустячный недостаток. А там, где их не было, их ему рисовала пресыщенность.

— Сочинительство — это мания, победить которую никакими доводами невозможно.

— То, что мы теряем, всегда кажется нам самым дорогим.

— Стыд и раскаяние более его не терзали. Постоянные повторения приучили его к греху, и грудь его стала неуязвимой для угрызений совести.

Комментарии
Комментарии