Неприкосновенное

«Наказав розгами, совершил преступление»: когда в Российской Империи перестали пороть чиновников.
Неприкосновенное

В мае 1870 года в Туле правитель канцелярии губернатора Плахов приказал высечь розгами своего писца Оранжева за неявку на службу. Стараниями жандармов скандальное дело вскоре стало уголовным. Однако закона, карающего за порку подчиненного, в Российской Империи не существовало, и дело дошло до высшей судебной инстанции — Правительствующего сената.

20 марта 1871 года Правительствующий сенат, высшая судебная инстанция Российской Империи, закончил рассмотрение простого на вид, но достаточно сложного с точки зрения действующего законодательства дела коллежского асессора Петра Александровича Плахова, обвиняемого в отдании приказа выпороть розгами обер-офицерского сына, писца канцелярии тульского губернатора восемнадцатилетнего Григория Яковлевича Оранжева.

Документы дела рисовали красочную картину нравов, бытовавших тогда в среде государственных служащих. Обстоятельства происшествия, рассказанные на следствии Оранжевым, выглядели следующим образом:

29-го Апреля Губернатор, собираясь уезжать в Петербург, подарил чиновникам своей канцелярии несколько пар платья, из коих ему достались пальто и брюки.

По тем временам это был весьма ценный подарок, поскольку строительство, как тогда говорили, приличного пальто было не по карману не только писцам, но и многим чиновникам, что подтверждалось поведением жены Плахова.

30-го Апреля,— говорилось в документах,— Губернатор с Плаховым уехал, a 1-го Мая он, Оранжев, не явился на службу. В тот же день жена Плахова явилась к его квартирной хозяйке, Знаменской, и отняла пальто и брюки. 4-го Мая приезжал Плахов и, узнав от чиновников, что он, Оранжев, не был два дня на службе, велел ему прийти к себе в тот же день в 5 часов; там он ругал и бил его по щеке и животу, и затем отправился вместе с ним на квартиру его, Оранжева; там Плахов, чиновник Губернского Правления Сидоров и семинарист Говоров повели его в баню, где и начали сечь розгами; сколько дали ударов, не помнит; при этом присутствовал Плахов, приказывая бить побольнее. Затем его заперли в холодной комнате, где продержали до 6-го Мая, после чего он явился в канцелярию.

Случись подобное хотя бы десятью годами ранее, все бы только одобрительно рассказывали друг другу, как правитель губернской канцелярии лихо держит подчиненных в ежовых рукавицах. Но с тех пор в Российской Империи случилось много перемен!

Комментарии
Комментарии